Когда глобальный баланс качнулся вправо

В начале года маятник глобального баланса качнулся вправо. Трамп решил опереться на произраильских милитаристов, «старые элиты» ВПК, обеспечивая им, помимо рекордного оборонного бюджета, заказы саудитов и прочих прижатых к стенке союзников. Желание Белого дома оторвать милитаристов от финансового вымени «банкстеров-пиратов» не могло не вызвать двоякой реакции. С одной стороны, раскол в стане «правых» и движение части элит навстречу Трампу, с другой – мобилизация и активизация непримиримого финансового крыла, отодвигаемого от посреднической кормушки. Символом этой непримиримой части «пиратов» был покойный сенатор Маккейн.

Одновременное развязывание «торговых войн» и угроз новых санкций против клиентов «менял» — Венесуэлы, Ирана, Китая, Турции, даже Индии, ставило в оппозицию Трампу недавних теневых союзников по борьбе с «пиратами». Поэтому на этом этапе был неизбежен вынужденный «право-левый» альянс между двумя оттесняемыми крыльями глобальной финансовой элиты, опирающимися на наднациональные политические и экономические институты. «Ядреное» послание Путина от 1 марта также сместило баланс вправо. Демонстрация военного превосходства играло на руку милитаристам из американского ВПК, но одновременно восстановление ракетно-ядерного паритета сильно ограничило американскую военную угрозу как главный инструмент «пиратов». Так что их контрнаступление с опорой на «ястребов» и «глубинное государство», пронизанное ставленниками банкстеров – было неизбежно.

При наступательном настрое банкстеров-«пиратов» их коллеги-«менялы» не могут отказаться от вовлечения в альянс, хотя бы по причине угроз физического уничтожения, что за «пиратами» не заржавеет даже по отношению к союзникам и клиентам. Приказы партнеров, привыкших даже не за тридцать, а за все семьдесят лет командовать – не обсуждаются (но зачастую обходятся и саботируются). Другой вопрос, что за эти же десятилетия из доминирующей ветви элиты выдавили, вычистили, сами ушли все сколько-нибудь творчески мыслящие элементы. Поэтому действовать эта реакционная политическая машина может только по шаблону, который когда-то давно привел «правильных пацанов» к успеху. В том числе и по этой причине стереотипного мышления план действий против кремлевского союзника ненавистного Трампа заключался в навязывании очередной «реформы» по давно устаревшим либеральным рецептам МВФ.

Спрашивается, ну какие политические дивиденды на глобальном уровне и на уровне американских выборов может дать очередная либеральная «реформа» где-то там в России? Это если смотреть со стороны внешнего наблюдателя. Но для самих «истинно верующих» в рецепты глобального успеха либералов – это не пустяки, а символ победы, успеха, поддержки свыше. Как для дряхлых старцев из брежневского политбюро символом успеха была «социалистическая ориентация» какого-нибудь Афганистана или Никарагуа.

А если вдруг главный союзник вашего внутреннего противника провозглашает «ультралиберальную ориентацию» в нашем случае — так это и вовсе свидетельство полного и беспробудного успеха. То есть в их либеральном представлении «пенсионная реформа» по лекалам МВФ в путинской России – это как если бы на рубеже 1990-х в поддержку Лигачева или Полозкова в их споре с Горбачевым вдруг объявил о «социалистической ориентации» главный союзник Горби – Лондон. Не сама Тэтчер, конечно, но ее заместитель по консервативному правительству, а «железная леди» сделала вид, что ей все это, конечно, не нравится, но ничего не поделаешь…

Наверное, и среди глобалистов, особенно лондонских, есть адекватные политики, понимающие, что все это мертвому припарки. Однако спорить с обезумевшими от унизительных поражений и от страха потерять все «неоконами» бесполезно, особенно если можно первыми попасть под финансовые и физические (ну, или химические) репрессии. Лучше поддаться и использовать энергию вынуждающего союзника в собственных целях. В том числе и в целях сохранения политических позиций в Москве, а также спасения общего с Кремлем проекта чемпионата мира. Можно убедить Путина не отвергать сходу закулисный ультиматум с угрозами сорвать для начала чемпионат, потянуть время, а там будет видно.

Соответственно, Кудрину как доверенному лицу «пиратов» в окружении Путина было приказано подготовить проект либеральной реформы, демонстрирующий силу «вашингтонского консенсуса». Предложение, от которого нельзя отказаться под угрозой потери не только личных оффшорных резервов. Лондонским партнерам было также жестко приказано порекомендовать своему другу Медведеву поддержать инициативу Путина. Либо другой вариант, когда Медведев, понимая угрозу своей политической карьере, мог инициативу Кудрина не поддерживать прямо, но отдать вопрос на решение Путина. Тому так и так пришлось решать эту политическую головоломку. Так что премьер вполне мог удивиться, когда Путин вместо критики и затягивания поручил ему озвучить инициативу.

