Битва за Интерпол

Кирилл Бенедиктов написал интересное:

Генеральная Ассамблея Интерпола, собравшаяся в Дубае (ОАЭ), приняла два очень серьезных и даже сенсационных решения. Во вторник, 20-го ноября, Ассамблея проголосовала против принятия в члены Интерпола Косово. А в среду, 21 ноября, новым президентом этой организации вместо безусловного фаворита выборов Александра Прокопчука (Россия) был избран Ким Чон Ян (Республика Корея).

Почему эти решения сенсационные? Потому что Генассамблея Интерпола, организации, принципиально стоящей вне политики (любая деятельность политического, военного и религиозного характера строго запрещена статьей 3 Устава Интерпола) на два ноябрьских дня превратилась в арену противостояния двух могущественных политических сил.

Против принятия Косово в Интерпол активно выступали Сербия и Россия.

Против Александра Прокопчука – США, Великобритания и их союзники.

Каждая из сторон одержала по одной победе, каждая потерпела одно поражение. Итог – 1:1, ничья. Но в международных полицейских играх такой результат отличается от ничьей в шахматах.

В подавляющем большинстве материалов СМИ вы можете прочесть, что президент Интерпола – это своего рода свадебный генерал, представительская фигура. Президент председательствует на Генеральных ассамблеях, модерирует дискуссии, держит под контролем соответствие деятельности Интерпола решениям, принятым Ассамблеей, а также находится в постоянном контакте с генеральным секретарем организации. Вот он-то, генеральный секретарь, и является реальным главой Интерпола, отвечающим за ее повседневную работу. Уже четыре года этот пост занимает бывший вице-президент Федерального уголовного ведомства Германии Юрген Шток. Генеральный секретарь назначается Ассамблеей на 5 лет, и, как правило, остается на этом посту очень долго (предшественник Штока, американский юрист Рональд Ноубл, руководил Интерполом больше 14 лет).

Действительно, президент Интерпола не может принимать решения через голову генерального секретаря. А на эту должность представителя России не назначат никогда, или, во всяком случае, до того момента, пока кардинально не изменится расклад на международной арене. Но сам факт, что за полу-символический пост разгорелась такая жесткая схватка, заставляет предположить: у президента Интерпола есть определенные компетенции, представляющие угрозу для врагов России. В данном случае «враги России» — это не абстрактное клише, у них есть вполне конкретные имена и фамилии. Немного позже я их назову.

Необходимость выбора нового президента Интерпола возникла после детективной истории с исчезновением прежнего главы этой организации, Мэн Хунвэя. Занимавший должность президента Интерпола Хунвэй был одновременно заместителем министра внутренних дел КНР. В конце сентября он взял отпуск и уехал из Лиона, где располагается штаб-квартира Интерпола, на родину – где и пропал. Перед исчезновением он успел прислать жене сообщение с изображением ножа и словами «жди моего звонка». Звонка жена Хунвэя так и не дождалась, а 7 октября власти КНР сообщили, что глава Интерпола задержан по подозрению в нарушении закона (судя по всему, Мэн Хунвэя обвиняют в коррупционной деятельности). Находясь под арестом, Хунвэй прислал в Лион заявление об отставке, после чего временно исполняющим обязанности президента Интерпола был назначен вице-президент организации по Азии Ким Чон Ян.

17 ноября британская The Times сообщила, что фаворитом предстоящего голосования по кандидатуре нового президента Интерпола является 56-летний «ветеран российского МВД» Александр Прокопчук. В связи с этим газета высказывала опасения, что Россия будет использовать Интерпол для охоты за своими «политическими оппонентами».

«Предупредительный выстрел» The Times был воспринят американской прессой, как сигнал к атаке. Против Прокопчука была развязана очень жесткая блиц-кампания, в которую, вопреки общепринятой практике, оказались втянуты даже важные фигуры американской публичной политики.

«Россия, пытавшаяся манипулировать Интерполом, вполне может его возглавить!» — пугала своих читателей The New York Times. По мнению журналиста Мэтта Апуццо, Прокопчук, к большому сожалению, не соответствует распространенному на Западе образу российских полицейских как «жестоких грубиянов». Он хорошо образован (окончил университет), красноречив, говорит на 6 языках, выступает за более тесное сотрудничество полицейских служб России и Запада, прекрасно зарекомендовал себя за два года на посту вице-президента. В общем, констатирует Апуццо, Прокопчук «считается высококвалифицированным кандидатом, а государства-члены призывают голосовать за конкретного человека, а не за страну».

