Европа ополчилась против глобализма

Эра глобализма началась с появлением возможности штаб-квартиру компании иметь в одной стране, держать деньги в банках другой, зарабатывать их в третьей, а налоги платить там, где их меньше просят. Да еще получая при этом множество скидок и прочих преференций. Вот тут-то всё и заверте…

Например, выручка подразделения облачных вычислений Amazon Web Services (AWS) в IV квартале 2017 года достигла 5,113 млрд долларов, а в целом по корпорации добралась до отметки 60,4 млрд, тогда как налогов по итогам 2017 года она заплатила (барабанная дробь) всего 803 миллиона. Это 1,3% от выручки и 3,6% от валовой прибыли.

Еще стоит отметить два момента. Во-первых, являясь одним из крупнейших ритейлеров в США (49,1% американского рынка), больше половины своих доходов транснациональная корпорация получает за рубежом. Она «собирает» 25% всего онлайн-ритейла в Германии (на немецком сайте Amazon продается 229 млн. товарных позиций), 27 пенсов с каждого потраченного на покупки фунта в Великобритании, каждую пятую «покупательскую» японскую йену, и только в Китае (1% розничного рынка) проигрывает конкуренцию Alibaba (56,7% рынка) и JD (27,2%).

Это к тому, что на международные рынки приходится до 35 млрд долларов общей выручки и до 12 млрд валовой прибыли. Тогда как доля выплачиваемых за рубежом налогов этому соотношению уступает почти на порядок. В той же Великобритании, имея оборот в 5,6 млрд, налогов в ее казну Google заплатил всего 20,5 млн фунтов. И это, во-вторых.

Именно потому ТНК столь сильно ратовали за преимущества глобализма, что его продвижение позволяло зарабатывать на других странах еще больше, при этом успешно минимизируя налоговые выплаты благодаря тонкостям и лазейкам в международном законодательстве. А так как 4/5 всех ведущих международных корпораций (включая почти 100% лидеров в области IT и интернета) официально зарегистрированы в США (по крайней мере считаются таковыми), то это положение вещей Америку, как государство, устраивало тоже. Чего нельзя сказать о прочих странах. Если Китай к этому вопросу относился достаточно спокойно, а, скажем, Россия противопоставить этому что-то действенное особых возможностей не имела, то вторую (или третью, в зависимости от того, как считать Китай) экономику мира в лице ЕС, проблема беспокоила очень.

С одной стороны, занимая абсолютно доминирующее положение, особенно интернет-гиганты, напрочь лишали местные компании сколько-нибудь серьезного шанса вырасти до таких объемов. С другой, прибыль с местных рынков они собирали огромную, тогда как налоги не платили практически совсем. Редкие попытки кого-нибудь поймать и притащить в суд давали переменный успех. Тяжбы тянулись годами и далеко не всегда выигрывались. Хотя наложить на обвиняемых миллиардные штрафы в отдельных случаях удавалось. Но даже с их учетом объем налоговых поступлений в бюджеты европейских стран оставались сильно ниже средней ставки местного корпоративного налогообложения.

Общий интерес членов Евросоюза естественно способствовал попыткам создания единого европейского законодательства, позволявшего добиваться от ТНК (в первую очередь электронных, вроде тех же Google, Apple, Facebook и Amazon) безусловной выплаты налоговых платежей «по месту извлечения прибыли». Но пока разработка какого-либо единого плана действий успеха не имела. Даже в таком, казалось бы, простом вопросе как введение обязательного для всей территории Европы трехпроцентного налога на доходы интернет-корпораций. Уже почти договорились, но перед самой встречей министров финансов стран еврозоны на Совете ЕС 4 декабря 2018 года несколько государств от подписания документа отказались, что отменило всю процедуру в целом.

Проблема в том, что Европа едина только с экрана телевизора. В действительности большинство из ее участников имеют по вопросу разные, нередко даже противоположные позиции. Например, Дания, Швеция, Финляндия и, особенно, Ирландия отказываются устанавливать такой налог в принципе. Они вообще против «обижания» ТНК, так как зачастую являются для них своего рода оффшором внутри ЕС.

Например, почти вся операционная деятельность Apple долгое время велась из европейского филиала, юридически зарегистрированного в Ирландии, и платившего налоги по внутренним законам этой страны, а они целенаправленно предлагали обширные налоговые послабления для привлечения к себе денег ТНК.

В свою очередь немцы, британцы, голландцы и французы, наоборот, считают «три процента» слишком недостаточным уровнем по сравнению с объемом уходящей в карман международных корпораций прибыли. Обсуждавшийся закон сулил максимум 10 млрд евро совокупных налоговых сборов в год по всем странам Евросоюза вместе. Тогда как налогооблагаемая база оценивается в 330-350 млрд евро.

И вот теперь Парижу, похоже, надоело ждать у моря погоды. Французское правительство объявило о подготовке законопроекта о налогообложении транснациональных электронных гигантов, чей оборот превышает 750 млн евро по всему миру и 25 млн — непосредственно во Франции. Таких немного. Это все те же Apple, Google, Amazon и Facebook. В интервью для Le Journal du Dimanche министр экономики и финансов Франции Брюно Де Мэр сказал, что для этих четырех компаний даже введена в оборот специальная аббревиатура — GAFA.

Происходящее создает целый ряд вопросов, большинство из которых, в конечном итоге, сводится к простому сомнению: в какой степени Париж реально способен добиться успеха в бунте колонии против метрополии (все под новые правила подпавшие корпорации родом из США)?

Еще совсем недавно большинство аналитиков, скорее всего, склонились бы к отрицанию. Если сравнивать даже только размеры ВВП, Париж безнадежно теряется в экономической тени Вашингтона. Однако нынешние события, как в мире в целом, так и в самой Франции заставляют задуматься. На протяжении двух лет президентства Дональда Трампа Европа все чаще демонстрировала непослушание, которое сходило ей с рук.

К тому же выступил Париж против тех же врагов, с которыми у себя в Америке борется Трамп, принуждая их спуститься с транснациональных вершин назад под контроль национального государства. Так что в определенном смысле Елисейский дворец даже играет на руку Белому дому.

А, значит, может прокатить. И тогда возникнет прецедент, способный оказаться недостающей точкой внутриевропейской сборки. В большой политике всегда так – сплочение начинается вокруг появляющихся денег. Либо для их защиты, либо для дележа, но деньги в любом случае основа. И тут они как раз появляются. Ведь точно такие же законы каждая страна ЕС может ввести и у себя.

А чтобы было проще от наездов американских частных корпораций отбиваться, появляется смысл углубления и внутриевропейской интеграции. И не важно, что лидерство в процессе переходит от немцев к французам. Понятное дело, Парижу, с такой ношей без помощи Берлина не обойтись, а значит, интеграционные процессы получат мощный импульс.

Но это только если у Парижа принять анонсированный закон получится. Дедлайн заявлен на конец февраля. Так что будем посмотреть, выйдет ли у французов «вернуть феодальное право».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.