Цифровая мировая война: финконтроль и предатели

«Папа у Коли силен в информатике»

Декабрь 2017 года войдет в историю Белоруссии как один из немногих моментов решительности местной хозяйственной во всех смыслах элиты. Долго-долго топтались у края, прячась друг за друга, но в конце концов подтолкнули батьку к изданию Декрета №8 о развитии цифровой экономики. Пусть даже мелкий и пересохший, но свой Рубикончик в финансово-политических отношениях с Россией белорусский лидер перешел.

Казалось бы, что здесь такого страшного – наоборот, отстававшая до сих пор в развитии гражданского законодательства и рыночных отношений власть в Минске начала выполнять пожелания и России, и Европы. Можно сказать, попыталась одним прыжком преодолеть усугублявшийся цивилизационный разрыв. Однако проблема в том, что до сих пор все известные попытки Минска протащить контрабанду, заработать на контроле общей таможенной границы Союзного государства и ЕАЭС – были сугубо партизанскими, хотя бы слегка завуалированными. Даже когда для контрабанды подсанкционным товаром белорусские хозяйственники прокладывали грейдером мощные лесные тропы через границу мимо российских дорожных постов – в информполе были мир, дружба и полное согласие.

Первой не ласточкой, но белой мухой в наступающей зиме отношений с Москвой был декрет о безвизовом въезде в Белоруссию из 80 стран, не согласованный и перпендикулярный союзному государству. Если учесть при этом, насколько параноидально батька и вся власть в Минске относится к своей личной безопасности, опасаясь «одиноких биатлонистов», то выходит – минское руководство сильно припекло с финансовой стороны. Не иначе элитная недвига в Вене и Праге, заложенная под личные валютные кредиты, резко обесценилась, и флажки маржин-коллов задрожали. Хотя сам по себе «минский безвиз» этих проблем не решал, но служил ясным сигналом для западных банкиров о готовности Минска двигаться дальше по этой скользкой тропе.

Кстати, пророссийские комментаторы тоже не все распознали в интриге «минского безвиза». Хотя действительно для группы спецназа пяти дней достаточно, чтобы совершить диверсию в России и вернуться через минский безвизовый коридор. Для воюющей державы такая подстава «союзника» — уже само по себе давление. Тем не менее, главным содержанием «минского безвиза» является оффшорная площадка для контактов российской бизнес-элиты с западными партнерами по выводу капитала. Можно сгонять на машине без погранконтроля быстренько в Минск расслабиться в казино с девочками, а заодно и решить деликатные вопросы.

Декрет №8 в большей степени является продолжением и развитием именно этой оффшорной стороны «минского безвиза», направленной против российского финансового контроля. Насчет безвиза можно было еще на голубом глазу врать, что это про туризм, однако создание криптоофшора в Минске напрямую подрывает усилия российских властей по регулированию финансовых, валютных потоков в самый кульминационный момент мирового финансового кризиса. Еще летом 2017 года было поручение Путина Центробанку и Минфину разработать закон о регулировании криптовалют. Еще накануне 28 декабря все ожидали внесения законопроекта в Госдуму. Но пришлось сделать паузу именно из-за батькиного декрета, чтобы изучить его влияние.

Тем не менее, в конце января российский Минфин свой законопроект обнародовал. В отличие от минского декрета, создающего локальный островок офшорной свободы действий в рамках Парка высоких технологий (ПВТ), российский закон нацелен на интеграцию цифровых финансовых активов в систему гражданского законодательства и общего для всей территории РФ регулирования. По всей видимости, проанализировав ситуацию, в Москве решили не нагружать законопроект лишними деталями, которые требовали бы ручного управления, как в Минске. Хотя на всякий случай озвучили предложения создать и в России пару «особых зон» в Калининграде и Владивостоке. Однако большого смысла при общем регулировании для всей России в этом нет. Хотя опять же, при необходимости, орган финансового контроля, то есть Центробанк своим подзаконным актом может такие сектора, но только виртуального пространства, а не территориальные – сформировать, с помощью специализированных криптовалютных организаций-посредников.

