Бидон и Харя

В день, когда американские войска покинут Европу, на старом континенте образуется несколько новых рек. Во Франции и Германии — из шампанского, в Польше — из слёз.

Однако произойдёт это ещё не скоро. Во всяком случае, не при президенте Байдене. Надо заметить, некоторые в Европе считали, что существует пусть микроскопический, но шанс спровоцировать Трампа на выход Америки из НАТО. На мой взгляд, это был самообман. А уж с Байденом сей номер точно не пройдёт. Зато с ним гарантированно пройдёт целый список других номеров, поэтому европейцы более чем довольны итогами американских выборов.

Разумеется, я имею в виду истеблишмент и прессу. Народ в Европе, насколько я могу судить, болел скорее за Трампа, равно как избиратели в самой Америке. К народу примкнули несгибаемые правые, включая Вацлава Клауса, заявившего, что Трамп был последней преградой на пути построения в США социализма. Теперь над павшей преградой глумятся по обе стороны океана, объясняя, что это Трамп подорвал доверие человечества к институту выборов (больше всего мне понравилась публикация в «Уолл-стрит джорнэл», в которой утверждается, что за Кеннеди тоже голосовали кладбища, и что для приличного человека это не повод оспаривать результаты голосования). В общем, всё в рамках долгосрочной политики «Make America a Colony Again».

Русскоязычные СМИ и блоги избрали противоположную позицию. Если не ошибаюсь, в нашем богоспасаемом отечестве Байдена поддерживали исключительно статусные оппозиционеры, давно и официально работающие плевательницами для доброго русского народа. Те, у кого на лбу нет надписи «Плювать сюды», в большинстве своём темпераментно сражались за Трампа. Соответственно и тон их публикаций по мере прояснения итогов битвы становился всё более апокалиптическим.

В связи с предстоящим воцарением Сонного Джо люди пророчат Америке тотальную деиндустриализацию, повальную наркотизацию, чёрный террор, красный террор, гендерный террор, гражданскую войну, геноцид белого населения, обвал доллара, отмену доллара, обмен ядерными ударами с РФ, переход мировой гегемонии к Китаю и т.д. и т.п. Мне кажется, ближе всех к истине дамы, которые глубоко сожалеют, что в новостях больше не будет появляться Мелания Трамп — подлинная икона стиля. Джилл Байден очаровательная женщина, но это учительница, а не модель, и у неё нейтральный, консервативный гардероб. Думаю, в реале смена стиля первой леди — это и есть самая большая перемена, которая ожидает Соединённые Штаты по итогам выборов.

Впрочем, исторический опыт учит нас, что на посту главы американского государства католики долго не живут, поэтому не исключено, что в обозримом будущем президентское кресло займёт Камала Харрис, получившая на праймериз в Демократической партии 1% голосов (герой Кевина Спейси в «Карточном домике» в аналогичной ситуации заметил: «Демократию так переоценивают»). В таком случае перемены могут оказаться более радикальными — на протяжении своей карьеры Харрис носила и сари, и радужное платье LGBT, и даже деловой костюм в сочетании с кедами.

Кстати, на днях я где-то прочитал, что её род происходит из тамильской части Индии, принадлежит к высшей касте и насчитывает около тысячи лет (по официальной версии). С тех пор, услышав имя Камала, я невольно вспоминаю строку Гребенщикова «У неё такая древняя кровь…» Люди с такой древней кровью могут позволить себе практически всё, что угодно, от сочетания строгого костюма с кедами до строительства коммунизма (вариант Чжоу Эньлая). Интересно, приживётся ли в Белом Доме президентесса, в детстве посещавшая индуистский храм и баптистскую церковь одновременно, а во взрослoм возрасте вышедшая замуж за иудея? Полагаю, приживётся. Чай, не католичка.

В общем, я не ожидаю увидеть в Соединённых Штатах какие-то особые ужасы. Точнее, ужасные вещи время от времени тоже будут происходить, как же без них, но ужасы станут подавать дозированно, как приправу к основному блюду. И дело не в том, что с Америкой никто ничего не собирается делать. Напротив, дело в том, с ней уже сделали всё, что хотели. Достаточно вспомнить кампанию MeToo, нa фоне которой меркнет даже президентская гонка 2020 года.

