Буратино против Барбароссы

Обычно участники нашего ресурса быстро и точно выявляют в тексте заграничных статей элементы свое­образного шаблона. Двойные стандарты, корысть, желание вытрях­нуть партнёра из числа понимающих суть дела и навсегда о нём забыть. Нежелание, а ча­сто и невозможность самим действовать в соответствии с провозглашаемыми принципа­ми. Некомпетентность. Нежелание думать.

Однако шаблонное вскрытие чужих ошибок привело к желанию понять – всё ли хорошо у нас. В смысле не у нас на сайте, а у нас как у нации. Возник грозный вопрос – готовы ли мы думать глубоко, и с пользой для дела применять результаты размышлений. Действи­тельно ли мы знаем себя и понимаем свои нужды.

Поскольку ковыряться в сиюминутной действительности страны, вскрывая ее истинные пружины — чревато для здоровья, приходится искать чистый лабораторный пример из прошлого, например — из времен СССР. Для демонстрации возьмем детскую сказку – Буратино. Она не так проста, как многие думают.

Для начала взглянем на дату написания. 1936 год. Конституция Стали­на. Всё для блага народа, лучшее – детям. Писатель издал много умных книг — Аэлита, Хо­ждение по мукам, Гиперболоид инженера Гарина. Теперь — сказка для детей. Хорошо. Есть сомнения об уместности. Мятеж в Испании, кризис, депрессия, Великая Депрессия. Но, пока – хорошо.

Что же нам рассказывает автор? Некий плотник Джузеппе обнаруживает странный кусок дерева. Сам не принимает уча­стия в дальнейших событиях, но не сжигает полено в печке, а отдаёт его другу Карло и подначивает его к активным действиям. Карло сотворяет из полена куклу — и та стано­вится живым мальчиком. Заметим — все инициировал человек по имени Джузеппе. Джозеф. Иосиф. Странные намёки на Иосифа и, ка­жется, — на Христа. Простим. Большевики, что с них взять. Тем более, кукла списана с другой – Пиноккио. Пинос – сосна. Сосновичок. Пока что – новее использование темы старой серии комиксов.

Дальше смутные намёки заканчиваются. У энергичного мальчишки появляется имя. Буратино. Одна, только одна, и никакая другая страна не может сделать вид, что её не касается. Польша. Был период в её истории, когда некто Боратини сыграл очень важ­ную роль в её финансах и самом существовании.

В средине 17 века Польша уже заканчивала долгий период войн за московскую корону. Оба государства были разорены и не могли поддерживать торговые обороты серебряной и тем более — золотой монетой. Драгоценные металлы уходили из зоны войны, монет для торговли не оставалось. Практически одновременно правительства двух стран пришли к выводу о необходимости перехода на медную монету. В Москве реформу проводило пра­вительство боярина Морозова. В Варшаве предложил свои услуги высокородный Тит Ли­вий Боратини. Фактически в двух странах закопали золотые монеты и ждали роста дерева с большим количеством монет.

В России дело кончилось Медным бунтом. В Польше сейм принял к сведению, что полу­чаются великие убытки, но постановили наипервей выпустить в обращение очередную партию медных монет. Боратинками и прочими тынфами правительство выплатило все свои внутренние долги. Нечто подобное произвёл в 1932 году новоизбранный президент Рузвельт. Он просто издал указ об изъятии у населения золота. Впрочем, США как-то своевременно помогла списать долги и конкурентов Вторая Мировая война. Россия скорректировала денежную политику. Польша ещё успела в 1683 году, без каких либо для себя выгод, спасти Австрию и всю Европу от последнего крупно­го турецкого нашествия. Ещё успели принять личный союз с Саксонией избранием ко­ролём Августа Сильного. Дальше она просто развалилась. Отмена золотых монет не спасла государство.

Толстой прямо называет место закапывания золота «полем чудес». Страну же называет «страной дураков».

Оскорбление напоминанием факта из прошлого – не самый удачный способ вести разго­вор. Однако развитие темы даёт некоторое оправдание бестактной детали. Она является не целью, но средством. Польша вложила, по сути, последние деньги в противостояние с Россией. Пятьдесят последующих лет разнообразных усилий привели её к деградации и развалу. Дураки и есть дураки. Напоминание производится в напряжённый период. Все понимают, что может разразиться крупный военный конфликт. Возможно даже – Мировая Война.

Дальше намёки и иносказания сыплются непрерывно. Враг Буратино – Карабас Барабас с большой бородой. Барбаросса? Фридрих Барбаросса. Рыжебородый император Римской империи Германской нации. Земли, ныне называемые Германией во многом – земли завоёванных и онемеченных славян. Казалось бы – куда уж больше намёков? Но Барбаросса в своём «театре» заставляет работать и плохо кормит актёров. Боратини первоначально он хочет вообще сжечь. Понятно, что это ещё не прямая угроза полякам. Предостережение. Наследники Барбароссы вполне могут вас уни­чтожить. Разнообразные Освенцимы с холокостом еще где-то в будущем. Но они уже обозначены.

