Дуров и дураки: кто зарабатывает на Telegram

Мессенджер Telegram Павла Дурова существует уже более трёх лет, но до сих пор не обрёл стабильной схемы монетизации, способной сделать компанию устойчивой и позволить основателю не тратить личные средства на её поддержку. Редакция узнала, кто зарабатывает на проекте вместо его создателей, и пообщалась с авторами платформ для создания ботов, администраторами популярных каналов и разработчиками сервисов, монетизирующих услуги на основе экосистемы Telegram.

Мессенджер Telegram появился в августе 2013 года, когда Павел Дуров, по его словам, решил создать безопасное средство связи после ряда событий, связанных с российскими спецслужбами. С тех пор мессенджер превысил планку в 100 миллионов пользователей по всему миру — таковы данные, озвученные Дуровым в феврале 2016 года. Проект успел обрести популярность во многих странах (хотя в России сильно уступает Viber, Whatsapp и даже ICQ по данным на июнь 2015 года) — и обрасти полезными функциями, среди которых боты и каналы, а также платформы для разработчиков игр и авторов текстового контента.

Автор одного из популярных каналов « Интернет-аналитика» Алексей Никушин провёл исследование, чтобы очертить аудиторию, которая составляет ядро активных пользователей Telegram в России. Для этого он организовал опрос среди 3,6 тысяч подписчиков таких популярных авторов, как Андрей Себрант, Андрей Бродецкий и Валентина Евтюхина. В его выборке оказалось 75% мужчин и 25% женщин, почти 50% из опрошенных — в возрасте от 25 до 34 лет. Почти 40% активных пользователей живёт в Москве, ещё 14,3% — в Петербурге.

Вопрос о занятости показал, что основные пользователи — опытные специалисты с опытом работы более трёх лет (35%). 19% респондентов ответили, что занимают пост менеджера или руководителя среднего звена, 18% — начинающие специалисты (до трёх лет опыта), 10% — директора или владельцы собственного бизнеса. Удивительно, что среди пользователей российского Telegram практически отсутствуют школьники — всего 3%. Студентов чуть больше — 15%. Аудитория Telegram является весьма платежеспособной: доход от 50 тысяч в месяц — более чем у половины (51%) опрошенных, причем, 24% респондентов сообщают о доходе более 100 тысяч рублей в месяц.

Этому исследованию решили противопоставить свои данные создатели популярного игрового бота VillageGameBot, которые сумели набрать аудиторию, превышающую 300 тысяч человек. Они также провели анкетирование среди русскоязычных игроков, собрав около 3,5 тысяч ответов от мужчин и более 800 от женщин.

Среди ответивших — 27,4% людей в возрасте от 15 до 18 лет, 20,8% — от 19 до 21 года. Большая их часть проживает в российских городах за вычетом Москвы и Петербурга, 18,7% в Москве, 6,4% — в Петербурге, и ещё 16,4% в Узбекистане. Основная часть ответивших — школьники (22,6%) или студенты (30,8%). Предпринимателей всего 6,3%.

Telegram не спешит зарабатывать

Павел Дуров в интервью изданию Daily Dot в 2015 году рассказывал, что тратит на поддержку проекта около миллиона долларов в месяц. Команда проекта относительно компактная — «Секрет фирмы» упоминал в апреле 2016 года, что её ядро составляет чуть более десяти человек — кроме того, Дуров привлекает волонтёров, которые помогают, к примеру, обрабатывать вопросы пользователей.

Вместо того, чтобы тратить деньги на маркетинг (и в особенности привлечение звёзд), Дуров предпочитает финансировать собственные конкурсы для разработчиков, призовые фонды которых составляют миллионы рублей, а также делать выплаты создателям стикеров и разработчикам ботов.

Осенью 2016 года команда Telegram выдала гранты на сумму более $200 тысяч разработчикам пяти ботов, среди которых — фоторедактор Icon8, коллективная игра Werewolfbot и сервис для денежных переводов Octopocket. По словам Дурова, Telegram планирует передать создателям ботов в общей сложности $1 млн. Кроме того, за полгода более чем 50 создателей стикеров получили $450 тысяч, и выплаты художникам также будут продолжаться.