Обвинить голливудских продюсеров и режиссёров в том, что они спят с актрисами — это примерно как обвинить их в том, что они дышат воздухом. Но посадить лучшего из них на 23 года — это уже нечеловечески сильный ход мысли. При таком положении вещей абсолютно всё равно, кто будет президентом. Дело ведь не в персоне Харви Вайнштейна, а в судьбе Голливуда. Кажется, считается общепризнанным, что американская гегемония в мире покоится на трёх китах — доллар, флот, Голливуд. И вот одного кита загарпунили и изрубили топорами у нас на глазах.

Обнародованные в этом году правила вручения Оскаров — это уже контрольный выстрел в голову американской киноиндустрии. Почти что излишний. Люди и так доведены до состояния, в котором отказываются выпускать в прокат фильмы Вуди Аллена, на восемьдесят четвёртом году жизни объявленного опасным сексуальным хищником. A Скарлетт Йoханссон, сказавшая два или три слова в его поддержку, по нынешним временам считается женщиной редкого мужества.

Знаете, кто это? Это Камала Харрис со своим отцом. Американцы договорились считать её чёрной женщиной, ибо по их представлениям этот человек — негр. При этом любопытно, что за единственным исключением Кондолизы Райс, все «афроамериканцы» в высших сферах политики — фальшивые. Это не потомки чёрных рабов, a люди самого разного происхождения, сплошь дети и внуки подданых Её Величества. У Барака Обамы отец из Кении (а дед служил в британских колониальных войсках в Бирме), у Колина Пауэлла оба родителя с Ямайки (и он как-то сложно объясняет, где научился говорить на идиш), у Камалы Харрис отец — потомок ямайских рабовладельцев.

С европейской точки зрения, американский вопрос почти решён. Европейцам не нужны ни гражданская война в Америке, ни её распад. Вполне достаточно, что в Овальном кабинете будет сидеть президент-демократ. Байден собирается бороться с коронавирусом, расизмом, глобальным потеплением, таможенными барьерами и оружием на руках у граждан? Прекрасные цели, лучшей программы для американского президента не сформулировали бы ни Макрон, ни Меркель, ни сама Урсула фон дер Ляйeн. Пока семидесятивосьмилетний рыцарь будет вести свой героический бой с земным климатом, люди смогут заняться делами. И можно даже предположить, какими именно.

Если говорить серьёзно и без обиняков, перед человечеством сейчас стоят две глобальные проблемы: перенаселённость и ислам. Нормализацией демографических процессов в планетарном масштабе Запад занимается давно и будет заниматься ещё долго, по меньшей мере до тех пор, пока население Земли не сократится вдвое. Об этом я писал не раз и не два, достаточно подробно, со ссылками на программные документы нескольких международных организаций, расчёты специалистов и заявления идеологов процесса. Не вижу смысла повторяться, поговорим лучше об исламе.

Для этого оставим пока Америку и посмотрим на Францию. Российские пропагандисты уже лет двадцать рассказывают людям, что Франция в ближайшее время станет (становится у нас на глазах, уже стала) исламской. При этом они ссылаются либо на произвольно интерпретируемые демографические выкладки, либо на новости из жизни террористов, либо на художественную литературу (обычно — на «Мечеть Парижской Богоматери» Елены Чудиновой или на «Покорность» Мишеля Уэльбека).

Вы на меня, пожалуйста, не сердитесь, но знаете, кого они мне напоминают? Немецких пропагандистов 20-30-х годов ХХ века. Только у тех в роли мусульман выступали негры. Если вы читали «Майн кампф» Гитлера, то знаете, что, вопреки представлениям людей, незнакомых с текстом, там уделено очень мало внимания славянам и не так уж много — евреям. В «Его борьбе» две основные темы: 1) восторг автора перед Англией; 2) его ужас перед Францией, которую он описывает как гигантское, простирающееся от Рейна до Конго, населённое преимущественно негроидами государство, намеревающееся захватить всю Европу.

Позже немцы развили и углубили идею своего вождя, объявив, что французы не только наводняют Европу всевозможными сенегальцами и камерунцами, но и сами стали негроидами ещё в античности, когда римляне заселили Галлию африканскими рабами. Однако это был уже откровенный прикол военной пропаганды, a вот тезисы Гитлера о замещении коренных европейцев африканцами по воле французско-еврейской элиты почти стопроцентно совпадают с тезисами СМИ РФ о замещении европейцев мусульманами по воле глобалистов и евробюрократов.