Почему именно 14 июня, в день открытия ЧМ? Потому что таков был ультиматум либеральных реваншистов из «глубинного государства» в США – принять «реформу» до начала чемпионата мира. Иначе угроза срыва и дальнейшей эскалации. Так что «реформа» была подписана буквально в последний момент, чтобы у «партнеров» не было времени передумать и навязать еще более жесткий вариант или дополнительные требования.

Можно, конечно, пофантазировать на тему, что было бы, если Путин не пошел навстречу оголтелым отморозкам типа Маккейна и Хиллари, мечтающим вернуться в уже ушедшую однополярную эпоху с помощью магии провозглашения либеральных реформ. Однако Путина поступил ровно так, как поступал до этого в течение восемнадцати лет – шел навстречу, удушал западных партнеров в объятиях, использовал энергию противника для достижения собственных целей, чтобы спустить на тормозах и освободиться от удушающего захвата. Странно было бы, если успешный политик использовал другую тактику и стратегию, кроме ранее успешной, и опробовал вдруг некие новшества именно в критический период.

Разумеется, прежде чем соглашаться на «реформу», просчитывались варианты, плюсы и минусы. Наверняка, просчитывались варианты и со стороны противника, и там тоже, кроме упертых и зашоренных «идеологов», наверняка, есть «прагматики» борьбы. Один из ожидаемых такими спецами-технологами вариантов развития по опыту Киева и других столиц – возмущение граждан, поддержка оппозиции, ослабление лично Путина, надежно отвлекающее Кремль от закулисной поддержки Трампа. Однако, если такие надежды у кого-то были, то только от полного непонимания российских реалий. Скорее, Путин даже подыграл такого рода надеждам, когда послал вперед Медведева, а сам молча поддерживал интригу, что «реформу» могут и отозвать. Если бы поддержал «реформу» сразу – то наш монархический народ вздохнул бы и успокоился: раз царь сказал, значит и впрямь по-другому никак. Хотя надежда на доброго царя-штирлица и по сей день не умерла, а вдруг он это — как всегда, притворяется, чтобы обмануть супостатов.

В любом случае, независимо от сознательных или иных мотивов Путина, российская политическая система за три месяца прошла самый серьезный стресс-тест на устойчивость в условиях искусственного политического кризиса. Думаю, что западные и незападные партнеры впечатлены результатами. Иначе лидеры Японии, Китая, Южной Кореи повременили бы наперегонки записываться в гости к Путину на Восточный форум. Кроме того, затягивание с прямой президентской поддержкой реформе позволило подвесить угрозы чемпионату, мобилизовала Трампа и его команду не только на явное движение навстречу Путину, но и на более решительные действия против столь же мобилизованных глобалистов. То есть в любом случае усугубило раскол глобальной элиты. Как минимум, на внешнеполитические позиции итоги стресс-теста не повлияли или повлияли в плюс. Возможно, для самого ВВП эти внешние политические итоги даже главнее, чем прогнозы на внутренний валовый продукт, зависящие только от емкости доступного рынка, а значит все равно от внешней политики.

Но все же посмотрим и на баланс плюсов-минусов во внутренней политике. Было ли понимание, что «реформа» сильно ударит по позициям «Единой России» в регионах? Разумеется, было. Но кто сказал, что это абсолютно плохо и неприемлемо для Кремля? Во-первых, стресс-тест для актива правящей партии тоже не помешает. Лучше выявить слабые звенья в спокойных условиях. Во-вторых, проигрыш двух-трех губернаторов тоже не проблема, а продолжение давно начатой зачистки региональных элит от прежней фронды и круговой поруки. Опять же выстроенная при Володине вертикаль замов по внутренней политике и подчиненная АП еще при Суркове корпорация политтехнологов вовсе не всегда обязательно помогают губернаторам, слишком тесно связанным лично с Медведевым или пролондонскими «олигархами». Скорее, наоборот. Иначе сложно объяснить выход во второй тур почти официального спойлера одной губернаторши.