Но зарабатывать, чтобы обеспечивать своё существование, проект пока не научился — хотя Дуров осознаёт такую необходимость. В феврале 2016 года он заявил в интервью изданию Fortune, что планирует предложить схему монетизации Telegram «в течение ближайших двух лет».

Мы похожи на НКО тем, что мы тоже хотим тратить всё, что заработали. В то же время, мы хотим сами себя обеспечивать. Поэтому важный вопрос, который нам задают пользователи: «Отличный продукт, бесплатный, мне он нравится, но что случится через год, два года, пять лет, когда вы наберёте большую популярность и расходы возрастут?»

Предприниматель тогда упомянул WhatsApp и Viber, которые, по его словам, достигли определённого уровня популярности и предпочли продаться более крупным компаниям — Facebook и Rakuten соответственно — так как не смогли найти свой способ монетизации, позволяющий покрыть расходы. WhatsApp, к примеру, экспериментировал с платной подпиской, но сумел в 2014 году заработать всего $25 млн, потратив $280 млн.

Мы не хотим вечно сжигать деньги, и мы не хотим зарабатывать больше, чем можем потратить. Мы хотим зарабатывать ровно столько, сколько нам нужно на оборудование, трафик и зарплаты. В нашей команде — лучшие разработчики мира. Некоторые из них были лучшими во «ВКонтакте», и они ушли вслед за мной в Telegram. Они получали предложения от Facebook, Google. Мы не можем мотивировать их опционами, потому что это не частная компания, предназначенная для продажи. Поэтому нам приходится платить им конкурентоспособные зарплаты, иначе у нас не было бы разработчиков.

Дуров упомянул, что в будущем компания должна иметь возможность покрывать затраты — «потому что иначе это нечестно». Предприниматель подчеркнул, что для этого ему придётся придумать устойчивую бизнес-модель.

Тем не менее, по его словам, схема монетизации Telegram не должна включать платные функции, подписки или рекламу — «Telegram всегда будет бесплатным для пользователя». Дуров отметил, что обдумывает создание платформы для сторонних разработчиков, которая позволит разделять доходы с создателями мессенджера. Ту же мысль он повторил во время своего выступления на сентябрьской конференции TechCrunch Disrupt 2015, анонсировав появление API, дающего разработчикам возможность взимать плату с пользователей.

Telegram анонсировал создание системы для монетизации ботов и игр внутри мессенджера уже через год после этой конференции — в октябре 2016 года. Информация об этом появилась в условиях для разработчиков, которые публикует бот Botfather. В правилах указано, что создателям игр и других HTML5-приложений запрещено вставлять туда рекламу и требовать с пользователей плату. Взамен Telegram предложит свою унифицированную систему монетизации. Тем не менее, точные сроки её запуска неизвестны.

В сентябре 2016 года Дуров предпринял первую публичную попытку монетизировать деятельность Telegram, но через стороннюю платформу — команда выпустила платные стикеры для iMessage. Первоначально пользователям предложили девять наборов, каждый из которых доступен за 149 рублей. Компания продаёт стикеры, созданные художниками в рамках сотрудничества с Telegram — доходы от продаж в iMessage команда мессенджера планирует использовать для выплат премий художникам и создания новых наборов.

Вокруг Telegram развернулась экосистема

Мессенджер не предоставляет встроенных инструментов для поиска каналов и ботов, а также до сих пор не позволяет их создателям монетизировать свою аудиторию. Предприимчивые пользователи успели открыть внешние агрегаторы ботов и каналов, а также основать целые студии, которые занимаются исключительно разработкой ботов. Также стали появляться первые неуверенные попытки организовать рекламные биржи.

Один из бывших разработчиков Telegram Степан Коршаков стал разрабатывать мессенджер Actor для продажи его корпоративным клиентам — этот бизнес не связан напрямую с Telegram и не использует его код или наработки, хоть и напоминает проект Дурова по функциональности, но демонстрирует, как можно было бы монетизировать концепцию лёгкого и быстрого мессенджера.

