Конфликт двух Россий: выбор субэтносов

Вторая часть текста про конфликт между Югом и Севером в России.

Староверческий субэтнос, при всем разнообразии его подсистем, очерчивался сверху и снизу двумя крупными социальными процессами. Лидеры поповских и единоверческих «согласий» активно встраивались в экономическую элиту страны, образовав в итоге московскую финансово-промышленную группу.

Беспоповские согласия, те «кто в Бога верует, но в церковь не ходит» — стали доминировать в составе пролетариата, особенно в тяжелой индустрии. Это было естественно: общинные навыки, взаимная поддержка позволяли им осваиваться в сложных условиях, приобретать квалификацию, передавать знания, держать порядок. А. Пыжиков пишет, что именно русские стали преобладать в тяжелой индустрии и ВПК. Представители национальных окраин, включая Украину и Белоруссию, предпочитали менее стрессирующее сельское хозяйство, переработку, сахарные заводы и пр. Вплоть до того, что при освоении Донбасса туда пришлось массово завозить рабочих из центральных областей России. Судьбы этих двух ветвей разошлись в середине 19 века.

Сначала о первых.

Александр 2 прекратил наращивать прессинг староверов. Александр 3 дал им множество значимых «послаблений». После цареубийства, был период паники и нестабильности силовых структур, из-за чего пришлось на два года отложить коронацию нового императора. А когда она состоялась — безопасность мероприятия в Москве помимо официальных обеспечивали еще и «частные охранные предприятия» рогожцев. Они традиционно вели активную агентурную работу в разных слоях московского общества, включая криминальный мир столицы (регулируя теневые аспекты бизнеса), имели качественные кадры, благодаря чему смогли закрыть свои зоны ответственности.

Услуга не была забыта. Протекционистский таможенный тариф (Менделеев) защитил внутренний рынок. Витте ознаменовал движение на восток строительством Транссиба. На рубеже веков буржуа-староверы контролируют порядка 60% реальной экономики страны (в банковской сфере они были значимо слабее). Гучковы, Морозовы, Третьяковы, Рябушинские, Прохоровы…

Но примерно в 1895 году ситуация изменилась кардинально. Лидеры петербургской бюрократии решили, что все это слишком долго. И времени для поступательного развития страны уже нет. Родилась идея «ускорения и перестройки»: массированного привлечения иностранного капитала с концентрацией потоков в питерских банках. Капитала, который, как они надеялись — принесет и технологические инновации и современные методы управления.

Москвичи (нижегородцы и др) поняли, что проиграют. Одно дело тягаться внутри страны, другое — бороться с совокупной финансовой мощью иностранцев. К тому же, здравый смысл подсказывал им простую вещь: ничего хорошего у них не выйдет. Бунге, Сольский, Витте, Коковцев, Столыпин могут думать о себе все что угодно. Могут быть патриотами и рассуждать о судьбах страны. Но в конечном счете, решать будут не они, а высшая аристократия. А ни царская семья, ни двор не хотели никаких модернизаций. И уж тем более сдвига баланса сословий и массового превращения крестьян в горожан. Им просто надо было много денег и желательно сразу.

Получалась трогательная картинка «светлого будущего»: сначала, опираясь на финансовый и административный ресурс, нас подвинут, потом разорят, потом страну по дешевке скупят французы, бельгийцы и немцы. А «эти» спустят все на балах, да «в парижах». И все так чинно, благородно…

В этот момент — победил Юг. Питерские банки и «иностранные инвесторы» делали ставку на развитие именно Украины и Польши, где ожидалась быстрая прибыль. Вообще полоса от балтийского до черного моря: рига-вильнюс-минск-киев-кишинев (слой, обращенный к востоку) + варшава-прага-будапешт-бухарест (слой, обращенный к западу) мыслилась «инвесторами», как зона опережающего развития. Забирающая сырье и рабочую силу с востока. И производящая, или лишь транспортирующая к нему потребительскую продукцию с запада (почти аналогичную схему они попробовали реализовать и в наше время).

При этом одним — виделся стратегическим «бонусом» маршрут: Берлин — Стамбул — Багдад (Тегеран). А другим, его блокировка в зоне Сербия -Болгария — проливы. Воевать в первой мировой мы отправились ради южного вектора, ради балканских «братушек», и Константинополя.

Картинка дополнялась массой мелких деталей. Вот например, южная «сахарная группа» (Сафир), для которой были созданы уникальные условия. Министерство финансов ежегодно определяло подушевую норму потребления сахара. Все что производилось сверх этого порога экспортировалось, при этом цена для внутреннего рынка завышалась, а для внешнего занижалась (разница была примерно втрое). Фактически, демпинг при экспорте компенсировался монопольной ценой внутри страны. Итоговая норма прибыли превышала самое пылкое воображение.

Гарантией вывоза капитала «инвесторами» служил твердый золотой рубль. Только по официальным данным, с 1898 по 1913 год из России было вывезено капитала на сумму 8,5 млрд руб (при обьеме иностранных инвестиций и государственных займов 2,2 + 2 млрд. руб; справочно, рубль витте к доллару — 1,94). Это были гигантские масштабы, и за ними стояли мощные группы интересов.

