Коллапс сложных обществ

В январе 1345 года ведущий банковский дом Европы объявил банкротство, по причине краха пирамиды ГКО короля Англии Эдуарда III, после чего в Европе началась «темная эра» — население в разных странах сократилось от 30% до 50%, а половина поселений прекратило функционировать. Восстановить численность населения Европе удалось лишь после начала имперской колонизации других континентов и индустриальной революции, сопровождающейся ростом энергопотока на рабочее место и производительности труда.

Это была ближайшая к нам темная эра, но не единственная. Они случаются с завидной регулярностью – смотри, например, «катастрофа бронзового века». Полезно выявить закономерности, которые предшествуют темным эрам, и оценить их с точки зрения физической экономики.

Антрополог Д.Тейнтер в своей работе «Коллапс сложных обществ» провел исследование коллапсов различных цивилизаций – начиная от Римской Империи и заканчивая Майя. Книга не переводилась, но владеющим английским я настоятельно рекомендую прочитать целиком – она за два дня даст больше понимания о происходящих сейчас процессах, чем два года изучения невежественных теорий в рамках курсов MBA и им подобных.

Ниже перечислены основные выводы Тейнтера, сопровожденные моими комментариями. Замечу, это не дословный перевод работы Тейнтера, а лишь основные мысли.

Тейнтер:

Коллапс общества определим как быстрый процесс (несколько десятилетий), сопровождающийся резким сокращением разрывов в доходах, сокращением специализаций и профессий, децентрализацией власти, сокращением контроля, сокращением инвестиций в искусство и архитектуру, а также сокращением торговли.

Истории известно десятки коллапсов различных цивилизаций – от хеттов до римской империи. В Китае, например, период упадка и падения династии Чжоу (предшественники Цинь) подпадает под предложенное определение коллапса.

Для современников событий это впечатляющий и быстрый процесс. Так, например, численность поселений микенов сократилась с 320 поселений в 13-м веке до нашей эры, до 130 в 12-м и 40 в 11-м, численность населения сократилась на 75%-90%, а письменность исчезла. Регион Мезоамерики имел в свое время мощную цивилизацию – например, население города Теотиукан составляло в 600-м году 125 тысяч человек, и он являлся 6-м по величине городом на всей планете. В нём воздвигались конструкции, требующие свыше миллиона кубометров материала, что говорит об уровне инженерии. Однако это не помешало в следующем веке случиться масштабному коллапсу с сокращением численности населения примерно на 75%.

В Британии, например, падение Римской Империи, провинцией которого она являлась, сопровождалось разорением большинства римских городов, которые были разграблены и сожжены, и к 500-му году нашей эры здесь не наблюдалось ни малейшего признака цивилизации, имевшей место в период с 100 по 400-е годы.

alexsword:

Для краткости «темной эрой» на данной территории предлагаю называть период, во время которого происходит значительное сокращение плотности населения (на несколько десятков процентов) при жизни одного-двух поколений. Такое определение не противоречит определению Тейнтера «коллапса общества», но является более формальным, так как подлежит измерению.

Тейнтер:

По какой причине возникают темные эры? Есть множество теорий – от исчерпания ресурсов до классовых конфликтов и нашествия варваров. Каждая из них по своему хороша и, в той или иной степени, подходит к каждой конкретной «темной эре», но их главный недостаток в том, что они говорят о симптомах, а не об истинных источниках проблем. В самом деле, если предыдущие источники ресурсов исчерпаны, почему общество не смогло запустить новые? Если возник классовый конфликт, почему его было невозможно разрешить без коллапса цивилизации? Если общество подверглось нашествию варваров, почему оно, будучи более передовым, не смогло от них защититься? Иными словами, внешние и внутренние вызовы возникают постоянно, но почему одна цивилизация смогла ответить на вызов, а другая в этом же случае впадает в темную эру?

alexsword:

Совершенно верно. В частности, исчерпание ресурсов называть первопричиной наступления темной эры недопустимо. Ресурсы обходятся с каждым поколением все дороже (в терминах энергозатрат требуемых для добычи единицы ресурса) – так как более простые и продуктивные месторождения (поля, например, в случае зерна) разрабатываются в первую очередь. Поэтому любая система, где производительность труда в расчете на душу населения в физических единицах измерения, стагнирует или сокращается, рано или поздно натолкнется на нехватку ресурсов для своей жизнедеятельности. Из этого следует, что требование постоянного и устойчивого роста энергопотока в расчете как на душу населения, так и на квадратный километр ареала обитания, должен быть заложен в архитектуру любой системы управления обществом, претендующей на долговечность.

В терминах физической экономики это требование было формализовано в виде «свободная энергия в расчете на единицу энергии системы должна со временем расти». Нарушение этого принципа неизбежно ведет к коллапсу системы за конечное время.

Неспособность выполнить именно это требование, а не исчерпание ресурсов, является реальным источником проблем.

Тейнтер:

Человеческое общество, как все живые системы, требует энергопоток для поддержания своей деятельности. С ростом сложности и структуры общества растут и требования к количеству энергии, требуемой для работы системы.

alexsword:

Совершенно верно. С ростом плотности населения возникает требование к наличию социальной инфраструктуры, требуемой не для ведения основной производственной деятельности и добычи пропитания, а исключительно на решение задач, связанных с поддержанием плотности населения. Так, например, если первобытные охотники и собиратели вполне могли обходиться без пожарных, полиции и врачей, то современный мегаполис без наличия этой инфраструктуры в течении суток охватит дикий хаос.

Тейнтер:

Инвестиции в сложность общества дают сперва высокое соотношение результатов с затратами. Так, например, потратив 2000 калорий в сутки на содержание хирурга в обществе, где хирургов нет вообще, мы существенно повысим длительность жизни и продуктивность населения. Аналогичным образом, появление рынка в городе, где магазинов нет вообще, позволит существенно сократить энергозатраты других граждан на распределение производимой продукции.

Однако достигнув некоторого предела, эффективность дальнейших инвестиций в сложность начинает сокращаться, достигая в пределе отрицательных значений – то есть когда приносимая от дальнейшего усложнения структуры общества польза не будет способна покрыть затраты на свое содержания. Так, например, если число врачей в обществе превышает некоторое N, то дальнейшее увеличение их численности приведет не к росту, а к сокращению средней длительности жизни, так как им просто нечего будет есть.

График «маржинального продукта», то есть пользу от инвестиций в дальнейшую сложность, выглядит следующим образом:

Прохождение точки C3 говорит о том, что эффективность инвестиций энергии в дальнейшее усложнение общества такая же, как у гораздо более простого случая C1. Общество испытывает все больший риск коллапса, так как с каждым дальнейшим усложнением растет количество элементов системы, которые не понимают своих выгод от каждого последующего усложнения, зато видят выгоды в ее коллапсе.

Кроме того, решение новых задач и проблем обходится все более и более дорого по сравнению с простыми структурами, что снижает конкурентоспособность в решениях новых задач по сравнению с более простыми структурами.

alexsword:

В терминах физической экономики, после прохождения точки C2 на графике выше, соотношение «свободной энергии» к «энергии системы» начинает сокращаться, то есть система становится относительно-энтропийной – что отражает сокращение ее потенциала к отработке новых угроз, как внешних, так и внутренних. При достижении отрицательных значений – система станет абсолютно-энтропийной, то есть не способной поддерживать за счет своих ресурсов воспроизводство основной производственной инфраструктуры и численность населения.