И это, по мнению The New York Times, ужасно, потому что избрание Прокопчука стало бы очередной «победой Путина» и поражением «международных юристов».

Но помимо соображений престижа есть и еще один тонкий аспект. Россию, подчеркивает Апуццо, неоднократно обвиняли в «манипуляциях красными ордерами Интерпола в целях преследования ее врагов». И если Прокопчук станет президентом организации, то эта практика будет расширяться.

Несмотря на то, что газета утверждает, будто Кремль «годами использовал Интерпол, чтобы требовать арестов политических противников, бежавших в другие страны», Апуццо приводит лишь один пример такого рода – «весной 2018 г. Уильям Ф. Браудер «транслировал вживую» в Твиттере свой «арест» в Испании по ордеру, выданному в Москве».

История с так называемым «арестом» Браудера стоит того, чтобы ее напомнить.

30 мая 2018 г. прилетевший в Испанию Браудер был неожиданно задержан полицией Мадрида и доставлен в комиссариат. Задержали Браудера действительно по ордеру Интерпола на арест (красной карточке), который в базу данных организации внесла Россия. У нашей страны было полное право требовать ареста Браудера: в начале 2000х годов его фонд Heritage Capital наплодил огромное количество разнообразных ООО (порой состоявших из одного директора и банковского счета), через которые скупал акции российских компаний, в первую очередь, «Газпрома». С их помощью Браудер обходил закон: иностранные граждане должны были перед приобретением акций российских компаний либо получать разрешение правительства РФ, либо покупать АДРы (американские ценные бумаги на акции иностранной компании), цена которых значительно превышала внутрирыночную стоимость российских «голубых фишек». Но ещё больше Браудер наживался на махинациях с налогами. Три российских компании, которыми он владел через офшоры, честно заплатили налоги от продажи акций «Газпрома» — почти четверть миллиарда долларов. А потом «честно» заявили, что понесли убытки, и государство… им эти деньги вернуло!

Называя вещи своими именами, Браудер – крупный финансовый мошенник. А борьба с такими, как он, преступниками является одной из главных целей Интерпола.

Но все попытки «достать» Браудера через Интерпол терпели неудачу. Еще в 2013 г. российское бюро Интерпола передало в генеральный секретариат этой организации документы на установление местонахождения Браудера. Однако месяц спустя генеральный секретариат сообщил, что, поскольку запрос России в отношении Браудера «политически мотивирован», никто его исполнять не будет, а вся информация о нём из архивов Интерпола будет вычищена. Ещё через два месяца Интерпол с той же формулировкой отклонил запрос России на объявление Браудера в международный розыск. Тогда Генпрокуратура РФ направила запрос о выдаче Браудера в МВД Великобритании, но получила высокомерный отказ.

И только в 2017 году Россия смогла преодолеть казавшуюся непрошибаемой стену, выстроенную руководством Интерпола вокруг Браудера. Отыскалась юридическая лазейка, позволяющая странам в одностороннем порядке — без согласования с генеральным секретариатом — размещать людей в базе данных Интерпола для запроса на арест. Браудер занервничал — тем более что в тот же день, когда его имя появилось в списке разыскиваемых преступников, ему аннулировали американскую визу.
А в мае 2018 г. его все-таки задержали в Мадриде. Но в испанских «застенках» Браудер томился недолго: за это время генеральный секретарь Интерпола Юрген Шток дозвонился до министра МВД Испании и «настоятельно попросил» проигнорировать российский запрос.

«Браудера отпустили, но инцидент стал напоминанием о том, что хваленые системы Интерпола все еще – даже после многолетнего давления юристов и правозащитных организаций – остаются уязвимыми перед влиянием Кремля!» — патетически восклицает автор статьи в The New York Times.

C моей точки зрения, этот инцидент стал всего лишь очередным свидетельством того, что Уильям Браудер пользуется странным покровительством международных правоохранительных организаций. Но не будет же американский журналист всерьез предполагать, что враг Путина (а Браудер с гордостью именует себя таковым) действительно может оказаться финансовым мошенником?