За последние годы вокруг Telegram появилось множество стартапов, которые строят свои сервисы на основе его инфраструктуры или экосистемы — это не только агрегаторы ботов и каналов, но и бесчисленные боты (к примеру, для поиска вакансий или подбора одежды, и даже фриланс-биржи), платформы для запуска магазинов внутри мессенджера.

Томские разработчики из компании Interweb в 2015 году открыли платформу Botrevenue для монетизации ботов. Она позволяла рассылать рекламу вместе с ответами на запросы пользователей. Botrevenue планировала использовать модель оплаты CPC — стоимость одного клика, по словам представителей компании, варьировалась бы от $0,05 до $0,15, а разработчики платформы взимали комиссию. Впрочем, на момент написания этого материала сайт платформы был недоступен — проект оказался закрыт.

В том же году российские разработчики запустили первого «умного» бота для чатов Telegram — Jaconda. Это произошло примерно за полгода до того, как команда мессенджера анонсировала внутреннюю платформу для создания ботов. Проект быстро рос — он позволял интегрировать в чаты такие сервисы, как Github, Google, YouTube, Giphy и email.

Создатели Jaconda отмечают, что большая аудитория не принесла никакой выгоды с точки зрения бизнеса — участники чатов использовали бота в основном для развлечения, а не для работы. Не сумев придумать схему монетизации, команда заморозила проект, даже несмотря на внушительный рост числа пользователей.

В августе 2015 года несколько сотрудников «Яндекса» выпустили систему аналитики для Telegram-ботов «Ботан» — она работает на основе «Яндекс.Метрики» для приложений и предоставляется бесплатно.

Собственных ботов разрабатывают или заказывают крупные организации — они используют их либо для улучшения сервиса (в расчёте на то, что пользователям Telegram удобно совершать некоторые действия или получать важную информацию прямо в мессенджере), либо для привлечения клиентов и трафика, а также ради пиара.

К примеру, разработчики российской системы «Стриж» научили счётчики воды общаться с владельцем квартиры через Telegram, «Тинькофф банк» сперва выпустил собственного бота для перевода средств, а чуть позже и вовсе использовал код Telegram для создания собственного мессенджера MoneyTalk. С ботами экспериментируют «Почта России», Правительство Москвы, «Сбербанк».

Не все компании готовы разрабатывать ботов самостоятельно, поэтому почти сразу появились компании, которые оказывают услуги по созданию ботов для Telegram — этим промышляют как большие веб-студии, так и небольшие фирмы, которые избрали это основной сферой деятельности.

Интерес к теме проявляют и стратегические партнёры — к примеру, «Яндекс» в марте 2016 года инвестировал в компанию 200 Labs, которая работает под брендом Chatfuel. Она специализируется на разработке конструктора «умных» ботов. Учитывая особенности соглашения, «Яндекс» в течение двух лет может получить в совокупности 24,5% компании за несколько миллионов долларов. Думик рассказал vc.ru, что другие инвесторы также проявляют интерес к компании — следующий раунд компания планирует привлекать «на горизонте 12-18 месяцев».

Компания, основанная Артёмом Пташником и Дмитрием Думиком (они известны как создатели популярного приложения Myata, которое умеет фильтровать контент во «ВКонтакте» по предпочтениям пользователя), прошла акселерацию в самых известных американских акселераторах 500 Startups и Y Combinator и заполучила крупных клиентов, в их числе Forbes, Techcrunch, Buzzfeed, Burberry, British Airways и The New York Times. В январе 2016 года к команде присоединился бывший руководитель «Поиска по картинкам» в «Яндексе» Андрей Ярошевский. В команде уже 15 человек в двух офисах — в Москве и Сан-Франциско. Двое из них перешли в Chatfuel из вышеупомянутого проекта «Ботан».