Тейнтер:

При прохождении точек С2 и С3 вероятность коллапса начинает возрастать. Возможные стратегии общества, чтобы этого избежать:

• нахождение новых источников энергии, влекущих за собой рост производительности труда и плотности населения, что сделает дальнейшее усложнение структуры общества оправданным с точки зрения энергозатрат
• покорение менее развитых обществ, находящихся на стадии С1, что позволит компенсировать энергонеэффективность центра, за счет интенсивности присоединенных территорий

В обществе, выбравшем такую стратегию, график «маржинального продукта» будет выглядеть следующим образом:

Для стратегии экспансии, следует помнить, что она не безгранична, и ее пределы принципиально ограничены транспортными технологиями и энергозатратами на тонно-километр. Так, например, во времена Древнего Рима стоимость мешка пшеницы возрастала кратно при перемещении по суше всего лишь на 480 километров. Поэтому по воде, где тонно-километр обходился дешевле на порядки (в 28-56 раз), экспансию можно было вести существенно дальше.

Создание и рост империи сам по себе влечет рост сложности структуры и ее энергозатраты, так как требуются вложения энергии на контроль увеличившихся границ, лояльность населения и более дорогую транспортную логистику между периферией и центром. Это означает, что рано или поздно будет достигнут предел, когда присоединение новых территорий не окупит себя, так как издержки, связанные с ее контролем, будут выше потенциальных выгод.

alexsword:

Аналогичным образом, на уровне развития нынешних транспортных технологий, экспансия ограничена размерами планеты.

Тейнтер:

Империя, преследующая стратегию экспансии, наращивает количество провинций, присваивая их запасы, ставя под контроль население и ресурсы, и внедряя методы повышения интенсивности труда (в случае отсталости провинции), что на первом этапе дает рост производительности труда и полностью компенсирует издержки на их покорение, что позволяет финансировать последующие аналогичные проекты. В краткосрочной перспективе это очень выгодно и дает взрывной рост, однако издержки, связанные с усложнением структуры и последующим контролем непрерывно растут, что по мере роста транспортных затрат неизбежно приводит к изначальной проблеме, но в усугубленной форме – и к последующему коллапсу.

Типичный график роста структур, поставивших на экспансию, выглядит следующим образом:

alexsword:

Экспансия больной системы – это вообще не стратегия лечения, а лишь способ устранить симптомы и истинное лечение отложить. С точки зрения физической экономики, экспансия системы, впавшей в абсолютную энтропию, подобна распространению раковой опухоли – система откладывает свой крах, ставя под контроль и присваивая энергию здоровых систем, тем самым лишая их ресурса к развитию, и вгоняя в состояние аналогичной энтропии.

Отметим, что графики выше весьма напоминают экспансию Британской империи (рассматривая ее историю после второй мировой, как перерождение в новую форму, где функция налогообложения была делегирована частным банкам).

Тейнтер:

Проиллюстрируем теперь предложенную модель на примере коллапса Римской Империи и цивилизация Майя.

А) Римляне

Экспансия римлян началась в последние столетия до нашей эры и, возможно, вызвана тем, что изначально они в расчете на душу населения были более продуктивными в сравнении с соседями, что делало экспансию экономически оправданной. Тем не менее, финансировалась она во многом за счет самого процесса.

В 167 году до нашей эры, они захватили казну короля Македонии, что позволило отменить налоги на римлян, в 130 д.н.э. покорение Пергамон увеличило поступления в бюджет в два раза. Захват Галлии Юлием Цезарем в 67 до н.э. дал такое количество награбленного золота, что оно инфлировало примерно на 36%.

Эти грабительские мероприятия окупали себя и позволяли финансировать новые. Кульминацией стало покорение Египта.

Однако при Октавиане Августе в период с 27 до н.э.-14 н.э., после проигрыша ряда сражений германцам, стратегия взрывной экспансии себя исчерпала, официально провозглашена Империя. С исчезновением потоков награбленного, начиная с этого правителя, большинство будущих жаловались на то, что доходов для финансирования расходов не хватает.

Первое время после завершения экспансии, доходы бюджета еще росли – за счет внедрения в провинциях более производительных методов управления и труда, то есть за счет устранения разрыва между отсталыми регионами.