Некие жулики предлагают Боратини вложить все средства в вернейшее предприятие. В Польше того времени активно обсуждалась проблема – в союзе с кем наиболее выгодно идти на Москву. Французы и англичане не пошли. Немцы – пошли, но без поляков. То есть – по­ляков в германскую армию призывали, но делиться плодами победы с польским государ­ством никто не собирался. Его отменили. Все выступления поляков о нехорошей позиции СССР отметаются формулировкой Екатерины Второй – берём своё, а польского – не берём.

Боратини ведёт себя весьма неосторожно. Попадает в беду. Необходимость заставляет его обратиться за помощью к лягушкам, или лягушатникам. То есть к французам. Через них – к старой броне­носной черепахе. Со времён победы над испанской Непобедимой Армадой, уже триста лет, в воде она неуязвима. На суше – большой силой не является. Но, впрочем – она может дать волшебный золотой ключик. Дорогостоящим орудием можно открыть дверцу к со­гласию, жить весело и счастливо. Новейшие технологии, может быть даже – телевидение. И никакой зависимости от Барбароссы.

Единственной силой, готовой помочь в беде, оказывается Артемон. Он собачьей крови. Пся крев. Но он добрый товарищ и зубы у него – острые. Потом подойдут пролетарии – Джузеппе и Карло. Они наведут порядок. Вот о чем нам (а нам ли?) рассказывают в сказке.

В средине 1930-х детская сказка прокатилась по СССР. Никто не сможет утверждать, что в Польше о ней не было известно. Некто не смеет сказать, что намёки, очевидные сей­час, не были понятны тогда.

Важнейшая роль в победах союзников на фронтах Второй Мировой принадлежит систе­ме расшифровки кодов германских вооружённых сил. Проект Энигма. Он начался в со­трудничестве польских математиков и военных дешифровальщиков. Победа в очистке Ат­лантики от германских подводных лодок и многие другие – прямое свидетельство успехов в раскрытии сложнейших шифров. Секреты, спрятанные в Буратино – просто торчат из текста, как железнодорожный рельс из школьной тетрадки.

Согласимся, что столь настойчивые предложения — почти требования — мира, дружбы и во­енной помощи, в средине тридцатых полякам могли не нравиться. Хочется с победителями в Москву. А странные русские угрожают сожжением от рук союзников. Ещё польска не сгинела. Сами разберёмся.

Прошли восемь лет. Советские войска стоят напротив Варшавы. Их разделяет Висла и вооружённые силы Германии с союзниками. Нет. Ещё разделяет абсолютное нежелание польского правительства думать реально. Пся или не пся, но генерал Артемьев командо­вал гарнизоном Москвы в 1941 году. Алиса и Базилио получили от Польши всё желаемое и помогают Барбароссе. Самое время оценить себя реально и принять чью либо сторону. Можно – немцев. Им сейчас каждый солдат на вес золота. Можно – СССР. Не откажутся.

Однако наши Буратины сочли момент наилучшим для объявления себя равновеликой силой, и для начала Варшавского восстания. Имея не более чем две дивизии с лёгким оружием и ограниченными боеприпасами. Отсутствие боевого слаживания и стратегической перспек­тивы. Против опытнейшего вермахта, который воюет уже восемь лет. Против авиации и тяжёлого оружия. Против бывших собственных выучеников – националистов с террито­рии СССР. Без согласования действий с советским командованием и прямой связи с наши­ми войсками.

В результате положили свои силы, спровоцировали немцев потратить драгоценные бое­припасы на разрушение Варшавы. О деталях карательных действий лучше не упоминать. Само собой — во всём обвинили СССР и лично Сталина. Зачем не спас энтузиастов, не за­лил русской кровью Варшаву для феерического возвращения польских министров в давно забытые кабинеты.

Война – это труд, результаты в котором достигаются посредством затрат ресурсов, оружия, специальных средств. Людей. Для победы всё нужно тратить так, что бы ваши траты вызывали у противника заведомо бОль­щие издержки. Взлом фронта противника в относительно слабом месте и расширение на­ступления до того, как ваши ресурсы иссякли, а противник ещё не может ударом вернуть всё потерянное. Наступление посредством штурма крупного города – способ дорогой и невыгодный. Наступление ещё и через широкую реку – может быть оправдано только обстоятельствами чрезвычайными. Снятием блокады с Ленинграда, например, или окончанием войны в Берлине.