Сейчас Chatfuel поддерживает Telegram и Facebook, в планах создателей — добавить поддержку Viber, Line и Kik. После анонса сделки с «Яндексом» в марте «Ведомости» писали, что на базе Chatfuel создано более 120 тысяч ботов с общим числом подписчиков, превышающим 5 млн. Боты распространяются через платформу Storebot, которую также поддерживают создатели сервиса. По словам Думика, к концу декабря 2016 года число создателей ботов достигло 210 тысяч, а общее число ботов — 360 тысяч, их суммарная аудитория превысила 17 млн.

65% ботов, созданных на платформе Chatfuel, поддерживают Telegram, 35% — Facebook Messenger, причём вторую платформу команда стала поддерживать лишь полгода назад.

Дмитрий Думик рассказал vc.ru, что сейчас команда ещё не монетизирует сервис, но планирует этим заняться. Он упомянул, что в конце 2016 года произошло «ключевое для индустрии событие» — в бета-режиме запустилась функция Native Payments on Messenger, позволяющая американцам принимать оплату через бота в Facebook. Chatfuel стала первой платформой, на которой можно создавать ботов с такой функцией — пользователь привязывает банковскую карту и заполняет информацию, и все последующие транзакции происходят по нажатию одной кнопки.

В качестве примера он привёл бота американской знаменитости, который продаёт подписанные вручную открытки, и бота кофейни, который продаёт кофейные зёрна.

В 500 Startups также попала компания сына основателя Abbyy Давида Яна, Микаэла Яна. Предприниматель занимается развитием платформы ManyChat, которая позволяет компаниям общаться с клиентами через популярные мессенджеры, включая Telegram.

Свою работу с мессенджерами Ян начинал с ботов, запустив ещё раньше, чем Chatfuel, платформу для создания ботов в Telegram — Manybot. В беседе с vc.ru Ян рассказал, что к декабрю 2016 года на платформе было создано более 300 тысяч ботов для Telegram, причём клиенты делают это бесплатно, а монетизация платформы для Telegram запланирована только на 2017 год. Платная версия сервиса рассчитана на ботов в Facebook Messenger — стоимость поддержки зависит от количества подписчиков, она может начинаться от $10 в месяц и превышать $100 в месяц.

По словам Яна, для Telegram команда готова предлагать похожие цены, но спрос под этот мессенджер гораздо ниже — покрытие меньше, чем у Facebook Messenger. «Я знаю человека, который продаёт ботов, сделанных на основе Manybot, за 15 тысяч рублей и предоставляет поддержку за 5 тысяч рублей, но это прямые продажи, переговоры и прочий ад», — уточняет Ян.

Кроме ManyChat есть и другие компании, которые помогают организовать поддержку через Telegram. Дмитрий Чистов, создатель платформы WhatsHelp, в мае 2016 года рассказывал vc.ru, что его компания сумела за год заработать 2,2 млн рублей — «продажи идут очень сложно — как и на любом рынке, который только-только формируется».

Чистов тогда упомянул и ботов — ему известны случаи, когда крупные компании заказывают ботов «для галочки», но клиенты ими в любом случае не пользуются. По его словам, стоимость разработки корпоративного бота может начинаться от 10 тысяч рублей и достигать 300 тысяч рублей.

Основатель компании Combot Фёдор Скуратов в беседе с vc.ru рассказал, что его команда также помогает клиентам разрабатывать ботов. «Стоимость создания бота составляет от 50 до 200 тысяч рублей, в зависимости от того, что бот умеет, нужны ли ему динамические кнопки, есть ли что-то сложное в бэкенде, сколько в нем контента. Разработка контента в сумму не включена. Если тебе нужен бот, который будет просто орать — можно нанять фрилансера за десятку или показать своему аккаунт-менеджеру Chatfuel», — усмехается Скуратов.

По мнению Чистова, на коммерческих ботах (ecommerce, боты для ресторанов и сервисных компаний, служебные боты вроде Statsbot) можно зарабатывать, «но важно найти правильный кейс, когда бот не будет просто игрушкой, а будет реально работать и приносить бизнесу ценность в виде новых продаж или снижения расходов». На некоммерческих ботах зарабатывать, по словам Чистова, пока никто не научился, но они могут служить источником трафика и инструментом продвижения.