К сожалению, у Браудера нашлись влиятельные друзья в самых верхних эшелонах американской политической элиты. Сразу четверо сенаторов США – Роджер Уикер, Джен Шахин, Крис Кунс и Марко Рубио (последний был одним из претендентов на пост президента США во время праймериз 2016 г.) заявили, что избрать главой Интерпола российского полицейского все равно, что доверить лисе ключи от курятника «Россия регулярно злоупотребляет Интерполом для сведения счетов и преследования политических оппонентов, диссидентов и журналистов, — писали разгневанные сенаторы. – Александр Прокопчук лично участвовал в этой стратегии запугивания, которая, в конечном счете, направлена на ослабление демократических институтов и поощрение авторитарного режима Путина».

Излишне говорить, что все изложенное в письме сенаторов представляет собой случай «так называемого вранья», как говорил персонаж романа Булгакова.

Даже из предельно ангажированного доклада организации Fair Trials, занимающей последовательно антироссийскую позицию, следует, что «красные метки» Интерпола использовались Москвой только против реальных преступников – например, чеченского террориста, «бригадного генерала» несуществующей ЧРИ Ахмеда Закаева. Закаева по «красному ордеру» задерживали в Дании, в Великобритании и Польше, но каждый раз отпускали (а потом он и вовсе получил политическое убежище в Соединенном Королевстве). Был однажды арестован в Испании анархист Петр Силаев, но это произошло, скорее всего, из-за путаницы в системе самого испанского МВД, арестовавшего анархиста за хранение взрывчатых веществ (в ордере российского бюро Интерпола говорилось, что он бросил дымовую шашку в окно администрации города Химки). В сухом же остатке мы по-прежнему имеем только несколько десятков «красных ордеров», выписанных на задержание все того же Уильяма Браудера.

Помимо сенаторов США и американских журналистов, грудью вставших на защиту Браудера от кровавой руки Москвы в лице Александра Прокопчука, в кампанию против российского кандидата активно включились «миньоны на подпевках». Украина и Литва потрясли мировую общественность грозным ультиматумом: в случае избрания Прокопчука президентом Интерпола они демонстративно покинут ряды этой организации. «Если Прокопчук станет президентом Интерпола, это позволит российскому режиму еще больше расширить практику использования «красных циркуляров» (так в тексте, — К.Б.) для ограничения свободы передвижения и преследования неугодных в интересах одиозного режима», — несколько коряво, но вполне доходчиво написал в своем Фейсбуке глава МВД Украины Арсен Аваков. Надо сказать, что в связи с дискуссией вокруг российского кандидата в президенты Интерпола Уркаина вообще оказалась в довольно глупой ситуации, поскольку Александр Прокопчук родился в городке Коростень Житомирской области УССР и переехал в Москву только в 1986 г. На Украине у него остался младший брат, ныне высокопоставленный украинский дипломат, постпред Украины в ОБСЕ Игорь Прокопчук. Прокопчук-младший родство с вице-президентом Интерпола не афишировал, но когда Украина заявила, что выйдет из организации, правда вышла на свет. Теперь в украинском МИДе всерьез опасаются, что «наличие российского брата испортит ему карьеру».

При иных обстоятельствах Александр Прокопчук, возможно, и стал бы «проходимой» кандидатурой на пост президента Интерпола – и происхождение «правильное» — все-таки украинец, и интеллигентная внешность, и блестящее образование… Но оставался самый главный фактор, который до дрожи пугал всех противников России – от Киева до Вашингтона.

«Допустить, чтобы в эру Путина русский стал главой Интерпола, — безумие! Мы должны это предотвратить», — с некоторым надрывом озаглавил свою статью в британской The Guardian самый известный российский политэмигрант Михаил Ходорковский. Он перечисляет имена Анны Политковской, Бориса Немцова, Александра Литвиненко, Сергея Скрипаля – как доказательство того, что «преступная группа, находящаяся у власти, использует правоохранительную систему, чтобы защищать своих лидеров вопреки интересам народа России». И, конечно же, Александр Прокопчук – едва ли не главный монстр этой жуткой преступной корпорации, мало уступающий самому Путину.