Обычно города, представляющие собой огромную ценность в разорённых странах, глу­боко обходили и вынуждали противника покидать их под угрозой окружения и пленения. Прямой штурм через широкую реку на квадратные километры каменных зданий – лучшее, что могло пожелать от советского командования командование немецкое. Наступление без подготовленных переправочных средств и пополнений привело бы к огромным потерям в людях сразу и провалу в темпах наступления потом. Глядишь, и англичане успели бы в Берлин войти первыми. Здесь интересы поляков и немцев совпадали. И не могли совпадать с взглядами нашего командования.

Детский фильм по «сказке» показывает нам несколько больше, чем написано в книге. Шустрый маль­чишка бегает от Карабаса и заставляет того несколько раз оббежать вокруг смолистой сос­ны. Борода прилипает. Карабас в беспомощном положении, и вот уже Алиса и Базилио за большие деньги быстро отрезают Карабасу бо­роду. В германоязычном понимании мира «борода» и вообще волосы – предмет священный. Вместилище жизненной силы. Нет бороды – нет воина. То есть нам показывают, как мошенники успевают не только обчистить карманы простофили Буратино, но еще и лишить сил и статуса самого Барбароссу. Они более всех выигрывают от боевых действий.

Казалось бы, — не поняли в 1936 году – можно подумать и принять взвешенное решение к 1944 году. За 3000 дней многое можно понять. Но развалины Варшавы навсегда останут­ся свидетельством главного – даже и спасение жизни, полученное из рук СССР, России, для поляков есть оскорбление.

Вернейший способ заставить их сровнять с лицом земли Варшаву, или даже всю Польшу – пообещать, что это причинит России хотя бы малое беспокойство. ПРО вблизи от пусковых районов наших стратегических ракет заставит подавлять таковую ПРО всеми силами и средствами. Самое очевидное – сделать сам район первоочередной целью для ядерных боеголовок. Поляки просто подпрыгивали от нетерпения одеть себе на голову мишень для десятков и сотен килотонн. Бандеровцы гордятся готовностью уничтожать тех, кого причислили к своим врагам. Поляки, чтобы навредить русским, готовы подставлять самих себя.

Министерство просвещения и театралы могут сесть за учебники — читать нужно уметь не между строк, а между книг.

На простейшем примере мы получили несколько важных выводов:

Во-первых, – при обеспечении интересов России любая кривая вокруг Польши, хотя бы и по морскому дну, – короче прямой. Так было, есть и будет.

Во-вторых, – эта истина была абсолютно ясна не только талантливому писателю Алек­сею Толстому, но и советскому правительству как в 1936 году, так и в 1944, а в 2004 году она ясна и российскому правительству тоже. Северный Поток есть материальное воплощение совсем не детской сказки. За 350 лет у поляков изменились только средства. Цели — прежние.

В-третьих, – для проведения тайной дипломатии не обязательно посылать тайного аген­та. Иногда достаточно с большим успехом поставить спектакль в своей стране. Невозмож­но сегодня сказать, что Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР, личный посланник Сталина — детский спектакль Буратино, не получил агремана от польского правительства и не смог донести как видение советским правительством реалий дня сегодняшнего, так и меры по спасению от ужасов дня завтрашнего. Такой посол не нуждается в разрешении. Он громогласно пробивает любые затычки в ушах.

Умные слышали и поняли. Но даже самый чрезвычайный посол не может снять затычки со здравого смысла в Польше. Тому свиде­тельство – сожжённая Варшава.

В-четвёртых, – анализ на трёх страницах показал, что даже и простейшие вещи могут скрывать весьма сложное содержимое. Тот, кто ищет решения исторических вопросов — может работать с любым материалом. Тот, кто несёт истину в последней американской инстанции — часто несёт себе большие проблемы.

Можно быстро пробежаться по тысячелетию общей истории России и Польши. После смерти Владимира Святославовича копьями польских полков Болеслава Храброго сажали на Киевский стол Великих князей. После нашествия Батыя — началась история освоения ослабшего народа поляками. Уничтожения языка и веры.

Да, это очень удобно — сказать себе, что от неправильности веры соседей и бога и сата­ну с души воротит. Чем не предлог для вытеснения с земель, из священства и учительства. Князей и бояр принуждали к отказу от самости. Только так можно было сохранить земли. Сдача чужих храмов в аренду иноверцам, как источник пополнения казны всякого католического шляхтича — выходит за все рамки религии. Каков бы ни был храм, сколь ни велики его стены — они не выше неба. Но полякам — можно всё. Индульгенции от римского халифа эмирам католического террора привозили многотонными фурами бесплатно.