Авторы популярных каналов продают рекламу

В сентябре 2015 года Telegram представил публичные каналы — новый способ общения авторов контента с массовой аудиторией, который не предполагает обратной связи в привычном виде. Читатели не могут оставить комментарий напрямую — лишь поделиться публикацией в другом канале или чате, написать автору отзыв в личном сообщении или использовать недавно внедрённые инструменты вроде голосования или «реакций».

По словам основателя Combot Фёдора Скуратова, подписчикам каналов свойственно два сценария поведения — они могут либо читать новые публикации в каналах сразу после публикации, либо просматривать их в удобное время — активные пользователи мессенджера предпочитают второй вариант.

Показатели популярности канала — это число подписчиков и число просмотров каждой публикации, причём второй счётчик учитывает и пользователей, которые увидели запись не только в самом канале, но и вследствие её перепубликации в другом канале, чате или личном сообщении. Таким образом, число просмотров одной записи может даже превышать число подписчиков канала.

По оценке Скуратова, в России у Telegram сейчас около 4,5 млн активных пользователей в месяц, из них на различные каналы подписаны около 10%, то есть 450 тысяч человек. За пределами России Telegram пользуется большей популярностью, подтверждает предприниматель.

Свои каналы стали заводить блогеры и издания, но особую популярность получили так называемые «авторские» каналы. Общая особенность таких каналов — оригинальный формат (например, регулярные подборки интересных статей или рецензии на книги) и ярко выраженная авторская позиция (раскрученные технологические каналы Techsparks и addmeto ведут сотрудники «Яндекса» и известные ИТ-эксперты Андрей Себрант и Григорий Бакунов, в характерной манере комментирующие важные новости из мира технологий, на которые даже не всегда успевают обратить внимание традиционные российские издания).

Большая в масштабах Telegram аудитория — тысячи и десятки тысяч подписчиков — неизбежно породила запрос от рекламодателей. Создатель канала «Интересные статьи» (почти 23 тысячи подписчиков на момент публикации материала) Михаил Кафанов описывает рынок рекламы в Telegram-каналах как «недостаточно цивилизованный», но указывает, что на эту площадку уже успели прийти крупные рекламодатели.

Кафанов рассказывает, что рекламу на его канале заказывали такие компании, как DOC+, «Мегафон», «Нетология», Amplifr, Invisible. Ежемесячная выручка составляет от 30 до 80 тысяч рублей. В сентябре 2016 года Кафанов покинул работу в компании Relap, чтобы посвятить больше времени развитию канала:

Реклама в русскоязычном Telegram темна и полна ужасов. Рынок делится на три части: реклама в ботах (подходит для рекламы других ботов), реклама в каналах с некачественным контентом (подходит для рекламы ботов, таких же каналов и некоторых брендов) и реклама в авторских каналах (подходит для всего, кроме рекламы каналов с некачественным контентом).

Рынок растёт за счёт юных медиаменеджеров и прогрессивных компаний с бюджетами, которые видят в Telegram дистиллированную ЦА. Замедлился рост интереса со стороны первой группы, владельцев пабликов во «ВКонтакте» (а огромная часть каналов занимается как раз ретрансляцией контента из «ВКонтакте»). Странных людей с деньгами, которые завели канал о контактах с Нибиру, почти не осталось.

Мой scientific wild-ass guess в том, что русскоязычный сегмент по деньгам с начала весны вырос раза в три, но это всё равно маленькие деньги.

Разовое размещение в вводной части рассылки стоит 8 тысяч рублей, но её автор подчеркивает, что большая часть рекламодателей предпочитает покупать пакетное размещение — от трёх до пяти контактов обойдутся в 16–25 тысяч.

Партнёрские размещения производятся без UTM-меток, а отдача обычно измеряется либо в новых подписчиках для канала, бота или набора стикеров, либо в лидах. «По конверсиям тяжело обозначить какие-то ориентиры: рекламодателей очень по-разному воспринимают», — подчёркивает Кафанов.