Вот только московские староверы — отказались помирать. С 1895 они начали широким фронтом финансировать все «революционные» и просто либеральные партии. И боевые группы, и адвокатов, и профессуру, что писала нужные статьи, и театры (Станиславский), что ставили правильные пьесы (Горький). И масонские ложи. И офицерские кружки. Кривошеин, фактический глава «прогрессивного блока», организовал финансирование сети тогдашних «НКО», системно раскачивавших режим.

Потом случился 1905 год. Их фабрики и заводы становятся «рассадниками революции». Рабочим платят во время забастовок, инженеры таскают прокламации и оружие.

В сущности, изначально они совершенно не хотели «свергать царизм», им просто нужен был такой порядок (конституционная монархия, плюс контроль над Думой), чтобы никакой великий князь или министр не мог им устроить очередной кунштюк.

А потом и их, и их «хозяев» («крышующих бизнес» аристократов) понесла логика событий. Потому что, как только «процесс» набрал критическую массу, к игре «перемен, мы ждем перемен» с энтузиазмом подключились буквально все — чиновничество, дворянство (и столичное и земское), высшие офицеры департамента полиции (вспомним одного только Лопухина), могущественные группировки из царской семьи, не говоря уже об интеллигенции, ставшей основным двигателем революции. Когда погружаешься в атмосферу тех лет, то возникает ощущение, что Николая 2 не свергли раньше только потому, что участники дела слишком активно толкались и мешали друг другу.

Потом был миг торжества, когда Гучков (династия из преображенцев) в марте 1917 принимал отречение последнего царя династии Романовых. И моментальный крах, когда оказалось, что Россия не может быть управляема буржуазией. Насколько они были хороши, как организаторы сетевых структур, направленных на развитие бизнеса и перехват власти, настолько же они оказались недееспособны в создании структур иерархических, которые только и могут быть основой власти в нашей стране.

Вся эта история нынче описана, и нет смысла ее излагать.

Можно ли говорить об однозначной и определяющей вине московских староверов в революционных событиях? Конечно же, нет. Это ровно то же самое, что пытаться обвинить в развале СССР кооператоров-теневиков. Реальные дела вершились гораздо выше, в тогдашнем «политбюро» (двор, семействе Романовых), союзником и рупором которого была «прогрессивно настроенная интеллигенция».

Но одна ремарка: они очень грамотно подставили евреев, которых вытолкнули на фронтенд событий. Сами, оставшись в истории — смешными романтиками, желавшими блага страны идеалистами, да недалекими купчишками, коих использовали всякие коварные проходимцы… ах, эти масоны, ах, эти евреи, они ж такие коварные…

Беспоповцы же мечтали о справедливости. Она виделась им, как жизнь, свободная от кровопийц, от прежней элиты. А. Пыжиков, в книге «Корни сталинского большевизма» показывает, как они становятся русским ядром партии большевиков, попадая в нее через так называемые «ленинские призывы» квалифицированных рабочих, что начались после гражданской войны. Мера была вынужденная: для управления Россией нужны были русские, а партия пролетариата не могла быть более «кружком интеллигенции».

Все совпадало: в партию шли люди, изначально настроенные на коллективистские принципы, искренне полагавшие, что собственность порождается трудом, а предприятия, на которых они работают — принадлежат «обществу», а не капиталисту. И что освящавшая собственность «элиты» никонианская церковь — должна быть уничтожена, вместе с прочими «прислужниками капитала — прежними интеллигентами».

Молотов, Калинин, Маленков, Ворошилов, Шверник, Андреев, Мясников, Булганин, Завенягин, Устинов, Москвин, Ежов, Зверев, Первухин — они были старательны и очень активны.

И карьера. Возможность стать руководителем, подвинув «прежних», была важнейшим мотивом для пассионарных выходцев с низов. Учетно-распределительный отдел ЦК, ведавший в середине 20-х учетом кадров, возглавлял Москвин, сделавший своим замом — Ежова. Эти люди вели «базу данных ЦК», готовили бумаги на замещение должностей, постановления о позициях, которые рекомендовалось наполнять выходцами из пролетариата.

Результат этой работы был предсказуем.

Штрих: Ежова и Маленкова по разным веткам иерархии вел наверх Каганович.

Потом случился НЭП, и пошла нарастать тема выдачи концессий иностранному капиталу. Пятаков, Троцкий, Иоффе рулят «Главконцесскомом». Бухарин с Рыковым рассуждают о формах собственности и необходимости получения технологий. Радек заявляет, что нужно продолжение политики Витте на новом этапе. Даже эксперименты с золотым червонцем состоялись (золотой рубль образца 1924 года весил 0,77 граммов золота, как и до войны).