Первоначальные вложения в усложнение структуры общества могут приносить неплохую отдачу. Однако роста доходов бюджета не хватает на финансирование текущей деятельности и решение поступающих новых проблем, поэтому уже в 64 году Нерон начинает сокращать вес драгоценных металлов в монетах, что становится излюбленным методом финансирования дефицита бюджета для других императоров, в сочетании с ростом налогов на продуктивные сектора в пользу низкопродуктивных армии и горожан.

К началу второго века, отмечена нехватка персонала в продуктивных секторах, что негативно сказалось как на сельском хозяйстве, так и наборе рекрутов в армию.

Первый супершок разразился в конце второго века — разрушительная эпидемия (смертность составила 25%-35%) начавшаяся в 165-166 году, которая продлилась 15 лет.

Следующий супершок состоялся в 235-284 – о котором сохранилось очень мало письменных источников, что само по себе характерный симптом. Качество обучения резко деградировало – очень мало письменности и математики, зато больше риторики и пропаганды – что не могло не сказаться в том числе на качестве управления.

Хорошим индикатором хаоса является то, что в течение 50 лет известно как минимум 27 императоров и по меньшей мере 50 претендентов на этот пост. Многие из них правили лишь по нескольку месяцев, а подданные зачастую просто не знали, кто именно правит страной в конкретный момент времени. Центральный контроль пошатнулся, и многие провинции – к примеру, Галлия, Британия, Испания — объявили независимость.

Гнет на продуктивные сектора усилился – так как требовалось финансировать подавление мятежей, а социальная инфраструктура сильно деградировала, так как на общественные нужды, такие, как ремонт зданий, средств катастрофически не хватало.

Об инфляции в этот период малоизвестно (по причине нехватки письменности), но показателем является то, что налоги порою собирались не деньгами, а товарами – зерном и пропитанием армии, то есть само государство отказывалось принимать свои монеты в качестве средства платежа.

В 250-270 на фоне хаоса, вновь вспыхнула эпидемия, что усугубило сокращение численности продуктивного населения, которое и без того часто предпочитало, вместо того, чтобы платить всё более гигантские подати, пойти воевать на очередную гражданскую войну или сбежать к варварам. Городское население обнищало. В то же время благодаря конфискации земель у задолжавших крестьян, по всей империи возникали очень крупные землевладельцы-олигархи, которые, судя по всему, при слабой центральной власти чувствовали себя в тот период относительно комфортно.

Диоклетиан, начавший править в 284, смог вывести страну из хаоса весьма экстраординарными мерами. Были запущены аналоги «трудовых армий» для строительства дорог и крепостей на границах. Были созданы государственные фабрики для производства вооружения, а в 301 году он попытался запустить медные монеты и ввести государственный контроль над ценами, чтобы справиться с инфляцией. Надлежащий контроль за соответствием объема денег и реальной товарной массы при этом отсутствовал, что привело к их быстрой гиперинфляции — к примеру, если в 324 году за золотой сольдо давали 4250 динариев, то в 363 году – 30.000.000.

Несмотря на небывалые меры по централизации власти, этот рывок, судя по всему, лишь убедил имперские элиты в бессмысленности дальнейшей борьбы за ее выживание. В 330 году отделилась восточная часть Римской империи, ставшая Византийской.

Дальнейшая история западной части была уныла. Персонал по всем основным секторам продолжал сокращаться – и в сельском хозяйстве, и в производстве, и в армии. В некоторых провинциях от трети до половины плодородных земель были запущены. Варварам зачастую разрешали селиться на запущенных землях, если они будут готовы служить в армии. В армию начали призывать даже рабов!

Современники событий в качестве причин запущенности земель указывают на дикие налоги, требуемые на финансирование армии и правительства. У крестьян просто не было резервов на случай засухи, поэтому они умирали от голода, продавали детей в рабство, уходили бродяжничать в города, а также начинали разбойничать, покинув свои дома.