Кафанов утверждает, что с лета 2016 года не повышал расценки на рекламу в его канале вслед за ростом подписчиков. По его словам, расценки в каналах с «некачественным контентом» ниже в два-три раза, но многие ставят цены как у авторских каналов.

О цивилизованности на рынке говорить сложно. Да, есть попытки создать «центры силы» — биржи, агентства и так далее, но всё это очень напоминает ситуацию с Twitter года четыре назад. Тогда, как помнят старожилы, появились десятки бирж и пулов блогеров, но заработали денег в итоге немногие. И уж точно не микроблогеры.

Прекрасный показатель неорганизованности рынка — маркировки рекламы. Ставит их примерно никто, поэтому постепенно контент больших каналов становится похож на аккаунт популярной модели в Instagram: «Девочки, шла по улице и случайно сделала ноготочки вот в этом салоне». Хотя если учитывать особенности Telegram, вы чаще встретите «Ребятки, наткнулся на классный курс для маркетологов, посмотрите и вы».

Кафанов считает, что его канал «мог бы приносить и больше» — в неделю ему поступает около 20 запросов, но в рассылку не попадает больше пары рекламодателей из этих 20. Четверть, по словам Кафанова, не устроят расценки, ещё десяти откажет он сам — не желая рекламировать некачественный контент, плохие товары и «вообще все вещи, которые вызывают душевный дискомфорт».

По словам Кафанова, у многих владельцев других каналов «нет таких заморочек» — «с такой же аудиторией они спокойно забивали бы каждый слот ставками на спорт и каналами графоманов, но это путь, который очень быстро уничтожит доверие ядерной аудитории».

Наличие в рассылке Кафанова маркировок «спонсор» (платное размещение), «партнёр» (информационное сотрудничество) и «друг рассылки» (бесплатно по просьбе друзей) тоже не помогает урезонить некоторых рекламодателей — «спрос на «джинсу» всегда больше».

Канал «Интересные статьи», рассказывает Кафанов, в ближайшее время перейдёт от обработки входящих клиентов к поиску новых. Автор считает, что если так же поступят и другие большие авторские каналы, приток новых рекламодателей с ощутимыми бюджетами усилится, «но вероятней всего нас ждёт размеренное развитие хаотичного рынка, потому что основным бизнесом Telegram является не для многих».

Спрос на аналитику

Бывший руководитель заочного акселератора Фонда развития интернет-инициатив Фёдор Скуратов также ушёл из крупной компании, чтобы заниматься собственным стартапом, связанным с Telegram — его компания Combot помогает администраторам чатов анализировать статистику, а создателям ботов — продавать рекламу. В декабре Combot привлёк 10,25 млн рублей от ФРИИ. В начале пути, по словам Скуратова, с ним связался неназванный бизнес-ангел, но так и не сумел помочь:

Как компания мы появились в июне — наличие юридического лица было требованием к прохождению акселератора ФРИИ. Первую версию аналитики для чатов запустили в конце апреля 2016 года: мы с напарником как-то в очередной раз сидели за партией в Europa Universalis IV и я возьми да попроси сделать мне небольшой анализатор для одного из своих Telegram-чатов. Так и закрутилось.

Первый бизнес-ангел пришел к нам через неделю после запуска, когда я написал клич в Facebook о поиске разработчиков-энтузиастов — тогда ещё не шла речь о деньгах. Это очень известный в венчурных кругах человек, один из топовых в России, и когда мне в личку пришло «А ангела не ищете?», я немного ошалел. По итогу, предложенные условия нас не устроили, но я благодарен ему за интерес.

Еще через неделю мы привлекли ангельские инвестиции на других условиях. По своему комьюнити-менеджерскому профилю я был знаком с Олегом Самбикиным, основателем Syncopate/GameNet, и он вместе со своим партнером, Фёдором Петровым, стал нашим первым инвестором.

В команде Combot работают четыре человека, но Скуратов планирует расширять штат как минимум до семи человек.