Наконец, это ли не демонстрация перед европейскими партнерами реально работающей демократии, когда Кремль фактически обеспечил системную оппозицию повесткой дня и даже гандикапом по отношению к единороссам. Более того, отмечены случаи, когда местные власти при примерно равных шансах помогали кандидатам от оппозиции в городские собрания. Скорее всего, была негласная установка из АП поддерживать партийное многообразие на местах. Тот факт, что многие единороссы победили в округах в сложных обстоятельствах — тоже им не в минус. С другой стороны, несистемная оппозиция осталась в стороне от этого праздника демократии, доказав политическую импотенцию и неспособность мобилизовать массы. Не считать же майданных гастарбайтеров из Киева и соблазненных детишек на митинге Навального, да и его самого — реальной политической силой в России?

Традиционная для российского общества склонность к круговой поруке и перекладыванию ответственности на «царя» в данном конкретном случае сыграла с региональными и отраслевыми элитами довольно скабрезную шутку. Единороссы практически единогласно поддержали непопулярную реформу, в том числе надеясь на ее быстрое смягчение со стороны президента. Тем самым полная управляемость Кремлем политической системы была лишний раз показана не только внешним партнерам, но и внутренним «олигархам». Это позволило буквально одним взмахом руководящей длани выстроить крупный экспортный бизнес и направить в нужном политическом направлении. Поскольку все «олигархи» отлично поняли, что даже их самые близкие клиенты в законодательной власти так же единогласно проголосуют за изъятие сверхдоходов.

И вот в момент этого понимания совершается политический маневр, окончательно переводящий правительственную бюрократию в зависимость от политической администрации.

Как и было спрогнозировано в этом журнале пару лет назад на период после президентских выборов, финансовый контур крупных инфраструктурных и технологических проектов будет выведен из прямого контроля правительства. То есть ведомствам и аппарату правительства останется работа по утверждению стандартов и условий, госгарантий проектного финансирования. Однако сами деньги для инвестиций не пойдут в виде налогов корпораций через бюджет, повышая риски коррупции и некомпетентных решений. Для крупных корпораций в этой ситуации премьер и аппарат правительства, конечно, нужен для оформления политических решений, но сами решения о тех или иных проектах будут формироваться и согласовываться аппаратом помощников президента.

Впрочем, пенсионная реформа тоже уменьшает финансовые потоки, идущие с большими потерями через бюджет и ведомства, и переводит ответственность за доходы лиц предпенсионного возраста на те же корпорации. А кроме того, без демографического ресурса предпенсионного поколения масштабных проектов корпорациям не поднять. Так что финансово-политический тренд здесь общий.

И все же не будем забывать, что все плюсы больше тактические и оперативные, а ущерб для основы политической системы — для доверия народа лидеру — был и остается стратегическим. Есть ли у Путина контригра для обращения минусов в плюсы и на этом направлении? Наверное, есть, с учетом того, что его стратегическая задача на ближайшие годы — это не переизбрание, а легитимная передача власти лояльному преемнику. Тогда негатив «пенсионной реформы» может стать тем балластом, который будущему премьеру-преемнику поможет быстро нарастить рейтинг доверия на неизбежном исправлении ошибок предшественников.

При всем внимании к сугубо политическим плюсам и минусам, к выборам и политическим позициям тех или иных отрядов элиты — в России, как и в США, это дело второе — скорее, индикатор более весомых политико-экономических изменений. Путин в телеообращении тоже об этом прямо говорит — что проблема, вынудившая его к такому формату «реформы» не сиюминутная и даже не среднесрочная. Здесь нужно уточнить важное отличие русской политической культуры от наглосаксонской или украинской — наш лидер может сам заблуждаться, может утаить важную часть правды, но прямо врать публике не станет. Это исключено намного более мощными надличными психолого-историческими силами, нежели личные мотивации и даже личные интуиции. Так что, скорее всего, Путин не врал, когда убеждал слушателей, что речь идет не о его личной судьбе, а о судьбах наших детей. То есть и о судьбе детей Путина тоже, и детей элиты, а не только детей и внуков будущих пенсионеров.

Еще раз повторю, сугубо политических раскладов и мотиваций, тем более внутренних отношений с элитами — явно недостаточно для поддержки президентом такого спорного решения, ущербного для политического капитала не только лично Путина, но политического института главы государства. Поэтому опять придется более полно изучить политическую логику более высокого порядка, связанную с внешними финансово-политическими угрозами, раскладами мирового финансового кризиса.

Продолжение следует

Материал: https://oohoo.livejournal.com/
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
ВОВА ОСТОРОЖНЫЙ
ВОВА ОСТОРОЖНЫЙ

Henren
Henren

Ишшо одна проплаченная мразь.

Ванёк26
Ванёк26

Как многа слов. А смыслов мало.