Для проведения практики выжженной земли против балтийских соседей — пруссов, поляки туда при­гласили тевтонов. Потом огромными усилиями славян, литовцев, татар и поляков под Грюнваль­дом орден был укрощён. Однако о доблести поляков и разумности командования польского коро­ля в том сражении хроники не могут сказать много. Были. Участвовали. Не слишком мешали битве. Не более того.

Кто дал право полякам приглашать разбойников? Если пригласили, будьте любезны прибрать за собой, уберите приглашённых куда хотите. Если их убрали другие — признайте это и не продолжайте политику, которая поставила Польшу на грань потери независимости и самого существования.

Но гонор превыше любого здравого смысла — не может быть преодолён ни логикой, ни самим бытием.

После крайне тяжёлой победы на Куликовом поле 1380 года Русь была крайне ослабле­на. Литовский князь смог организовать заговор, переходящий в цветную революцию про­тив великого князя Дмитрия Донского. С великим трудом Тохтамыш смог навести какой-то порядок.

Да, именно тогда население Москвы разделилось на верных князю, своему государству — и желающих жить по западным образцам. Не имея ни климата, ни доступа к морю, ни цветных метал­лов, решительно ничего, некоторые москвичи пожелали стать поляками. Желавших быть русскими и подданны­ми князя ограбили и вытолкали за ворота. Ожидали помощи от иных князей. Московский князь не смог с ними договориться. Нижегородский шёл с конным войском Тохтамыша и на поддержку от него рассчитывать никаких оснований не было. Остальные русские князья достаточной силой не обладали, на них рассчитывать совсем было невозможно. Оставались литовцы.

Нам не за что любить ордынского хана. Но, глядя на мучительные поиски галичанами-бандеровцами своего смысла жизни, можем признать, что Тохтамыш уничтожил зародыш великой смуты.

Естественно, в результате литовцы стали лучшими друзьями поляков и частью Речи Посполитой. Единая вера, единое государство. Главный враг — укрепляющееся государство русское.

Но даже лучшие друзья оказались непригодными удовлетворить гонор польский. Литов­цы успешно отказались о собственного государства, от собственного государственного языка — РУССКОГО, но не стали равными полякам. Историю их развода со скандалами и взаимными обвинениями и разбирать крайне неприятно.

В конце 16 века произошло сильное понижение температуры в Европе. На Руси это отозва­лось голодом и смутой. Своеволию польских интриганов и долговременной политике Свя­того престола мы обязаны вторжению Самозванца. В любом кризисном обществе будут смуты, но разумные соседи обычно стараются к утишению страстей. Разорение страны рано или поздно разрушит экономику и даст почву для огромных разбойничьих банд. И король и паны Рады пытались уговорить мятежников не принимать участие во внутрироссийской войне. Разумно глядя в будущее, они видели, что ничем добрым инициатива не кончится. Так оно и вышло.

За последующие 200 лет Польша уже не могла самостоятельно серьёзно противостоять России. Русские цари спокойно относились к новообретённым подданным. Польское Вели­кое княжество имело даже и большие права, чем собственно империя.

Как одно из сильнейших средств подавления очередных мятежей шляхты императоры с успехом применяли конфискацию земель и раздачу крестьянам.

В последний раз поляки увидели захваченную Москву в составе войск Наполеона. Истин­ное отношение русских к захватчикам было явлено миру сожжением Москвы. Ни зимних квартир, ни пищи сильный враг не получил. Никто и никогда не мог помешать полякам произвести что-либо подобное при взятии русскими войсками Варшавы. Но таковое было произведено только один раз — в 1944 году. Причем руками немцев и бандеровцев. Сами поляки способны долго и нудно рассказывать о своих страданиях, но сделать хотя что-либо — не способны.

Казалось бы, неоднократные уроки жизни должны были хоть чему-либо научить наших западных соседей. Белая и Червонная, Малая и Великая Русь — не их владение и та­ковыми никогда не будут. Но, как только появилась лишь тень надежды сесть на шею соседям — они всю энергию потратили на недопущение возникновения союза против Гит­лера. Никакое разумное суждение не коснулось ума польского правительства, и оно недрогнувшей рукой расчистило дорогу к мировой войне.

Назовём вещи своими именами. Гитлера выращивали хозяева капиталистического мира как средство решения своих проблем по разрешению кризиса мировой экономики. Посредством разрушения самой экономики вместе с народами и государствами. Почему в Польше решили, что пирожок испекли для них — непонятно. Однако факт остаётся фак­том. До первого сентября 1939 года ВСЕ захваты Германии проводились с согласия миро­вого сообщества. ВСЕ. И только Польша захватила кусок Чехословакии по своему разуме­нию. ОНА стала первым агрессором Европы во Второй мировой войне.

И, практически немедленно, получили недвусмысленные указания, кто они есть на самом деле.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

7 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.