Компания занимается двумя основными направлениями — аналитикой и рекламой. Combot зарабатывает на размещении рекламы через биржу — монетизацию системы аналитики компания тестировала (по словам Скуратова, успешно), но активно пока не развивала — это включено в план на следующий год. Также компания пробует себя в разработке ботов — самостоятельно и с партнёрами.

Крупных клиентов у компании около пятнадцати. Малые клиенты приходят в основном через платформу партнеров Combot из Sociate.ru, которая выступает «витриной» для рекламодателей — в июне 2016 года Combot и Sociate объявили о запуске биржи рекламы в Telegram.

«Для рекламодателей Telegram может быть наиболее дешевым и качественным источником лидов, трафика и узнаваемости: средний охват публикации — от 50% до 80% подписчиков, CTR от 5% до 20%», — написал тогда Скуратов в Facebook.

Конкурентов у такой платформы, по словам Скуратова, немного: «Если говорить о «биржах», то все конкуренты прибегают в мессенджеры с оферами по товарным партнёрским программам. Тот же Telegram — это как ЖЖ времен 2004-2005 года, но без влияния ссылок на поисковое ранжирование. Де-факто, приходить сюда с товаркой — всё равно, что идти с этим к «Медузе», vc.ru или TJ».

Скуратов утверждает, что в ботах сейчас публикуется мало рекламы — «это направление будет развиваться в 2017-2018 годах. Пока никто не придумал, как делать это элегантно, а иначе не нужно».

По данным Combot, средний ценник на рекламу в российских Telegram-каналах находится в районе 500-750 рублей CPM (цена за тысячу показов), в Испании и Италии ситуация примерно совпадает, а в Узбекистане расценки в 10 раз ниже.

При этом отдача от инвестиций, говорит Скуратов, «зависит от того, что продвигают» — «для канала «Давыдов.Индекс», допустим, который мы помогали продвигать, ROI сложно посчитать, для ботов от «Мегафона» или «Туборга» ключевой показатель все-таки awareness (уровень осведомленности потенциальных потребителей о бренде)».

«Да и вообще в российский Telegram сейчас в основном стоит идти именно за контактами и awareness, если вы — федеральный бренд, или медийный, политический или маркетинговый продукт», — заключает Скуратов.

Неудачные эксперименты

Серийный предприниматель Артём Пиковский несколько раз подступался к Telegram как к источнику стабильного и высокого дохода, но всякий раз терпел неудачу. Сразу после запуска каналов в Telegram он завёл @crynet — его канал, по словам Пиковского, не раз попадал в подборки интересных каналов и пользовался успехом в Иране, «где культура потребления контента в Telegram выше за счет блокировок соцсетей и качества интернета».

Канал быстро набрал около шести тысяч подписчиков, большая часть из них нашла его на популярной платформе TChannels, где канал занимал первую строку. «Engagement rate зашкаливал, видео расходились охватом до 30-40 тысяч человек. Студенты иранских вузов присылали свои эксперименты по химии и физике, устраивали баттлы с другими вузами», — рассказывает Пиковский. Он сумел собрать международную команду, которая поддерживала каналы Crynet на разных языках.

В Иране, говорит Пиковский, существуют каналы-миллионники, чьи администраторы берут за публикации большие деньги, и у них «бешеный» медиаплан — 20, 30 или даже 40 публикаций в сутки.

Каналы Пиковского публиковали только тематическую рекламу — «из-за узкой тематики и любви к пользователям», стоило это около 2–5 тысяч рублей за публикацию. Сейчас, по словам Пиковского, канал почти не поддерживается — команда устала искать интересный контент, «отдачи не было, да и в рейтинге искусственно накатили единицы, и прирост подписчиков стал медленный».

В феврале 2016 года Пиковский вместе со своим партнёром, основателем Postio Алексеем Московским, выделили бюджет на «тестирование идей» — вдохновлённые ростом канала Crynet, предприниматели решили запустить бота по поиску отелей.