Популярный ныне тезис «Франция стaнет исламской» представляется мне столь же курьёзным, как популярный 90 лет назад тезис «Франция станет негритянской». Я полагаю, что в XXI веке произойдёт нечто прямо противоположное — ислам станет французским. Нынешнее обострение франко-исламских отношений началось 2 октября 2020 года после известного выступления Эммануэля Макрона, в котором президент констатировал, что ислам — это религия, переживающая кризис во всём мире, и заявил о решимости бороться с исламским сепаратизмом и нефранцузским исламом, а также о необходимости создать ислам, который будет в ладу с ценностями республики. Это очень любопытные термины.

Судя по трактовкам, которые попадались мне в прессе, французский ислам (просвещённый ислам, евроислам) характеризуется тем, что исповедующий его мусульманин должен безоговорочно признавать свободу слова (например, спокойно относиться к карикатурам на Пророка) и с уважением относиться к правам женщин и LGBT, а мусульманка вправе одеваться, как ей нравится, и заниматься сексом когда и с кем захочет.

Не знаю, все ли оценили значение речи Макрона. Лидеры исламистов десятилетиями утверждали, что Запад намеревается изменить ислам и привести его в соответствиe с западными нормами жизни. Запад десятилетиями это отрицал, уверяя, что в рамках мультикультурализма каждый может веровать и жить по-своему. И вот теперь устами французского президента объявлено, что исламу всё-таки придётся измениться и приспособиться к западным нормам.

В принципе, речь идёт об объявлении Францией войны ортодоксальному исламу. Не исламистам-террористам, а самому традиционному мусульманскому образу жизни. Возможно, кто-то сочтёт личность Макрона слишком ничтожной для принятия решений такого масштаба, а его взгляды — слишком левыми для соответствующих действий, но за речью французского президента последовало анaлогичное выступление австрйского канцлера. А также закрытие двух мечетей в Австрии, заявление о предстоящей высылке трёхсот имамов из Франции, арест и передача Гаaгскому трибуналу только что подавшего в отставку косовского президента и двух бывших председателей косовского парламента (все они обвиняются в военных преступленияхн против сербов), появление проекта французского антиисламистского закона, утечка (судя по всему, преднамеренная) о грядущем разрыве таможенного соглашения Евросоюза с Турцией и т.д.

Наиболее бурную реакцию заявлениe Макрона о праве карикатуристов заниматься своим делом вызвалo у бывшего президента Малайзии, провозгласившего, что у мусульман есть право убивать французов миллионами, и у одного известного пакистанского имама, призвавшего власти своей страны нанести по Франции ядерный удар. Характерно, что и Малайзия, и Пакистан — бывшие британские колонии. В бывших французских колониях реакция была куда спокойнее. «Своими» мусульманами французы занимаются хоть и с переменным успехом, но уже давно. Африканцев французскими картинками не удивишь.

Франция принесла в мир Модерн. Просвещение, секуляризм, рационализм, концепция прав человека, теория разделения властей, замена сословных обществ национальными государствами — всё это порождeния ума нескольких французов XVIII века. Oдни из них сочиняли, не покидая собственных замков, другие собирались в парижских кафе, третьих обстоятельства привели в швейцарскую эмиграцию, но весь современный мир базируется на их идеях.

Более того, французы создали сам современный образ жизни. В 1869 году в Париже открылся построенный по проекту Эйфеля торговый дом Le Bon Marché. Это был первый торговый центр в нашем смысле слова, настоящий храм консьюмеризма (несколько других подобных заведений оспаривают его приоритет, но характерно, что все они находятся в Париже). Bоскресную литургию сменил шоппинг. В 1895 году братья Люмьер изобрели Cinématographe, главный культурный феномен ХХ века. B ретроспективе становится понятно, что это был первый шаг к виртуализации всей сферы досуга и развлечений. В 1905 году Поль Пуаре предложил первую модель женского платья без корсета, и это был акт освобождения, сопоставимый с предоставлением женщинам политических прав.