«Если демократические страны искренне намерены поддерживать верховенство закона в России и остальном мире, они должны действовать сообща, чтобы заблокировать назначение Прокопчука и найти подходящую альтернативу, — писал Ходорковский. — Назначение представителя криминализированного аппарата безопасности России на пост главы Интерпола подорвет его ценности и станет для правительств во всем мире сигналом, что злоупотребления законом, совершаемые российским государством, приемлемы».
Казалось бы, куда еще дальше? Но дальше пошел председатель комитета по иностранным делам Палаты общин Великобритании Том Тагенхат. В интервью все той же The Guardian он заявил, что мир стоит «не только перед перспективой поставить лису во главе курятника, но и убийцу во главе расследований про попытки убийств».

Почему именно Великобритания так всполошилась из-за возможного назначения Прокопчука главой Интерпола – понятно. Лондон чутко стоит на страже интересов все того же Уильяма Браудера, который с 1988 г. отказался от гражданства США и является подданным британской короны, а также крупным британским налогоплательщиком.

Наконец, дала залп и артиллерия самого крупного калибра: против назначения Прокопчука президентом Интерпола высказался сам госсекретарь США Майк Помпео. Он заявил, что США официально поддерживают кандидатуру Ким Чон Яна, поскольку президентом организации должен быть избран «честный и вызывающий доверие человек». Иными словами, госсекретарь США с высокой трибуны обвинил Александра Прокопчука в том, что он человек нечестный и доверия не вызывает.

Что могла противопоставить этой массированной кампании неприкрытой русофобии и ненависти к нашей стране Россия? Увы — практически ничего.
К сожалению, в условиях тотального доминирования западных средств массовой информации и мощного антироссийского консенсуса у России нет реальных возможностей влиять на политику международных организаций (за исключением Совета Безопасности ООН, в котором у нее есть право вето). Тем более важным выглядит тот факт, что даже под колоссальным политическим и медийным прессингом со стороны антироссийских сил далеко не все страны-члены Интерпола поддержали кандидатуру Ким Чон Яна. За него проголосовали 60,5% делегатов Генеральной ассамблеи в то время, как за Александра Прокопчука отдали свой голос 39,5%. Почти 40% членов Интерпола не покорились диктату США и их союзников, предпочтя высококвалифицированного профессионала из России.

Тем не менее, избрание Ким Чон Яна – это, безусловно, победа Запада, так она там и воспринимается. «Его чистая победа была одержана, несмотря на все усилия России», — прокомментировал триумф корейца министр внутренних дел Великобритании Саджид Джавид.

Большой вопрос, однако, заключается в том, была ли победа Ким Чон Яна «чистой».

Напомню – еще за несколько дней до голосования Прокопчук считался бесспорным фаворитом гонки. И буквально за считанные часы перед выборами неприкрытое вмешательство США и их союзников в работу находящегося вне политики Интерпола поменяло весь расклад и чаши весов склонились на сторону представителя Южной Кореи. Можно ли квалифицировать такую победу как «иппон»? Очень сомнительно.

На фоне агрессивных, сочащихся ненавистью к нашей стране заявлений и комментариев западных политиков и журналистов, реакция российских политиков на кампанию против Прокопчука выглядит почти вегетарианской.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков осудил «своеобразное вмешательство в избирательный процесс, в выборы в международной организации» — и только. Немного жестче выступил глава комитета по международным делам Госдумы РФ Леонид Слуцкий, подчеркнувший, что «вопреки всем ожиданиям, принципам ротации и логике прогресса главой Интерпола был избран представитель Южной Кореи». Слуцкий напомнил, что в Интерполе существует оригинальный механизм голосования, учитывающий позиции даже не стран, а континентов. Исходя из этого и согласно прогнозам, победить должен был представитель Европы – а именно Александр Прокопчук, вице-президент Интерпола по Европе. Однако, по словам Слуцкого, страны, «которые не стеснялись выступать с откровенными призывами против кандидата из РФ, оказали влияние на эту самую механику».

Странно мягкая реакция российских официальных лиц на грубую и откровенно грязную игру Запада против нашей страны в Дубае может иметь несколько объяснений. Одно, лежащее на поверхности, заключается в том, что за долгие постсоветские годы российские дипломаты и политики, увы, привыкли к тому, что на Москву вешают всех собак. Кроме того, осознавая, что силы неравны, Россия не считает нужным ввязываться в заведомо бесперспективную перепалку – все равно западные СМИ повернут сюжет так, как нужно им, а не нам.

Однако есть и другое объяснение, которое мне лично больше по душе. Заключается оно в том, что, проиграв в соревновании за пост президента Интерпола (напомню, довольно символический) Россия выиграла в другой схватке. Речь идет о голосовании по вопросу о принятии частично признанной республики Косово в члены Интерпола.