Таким образом, в итоге планы Кремля не изменились: этой весной, одновременно с Минском, легализовать криптовалюты и токены ICO в качестве цифровых финансовых активов, но не платежных средств и тем более не анонимных для вывода капитала. На этом фоне в англоязычных мировых СМИ уже появились красочные карты, где Белоруссия окрашена в голубые европейские цвета криптовалютной свободы, а Россия опять выглядит багровым Мордором, душащим ростки и топчущим стебельки. Хотя беспристрастный правовой анализ говорил бы об обратном. Но мы просто запомним этот важный момент, кому выгодно, и за что кукушка хвалит кукушонка..

При более внимательном изучении батькиного декрета №8, слишком детального и даже мелочного, чтобы быть по-настоящему эффективным, — можно найти очень много правовых дыр, в которые не то что цифровой токен, слона можно протащить. Поэтому ни о какой реальной свободе резидентов ПВТ от валютного, а тем более кагэбэшного контроля не может быть и речи. Слишком много оговорок, типа того, что токены не являются средствами в смысле законов об отмывании денег, предотвращении финансирования терроризма и ядерной контрабанды. Ну да, ну да – это называется: на усмотрение контролирующих инстанций. То есть могут и вполне невинные транзакции запретить и токены конфисковать, если лицо не понравилось, а могут и закрыть глаза на отмывание контрабандных денег, например – от украинского и балканского наркотрафика.

Вопрос, кому это выгодно, тоже не вызывает особых сомнений. Кроме самого батьки и его спецслужб, чтобы побыстрее заработать валюту, нужен и более сильный партнер на глобальном уровне. Сколько не учреждай криптоофшоров, но реально конвертировать криптовалюты в доллары или евро с фунтами можно лишь при помощи западных, например, голландских криптобирж. Не может быть и капли сомнений, что Минск является в данном случае младшим партнером лондонского Сити в деле обхода международной системы финансового контроля. Ни для США, которые эту систему продвигают, ни для России, ни даже для Китая наличие каналов для бесконтрольной утечки капиталов и финансирования криминальных сетей – не нужно и не выгодно. А вот Лондону, который уже нагнули насчет его традиционных оффшоров и заставили ввести контроль инвестиций свыше 50 тысяч фунтов, крайне нужны запасные варианты.

И среди этих запасных вариантов Минск – наиболее удобен, почти идеален, даже лучше чем Каракас с его «петрокойном». Во-первых, ни США, ни даже Россия не смогут по понятным причинам угрожать Минску военной силой. А все остальное батьке и его бюрократии по барабану. Вон, Россия не может даже материальную контрабанду в полной мере отловить и остановить на белорусской границе. Что уж говорить о виртуальной криптовалютной контрабанде в виде виртуальных кошельков, свободно ввозимых из России. Вводить полноценную границу – значит сегодня выпихивать Белоруссию не только из витруального «союзного государства», но и из реального ЕАЭС, ставить под удар долгосрочную стратегию России. Собственно, этим Минск вместе с Лондоном и пользуется для решения своих срочных проблем, ухода из-под финконтроля США. Конечно, сколько веревочке не виться, а конец криптоофшору настанет, но это еще сколько лет займет.

Опять же на стороне батьки позитивное восприятие бизнесом и общественностью идеи криптоофшора в Минске. Российские бизнесмены в сфере ИТ уже и до этого пользовались налоговым оффшором ПВТ, а перед Новым годом и вовсе впали в эйфорию. Конечно, им будет обидно, когда окажется, что минский криптоофшор не соответствует требованиям нового российского закона о криптовалютах. Опять будет Путин виноват. Однако есть ли реальный, а не виртуальный повод для радости хотя бы у белорусского ИТ-бизнеса?