Вторжения варваров в позднем Риме зачастую находили активную массовую поддержку у местных жителей, а еще одна значительная часть относилась к их вторжению безразлично – так как жестокость поборов со стороны погибающей империи не сильно отличалась от варваров.

Несмотря на то, что официально концом империи является 476 год, реально она прекратила существование как империя гораздо раньше.

alexsword:

Судя по всему, Римская Империя – как целое — стала относительно-энтропийной системой (то есть темпы роста физической продукции на душу населения сокращались) еще до начала нашей эры, что и стало мотивацией для последующей экспансии, а абсолютно-энтропийной (то есть объемы физической продукции в расчете на душу населения стали сокращаться) вскоре после завершения экспансии, не позднее первого века. После чего мы еще несколько сотен лет наблюдаем лишь нарастающую агонию гигантского монстра, борьбу за выживание физически несостоятельной структуры.

Тейнтер:

Б) Майя

Первые обнаруженные археологами деревни майя датируются годами 2000 до н.э., в которых проживало до 200-300 жителей и, фермеры того времени были достаточно продуктивными при обработке земель, что подтверждается постоянным ростом численности населения. Обнаружены ирригационные системы, включающие в себя резервуары и каналы, датированные примерно 200-м до н.э. Плотность населения в период Late Preclassic оценивается в 25-60 жителей на квадратный километр. Обнаруженные фортификационные сооружения, датированные 150-300 годами нашей эры, говорят о том, что нехватка земель и конкуренция в борьбе за них к Protoclassic периоду уже имели место быть. В 400-м году до нашей эры по тому, как хоронили людей, видно, что появилась социальные различия, в дальнейшем усиливающаяся.

В период Early Classic появляются все более сложные иерархии, структура общества усложняется, появляется монументальная архитектура. Письменность появилась не позднее третьего века и в основном использовалась для регистрации рождений и смертей, а также завоеваний правителей.

Растущая сложность общества показана на картинках ниже, которая показывает количество монументов и поселений:

Коллапс здесь хорошо виден, как и бум строительства монументов накануне коллапса. Есть доказательства политической децентрализации во время коллапса – так как монументы начали строиться в периферийных городах, где ранее не строились никогда, что отражает рост независимости местных элит. В период 830-909 годов 65% монументов было построено в небольших поселениях, причем более 40% этих поселений ранее не имело ни одного. Во многих поселениях он так и остался единственным монументом, ибо и их настиг коллапс.

За эти 75 лет численность населения сократилась с 3 миллионов до 450 тысяч. В крупных поселениях, наподобие Тикал, население сократилось более чем на 90%, оставив лишь группы численностью в 1000-2000 человек. Ранее построенные здания теперь не ремонтировались, а вновь построенных мало и они убоги. Могилы знати, похороненной ранее, в этот период массово грабятся и разоряются. Затем во многих городах исчезают и эти немногочисленные жители.

Причины коллапса наблюдаются гораздо раньше, и корни лежат в конкуренции между различными регионами, которая отвлекала множество сил и ресурсов. Археологические находки показывают, что очень большое значение уделялось, например, пропаганде – очень много, например, изображений, где показано, как мучают пленных. В период, предшествующий коллапсу, на фоне множества воздвигаемых монументов, наблюдаются многочисленные следы недоедания населения про сравнению с предыдущими эпохами. Наблюдаются многочисленные признаки нехватки витамина С. Длительность жизни населения нижних слоев общества резко сократилась, детская смертность достигла очень высоких уровней.

Очевидно, население майа находилась под очень высоким стрессом, и можно провести параллели между облагаемыми дикими поборами крестьянами поздней Римской Империи и крестьянами майа. И на тех, и на других упала основная тяжесть растущей и все более невыносимой стоимости поддержки системы.