Для этого требовалось одобрение двух третей государств-членов. Однако энергичные усилия Сербии, поддержанной Россией, привели к тому, что этих двух третей Приштина не получила.

Для Косово это серьезный удар – принятие в Интерпол не только усилило бы ее позиции как независимого государства (ни Сербия, ни Россия, ни многие другие страны не признают его таковым), но и позволило бы рассылать ордера с «красными метками», требуя от национальных полицейских служб ареста сербских чиновников или политиков, которые по каким-то причинам неугодны Приштине. Причем в отличие от российских «красных ордеров», косовские вызывали бы у полицейских служб западных стран куда большее понимание. Не случайно директор Канцелярии по вопросам Косово и Метохии Марко Джурич – главный сербский переговорщик по Косово – приветствуя решение Генеральной Ассамблеи, уверенно заявил, что Приштина использовала бы свое членство в Интерполе для «дальнейшего преследования сербов, для новых арестов, запугивания и всего того, что не имеет ничего общего с работой полиции, зато очень тесно связано с политикой». Джурич знает, о чем говорит — весной 2018 г. он был схвачен «специальной полицией Косово» прямо в ходе работы «круглого стола», который проводил вместе со спецпредставителем Александра Вучича.

Однако сама по себе идея о том, что криминальное квази-государственное образование, центр европейского наркотраффика, торговли человеческими органами и «живым товаром» может стать членом международной полицейской организации, видимо, кажется безумной слишком многим. При этом против Косово не велось такой массированной кампании, как против интеллигента и полиглота Прокопчука – достаточно было тонкой и умелой координации дипломатических усилий Белграда и Москвы. Президент Сербии Александр Вучич назвал голосование по Косово победой Сербии, но не в меньшей мере это победа и России. А вот кто выразил разочарование в результатах голосования по Косово (кроме самой Приштины, разумеется) – так это США. «Поддержка членства Косово в Интерполе никогда не было связано с признанием независимости этой страны, — лицемерно заявили в дипломатическом ведомстве США. – Она была связана с укреплением глобального сотрудничества правоохранительных органов и решением критических вопросов безопасности на Балканах. С таким результатом мы все проигрываем».

Проигрывают, надо уточнить, прежде всего сами США и их косовские вассалы – теперь по крайней мере до следующей Генеральной ассамблеи они не смогут использовать инструменты Интерпола против сербов (чего хотелось бы многим и в Приштине, и в Вашингтоне). А это значит, что как минимум на один рычаг давления на Белград у США будет меньше – что в контексте усиливающегося противостояния России и Запада на Балканах выглядит весьма немаловажным фактором.

Приштина, как и следовало ожидать, отреагировала на поражение в Дубаи не просто болезненно, а истерически. Сразу же после того, как стало известно, что Косово не приняли в Интерпол, власти частично признанной республики объявили о введении 100% тарифа на импорт всех товаров из Сербии, а также Боснии и Герцеговины. Президент Сербии Александр Вучич уже заявил, что этот шаг преследует несколько целей. Во-первых, это давление, которое бы привело к капитуляции Белграда и признанию косовской независимости. Вторая цель – по-тихому провести мощнейшую этническую чистку сербов на территории Косово и Метохии. Третья цель – давление на международные организации. Четвертая – эскалация конфликта и «полная дестабилизация региона ради чьих-то интересов».

Тем временем, главный выгодоприобретатель от выборов президента Интерпола Уильям Браудер уже написал в своем Твиттере, что «в темном мире возобладал разум», но следующим шагом должно стать отстранение России от членства в Интерполе. Над этим, добавил Браудер, уже трудится команда его юристов.

Так что нынешняя ничья – не конец, а только начало. Главные битвы на полях Интерпола у России еще впереди.

Материал: https://matveychev-oleg.livejournal.com/7912737.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Офисный планктон
Офисный планктон

А нужен ли нам такой Интерпол?

Ванёк26
Ванёк26

Еще посмотрим кто кого. США потихоньку валятся в торговую войну.

Глупый
Глупый

Ну что сказать? Разве только — какие же они все СБП*!
*С — собаки женского рода
*Б — женщины с пониженной социальной ответственностью-любительницы
*П — женщины с пониженной социальной ответственностью-профессионалки