Здесь придется сделать небольшой экскурс в предысторию минского Парка высоких технологий. Как это всегда бывает, не было бы счастья, да несчастье помогло сформировать тренд на ИТ-специализацию белорусского бизнеса. Во всех остальных материальных сферах любой бизнес-успех частной компании заканчивался в Белоруссии одинаково – раскулачиванием, изъятием прибыли и размазыванием доходов тонким слоем по тарелкам местной бюрократии. Такая уж тут совхозная элита – хочешь нами править, тогда вынь да положь «стабильность», гарантии поддержки даже самых непригодных дырэхтароу. А иначе, и тут у батьки совхозный инстинкт работает – эта стая голодных леммингов опрокинет и разобьет вожделенную кормушку.

А вот с производством виртуальных ценностей и продуктов ИТ-фирмами такой фокус не прошел бы. Программистам и системщикам проще сняться с места и переехать хоть в Москву, хоть в Вильнюс, хоть в Киев. По этой простой причине раскулачить и тем более отнять продукт у ИТ-бизнеса не получится. Только поэтому вменяемым силам в администрации президента РБ удалось идею налогового оффшора ПВТ продвинуть и реализовать. А это подтолкнуло к развитию всю ИТ-отрасль, Нужно также заметить, что занудная методичность и бесконечное терпение белорусов идеально к этой ИТ-сфере деятельности подходят.

Опять же, первый местный легальный долларовый миллиардер вырос из этой самой ИТ-сферы со своим суперпроектом World of Tanks. Однако еще большим успехом лично я считаю перехват белорусами существенной части субподрядов для российских госзаказов. Конечно, львиная доля бюджетных миллиардов уходила и все еще уходит на распил генподрядчиками типа IBS. Но тем более востребованы относительно дешевые варианты интегрируемых подсистем. В этом случае дешевизна жизни в Белоруссии и остаточные социальные гарантии обеспечивают законный демпинг и захват рынка. А ведь главное – именно вытеснить конкурентов из определенной специализации и развивать это направление своим узким кругом специалистов. Потом уже не догонишь, даже при изменении правил игры, когда вместо бюджетного распила на системной интеграции, скажем, будет покупка услуг у специализированных ресурсов.

Однако, несмотря на все эти достаточно очевидные тренды, в самом Минске наблюдается определенная дезориентация. Сами узкие специалисты — программисты или бизнесмены от ИТ развивать идеологию белорусского ИТ-офшора не могут, не под это мозги заточены. А те немногие гуманитарии, которые хоть что-то соображают в цифровой экономике и постсоветской политике, сами оказываются в плену общих еврофильских и отчасти русофобских штампов. Например, адепты ИТ-будущего Беларуси, как правило, являются, если не противниками, то скептиками в отношении Белорусской АЭС. Хотя нужно не так уж много умственных усилий для понимания ее значения для ИТ-сферы. Особенно, если Литва с Польшей помогут и не дадут экспортировать энергию АЭС в Европу. Тогда у Минска вообще не останется других вариантов, кроме как на основе дешевой энергии развивать экспортные ИТ-услуги.

Ну ладно, радиофобия после Чернобыля – это хотя бы объяснимо. Но те же самые минские идеологи вдруг советуют руководству ПВТ не делать ставку на российский госзаказ, мол, это ведет не в ту степь, обратную от вожделенно кошерной еврожизни. Хотя так и послушали ИТ-бизнесмены этих идеологов.))) Еще раз повторю – без специализации и развитии на отвоеванном сегменте рынка никакой устойчивый ИТ-бизнес невозможен. Можно уйти от, да, коррумпированного заказчика в Москве, но не факт, что столь же коррумпированные подрядчики ТНК возьмут вас на субподряд там, где работают совсем другие стандарты и подходы, ориентированные на рост производительности хардвера, а не на качество софта.