В марте в партнёрстве с OneTwoTrip был запущен бот @hotelrobot, который умел выдавать отели по свободному запросу вида «В Париж на выходные до 10 тысяч рублей». Зарабатывать Пиковский с Московским планировали по партнёрской программе, получая отчисления с каждого бронирования.

Пиковский утверждает, что прирост пользователей составлял около 20% в неделю без всякой рекламы. Про бота писали СМИ, его упоминали в тематических каналах, что заметно привлекало аудиторию — до 1000 человек с одного упоминания. Бот подключили к Aviasales, но данные по бронированиям не изменились — пользователи активно играли с функциями, но заказывали мало.

Общая выручка бота через комиссию достигала тысячи рублей в месяц. «Позднее выяснилось, что юзкейс был ограничен и им пользовались по назначению, когда у людей было мало времени, либо ограничение по трафику», — сокрушается Пиковский. Предприниматель обсуждал его продажу, но сделка не состоялась. Сейчас бот работает, но на менее мощном сервере.

Третий тест Пиковского был основан на партнерстве с Aliexpress. Он заметил рост активности на международных каналах с необычными товарами. «Расписали медиаплан, выбрали крутые полезные и бесполезные товары, запустились, налили трафика на канал. Свернулись. По первому месяцу было понятно, что на этом много не заработаешь», — рассказывает Пиковский.

По итогу могу сказать, что пока команда Telegram не привяжет банковские карты к аккаунтам пользователей, в Telegram будут зарабатывать единицы. С привязкой исчезнут лишние шаги конверсии, зависимость от верстки принимающей страницы оплаты, работы третьих сервисов, опасения по доверию к ресурсу. В целом рынок не выглядит таким перспективным, как летом этого года.

«Чёрный» рынок

Эксперты рынка, пожелавшие остаться анонимными, вкратце рассказали vc.ru о «чёрных» методах монетизации. Кроме продажи запрещённых товаров (в этом случае Telegram выступает лишь в роли дополнительного маркетингового канала), в мессенджере практикуется накрутка просмотров в иностранных каналах. Такая схема появилась спустя 4-5 месяцев после того, как каналы были анонсированы в Telegram.

«Накрутчики» создают сеть «мусорных» каналов, которые публикуют неуникальный контент и распространяют записи друг друга, чтобы обмениваться подписчиками.

Администратор любого канала, к которому пришёл рекламодатель, желающий купить публикацию по модели CPM — к примеру, пять долларов за тысячу показов — может принять предложение, опубликовать у себя запись, а затем обратиться к услугам «накрутчиков». За несколько десятков долларов каждый из таких «мусорных» каналов опубликует у себя ту же рекламную запись, что увеличит число её просмотров до нескольких десятков тысяч. Рекламодатель не узнает, откуда пришли показы, и может посчитать, что публикация просто стала «вирусной».

Эксперты приводят другой пример не вполне «белой» монетизации через Telegram. Известны случаи, когда предприимчивый автор канала стал публиковать в нём фотографии девушек, а затем за деньги раздавать подписчикам реальные контактные данные своих «моделей», добывая их через сервис FindFace, который в то время ещё не получил такого широкого распространения, как сейчас. Кто-то наоборот — за плату помогал пользователям находить в социальных сетях приглянувшихся актрис из порнографических роликов.

ЗЫ. Удачи Павлу в монетизации Телеграмма. Однако, на мой вгляд, первый заход монетизации — стратегически странный. Допустим, известно, что в Телеграме не сидят школьники и студенты, а при этом — сделана продажа стикеров. Вряд ли это будет интересно взрослой деловой аудитории, многие из которых выбрали Телеграмм из-за замороченности на «приватности». Имхо надо искать другую нишу.

А если там сидит школота — то тогда надо прекратить дрочить на «бизнес-аудиторию», и начать делать котиков, прон и видео с бугагачкой. Ну вы поняли.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Алкоголик Иван перешёл с тройного одеколона на двойной. А как вас задел кризис?

Комментарии о материале

На почту
avatar
Сортировать по:   новые | старые
wpDiscuz