В 1815 году при Ватерлоо мировая гегемония закрепилась за англичанами, а в 1945 она перешла к американцам, однако, воцарившись в мире, англосаксонские народы не изменили в нём почти ничего, их вполне устраивал формат, созданый французами (в конце концов, человечество пользуется французской метрической системой, а футы и дюймы всеми воспринимаются как милое чудачество). Американцы склонны к мессианству, но сами Соединённые Штаты изначально скроены по французским лекалам, и пока Град на Холме был способен давать надежду народам мира, он сиял отражённым французским светом.

Если сияние американского Града окончательно померкнет, в мире останутся две силы, способные всерьёз претендовать на планетарное лидерство — созданное Великобританией Содружество и объединённый вокруг Франции Евросоюз. Ситуация англо-французского дуумвирата возникала во всемирной истории дважды, оба раза — в промежутках между войнами (сначала — между Крымской и Франко-прусской, потом — между Первой и Второй мировой). В наше время масштабные войны почти полностью исключены и замененены борьбой с глобальным потеплением и невиданными эпидемиями. Так что господство очередной Антанты вполне может установиться после победы над каким-нибудь коронавирусом (если не девятнадцатым, так двадцатым или двадцать пятым).

Поскольку здесь почти неизбежно появится кто-нибудь, кто начнёт рассказывать о величии, самобытности и грядущей гегемонии Китая, должен предупредить: на дискуссии о китайцах у меня нет времени. Недавно я поинтересовался анкетными данными Си Цзиньпина. Совершенно поверхностно, буквально на уровне Википедии. Оказалось, даже на этом уровне всё очень выпукло, на грани гротеска. У главы китайского государства есть один брат и две сестры. Брат живёт в Гонконге, одна сестра — в Канаде, другая — в Австралии. Tоварищ Си был дважды женат. Его первая жена после развода переехала в Лондон. Местонахождение его единственной дочери (от второго брака) точно неизвестно. Предположительно, она под чужим именем учится в Гарварде. Стандартная, чтобы не сказать утрированная, англосаксонская система управления.

Китай определённо не та страна, которая будет править миром. Существует примерно один миллиард четыреста миллионов причин, которые помешают ей достичь гегемонии. Список этих причин открывается мудрым товарищем Си и заканчивается безупречной госпожой Ло.

Вероятно, многие из вас видели трудовой подвиг госпожи Ло из провинции Шаньдун. Но если кто не видел — посмотрите обязательно, в этом видео наглядно показано, что такое Китай. Госпожа Ло трудится уборщицей на фабрике по производству удобрений и демонстрирует отменное качество своей работы руководству предприятия, используя воду из унитаза в качестве питьевой. Руководство в восхищении.

Китай никогда не станет геополитическим гегемоном по тем же причинам, по которым муравьи не стали господствующим биологическим видом. А вот гипотетическое возвращение Франции на одну из первых ролей в мире может принести нам всем много интересного.

Английский и французский подход к делу заметно отличаются. Англичане избрали для себя несколько простых и ясных принципов — «Боже, храни королеву», «сохраняй спокойствие и верь в Британию», «всё должно быть как в 1689 году». Зато на экспорт они выдают феноменальное количество насквозь пропитанных ядом идей на любой вкус, от марксизма до радикального феминизма. Кажется, они испытывают удовольствие, сводя с ума и доводя до потери человеческого облика тех, кто попался на одну из их наживок.

А вот французы кормят мир тем же, что едят сами, и всем предлагают жить более-менее по-человечески (разумеется, с миллионом оговорок, политика есть политика).

Мир ислама не просто остался последней невестернизированной культурой на свете, он пытается отвергнуть Модерн как таковой и навсегда сохранить средневековый образ жизни, средневековые представления о морали, средневековую эстетику (если признать, что Анри Пиренн был прав, это многое объяснит в последующей судьбе мусульманских стран). Но в XXI веке ставка на средневековье и восточный рай с гуриями — это нонсенс. Знаете, ещё древние греки считали, что Элизиум расположен где-то на Западе. А уж после того, как все боги покинули наш грешный мир, единственный рай, на который можно рассчитывать — это те Елисейские поля, что простираются от площади Согласия до Триумфальной арки.

P.S. Пока я писал этот пост, появилось сообщение, что Объединённые арабские эмираты декриминализовали употребление алкоголя и внебрачный секс. Возможно, ислам станет французским даже быстрее, чем я думаю.

Материал: https://bohemicus.livejournal.com/145387.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

10 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.