Тем не менее, мечта идеологов об отлучении белорусов от российского госзаказа может и сбыться, в том числе из-за нового криптоофшора. После декрета №8 в Парке высоких технологий соединились две весьма противоречивых тенденции развития (впрочем, вторая тенденция – разложения) экономики и политики Белоруссии. ИТ-сфера и ее развитие, действительно, имеет шанс стать основой для будущего республики, особенно при сохранении своего близкого рынка России и стран СНГ.

А вот услуги в части ухода от налогов и финконтроля, российского и глобального, готовность обслуживать контрабандные, контрафактные, криминальные финансовые потоки – может принести сиюминутные доходы, спасти верхушку режима от личного банкротства, и даже в какой-то мере развить цифровую инфраструктуру в Минске. Вот только кто же после этого доверит белорусским ИТ-фирмам работать на опережающее развитие цифровой экономики, блокчейновых или БигДата-проектов в Москве, да и в других крупных столицах? И здесь дело даже не в наказании зарвавшихся минских «союзников», а в информационной безопасности государства и экономики. Зависимость ИТ-фирмы от сомнительного альянса минских спецслужб с теневыми дельцами из Сити – не лучший аттестат.

Кроме того, нужно учесть, что политическая защита криптоофшора и теневого альянса с Сити требует от Минска, помимо сохранения формального союза с Россией – нагнетания антироссийских настроений во внутренней политике. Что подтвреждается гнусной историей с арестом пророссийских журналистов и фарсовым судом над ними.

Можно упомянуть еще один признак дезориентации и раздвоенности или даже расстроенности минской интеллигенции, в том числе идеологов ИТ-развития. Это их позитивный интерес к новостям о других криптооффшорах, например о Пуэрто-Рико. Не знаю, какой силы должны быть розовые очки, чтобы увидеть в десанте спекулянтов, уже нагревшихся на биткойнах, – благо для многострадального острова. Пардон, какая может быть «цифровая» экономика в полуразрушенном регионе, где нет энергосистемы, каждый день блэкауты. Зато там нет проклятой АЭС. Опять же – нужно снять розовые очки, отказаться от навязанных западными СМИ рекламных штампов, чтобы увидеть самое простое, а потому верное объяснение – биткойновые спекулянты хотят еще нагреть все тех же лохов на спекуляции земельными участками в будущем «городе Солнца». Ох-хо!

В конечном счете, я не сомневаюсь, позитивная тенденция развития цифровой экономики в Белоруссии возьмет верх над спекулятивными и разрушительными, предательскими тенденциями. Однако, произойдет это после неминуемого кризиса и последующего самоочищения общества. Соблазн слишком велик для слабой элиты и неразвитого гражданского самосознания, чтобы не иметь довольно тяжких следствий.

Что же касается возможного влияния минского декрета №8 на российскую политику, то оно может быть даже положительным. Российская бюрократия давно отвыкла от конкуренции на поле внутренней политики. Вот и сегодня быстро найти ответ даже на очевидный вызов со стороны «союзника», чиновники из Минфина и ЦБ не могут. Значит, последуют определенные оргвыводы, вряд ли в виде увольнений, но в виде перераспределения полномочий и сфер ответственности – скорее всего.

До сих пор налоговый оффшор минского ПВТ с его демпингом работал, скорее, на российскую бюрократию, увеличивая маржу посредников и откаты. Однако теперь политикам придется искать решения, а чиновникам эти решения исполнять, а не саботировать и оттягивать наступление эры цифрового финансового контроля. Конкуренция со стороны Минска и желание российских ИТ-фирм получить такие же условия в России – тоже неплохой стимул развития, особенно при угрозе информационной безопасности. Так что в целом – можно сказать батьке ехидное спасибо за весьма рискованное для самого Минска решение. Но видно им там уже деваться некуда всем кагалом с валютными долгами.

Материал: http://oohoo.livejournal.com/214564.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале

На почту
avatar