Что конкретно стало толчком к коллапсу – вторжение соседей, засуха или гражданская война – не столь важно. Система созрела к краху и рухнула бы рано или поздно от любого испытания, так как ресурса, чтобы его решить, у нее не осталось.

Краткосрочно, вероятно, коллапс резко увеличил уровень жизни крестьян, но так как поддержка сложных систем ирригации требовала сложных систем иерархии, то в их отсутствие система начала деградировать, что привело к последующему падению урожайности, и прежняя численность населения так и не смогла восстановиться никогда.

alexsword:

Сооружение ресурсоемких, но физических непродуктивных построек – все эти монументы, колизеи, пирамиды и прочая шняга подобного сорта — вместо вложений в технологии, новые источники энергии, базовую инфраструктуру и рост производительности труда – судя по всему, следует считать неплохим сопутствующим признаком грядущего коллапса. Безумная растрата общественных ресурсов на никчемные задачи показывает наличие систематических пробелов в совокупности мнений, бытующей в обществе в эту эпоху. Общество занимается самообманом и живет в придуманном мире, что и делает последующий коллапс неизбежным.

Тейнтер:

Несмотря на то, что коллапс общества выглядит для большинства из нас катастрофой, зачастую он является наиболее оптимальной с точки зрения экономики стратегией выхода из тупика, а для значительной части современников, особенно представителей продуктивных классов общества, является освобождением от гнета издержек излишне сложной системы. То есть несмотря на то, что коллапс происходит вопреки воле правящих классов, он представляет из себя весьма рациональное решение накопившихся проблем.

alexsword:

Именно так. Краткосрочно, темная эра несет с собой хаос и мучения для подавляющего большинства современников. Но долгосрочно она несет благо, так как очищает сознание от господствующих вредных мифов и заблуждений, и кардинально ослабляет энтропийные паразитирующие силы. Тем самым, высвобождается значительный общественный ресурс, который вместо работы на поддержание несостоятельной системы и паразитов, начинает работу над новым витком технологического процесса.

Ну, в общем-то, верующие и так знают, что кризис – это суд Божий. Суровый, но справедливый. А мы лишь доказали справедливость этого тезиса из термодинамических соображений.

Тейнтер:

Если применить аналогичную модель к современному обществу, то мы не можем не заметить тревожные признаки сокращения получаемой пользы на единицу затраченных ресурсов в следующих областях:

• сельское хозяйство
• полезные ископаемые
• наука
• здравоохранение
• образование

Как минимум несколько из современных развитых стран испытывают сейчас сокращение получаемого результата на единицу ресурса в критических сферах хозяйства.

Гарантировать неизбежность коллапса не нужно, но и не нужно отрицать его угрозу. Заметим, что с учетом количества взаимосвязей, есть основания считать, что если коллапс произойдет, то коснется не отдельной страны, а всей цивилизации на планете в целом.

alexsword:

Работа Тейтнера написана в 80-е. Сейчас, спустя почти 30 лет, мы видим произошедшее сокращение энергопотока (на душу населения) в индустриальном производстве на планете в целом, что отражает сокращение инвестиций в воспроизводство инфраструктуры, в первую очередь в странах Европы, США и бывшем СССР. 2008 год придал этому процессу ускорение.

Если этот процесс не развернется в ближайшее время (что невозможно без консенсуса среди элит ведущих стран), я думаю, мы можем достаточно уверенно говорить о скором наступлении новой темной эры в масштабах планеты.

Технически грамотная реконструкция одного из возможных сценариев наступления новой темной эры (на примере Британии), предложена в фильме «Нити» (1984-го года выпуска), который я настоятельно рекомендую читателям к просмотру в качестве визуального сопровождения. Скачать его можно на торрентах.

Следует понимать, что сравнимые последствия вполне достижимы БЕЗ ядерной войны. Ибо как показано в истории численность населения вполне может сокращаться в разы и без использования современного оружия массового поражения. Коллапс общества — гораздо более серьезный фактор, чем ядерное оружие.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

12 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.