Концессии планировалось выдавать даже бывшим, ранее имевшим здесь собственность, особенно на Украине (Донбасс). Но только иностранцам, категорически — не русским. Их политического влияния опасались, да и некие специфические способности купцов-староверов были хорошо известны большевикам. Эмигранты, сначала оживившиеся (ждавшие перерождения режима, реставрации, или отказа от крайностей, ввиду невозможности справиться с экономическими проблемами) заговорили о готовящемся тотальном подчинении России иностранцам, «нас опять предали». И партия забурлила: «за что боролись»?!

Перед нами — почти точный повтор коллизии 1895 года, пусть и при несколько иных обстоятельствах. Разновидность конфликта времен зарождавшейся глобализации, где Коминтерн трактовался как рабочий орган Фининтерна. Процитирую А.Багаева:

«… Окончательное изгнание Троцкого из советской элиты началось в конце 1926 года: его вывели из Политбюро. Потом в октябре 1927 его исключили из ЦК, в ноябре провалилась его попытка совершить государственный переворот, через несколько дней его исключили из партии и в декабре сослали в Алма-Ату; потом вскоре выслали из страны. Тогда же (конец ноября — начало декабря 1926) в Москве проходил VII расширенный Пленум Исполкома Коминтерна. В рамках дискуссии на Пленуме выступил Троцкий. А с заключительным словом — Сталин:

«… в 1922 году Троцкий предлагал разрешить (советским) промышленным предприятиям и трестам закладывать государственное имущество, в том числе и основной капитал, частным капиталистам для получения кредита (ЦК партии тогда на это не согласился.)

…в 1922 году Троцкий предлагал жесткую концентрацию (советской) промышленности, такую сумасбродную концентрацию, которая неминуемо оставила бы за воротами фабрик и заводов около трети рабочего класса страны (ЦК тоже не согласился)

…Троцкий говорил о зависимости народного хозяйства (СССР) от мирового капиталистического хозяйства и уверял, что «от изолированного военного коммунизма мы всё более и более приходим к сращиванию с мировым хозяйством»…. Троцкий говорил в своей речи, что «в действительности мы все время будем находиться под контролем мирового хозяйства»

… Капиталистический контроль — это прежде всего финансовый контроль, а это означает насаждение в СССР отделений крупных капиталистических банков… в СССР их не только нет, но и не будет их никогда, пока жива Советская власть…

Капиталистический контроль — это денационализация социалистической промышленности… Я не знаю, конечно, какие предположения имеются там, в Концесскоме у Троцкого. Но что денационализаторам не будет житья в нашей стране, пока живет Советская власть, — в этом можете не сомневаться.

Капиталистический контроль означает контроль политический, уничтожение политической самостоятельности страны… Если речь идёт о таком действительном капиталистическом контроле, — а речь может идти только о таком контроле, ибо пустой болтовней о бесплотном контроле могут заниматься только плохие литераторы, — то я должен заявить, что такого контроля у нас нет и не будет его никогда, пока жив наш пролетариат и пока есть у нас Советская власть»

… в финансово-экономической области Троцкий выступал в глобальных интересах англо-американского истэблишмента. Сталин фактически предъявил и Троцкому лично, и англо-американскому истэблишменту (ещё человек триста-четыреста), ультиматум: распоряжаться всем в СССР будем мы (местные «менеджеры»), и пока народ здесь верит в «народность» нашей власти и в нас, так оно и будет.

Одновременный вывод Троцкого из состава Политбюро вполне похож в таком контексте на заключительный восклицательный знак в этой ультимативной фразе. Тогда ядерного оружия ещё не было, и потому за таким жёстким заявлением и делом должно было последовать либо какое-то примирение, либо война. Через несколько месяцев, уже в 1927 году, в статье «Заметки на современные темы», Сталин и объявил впервые: грядёт война; первый раздел статьи прямо так и озаглавил: «Об угрозе войны»

Вот так был перейден рубикон. В этот критический момент, Сталин находит ту точку опоры (часть староверческого субэтноса, беспоповцев, вошедших в партию), опираясь на которую, он может стать не «одним из многих», а единственным. Лидером, выражающим внятные интересы огромной и сплоченной массы людей, готовой вложить свою энергию в строительство новой страны.

Он продолжает активно пополнять партию рабочими, лучшие кадры отбираются для получения образования, и уже перед войной они успеют встать у руля промышленности. К концу 20-х годов из 300 концессий осталось примерно 50, в 1930-м году практически все они были аннулированы, Главконцесском потерял полномочия: до 1934 года продержалась только Стандарт-Ойл

Дополнение. «Байки старого шамана»

Так называется книжка А.Башкуева, ныне ставшая библиографической редкостью, где историю событий первой половины 20 века расказывает представитель знатного бурятского рода. Ссылку положу, но лишь для порядка (то что появляется, раскупают очень быстро)(www.ozon.ru/context/detail/id/136596587/); и перечислю несколько важных (в контексте темы) моментов, которые в ней увидел.

Первое. Бурятские элиты, как и значительная часть населения Сибири — были староверами, приняв крещение в момент присяги Белому царю (середина 17 века), а дальше просто отказались «менять веру», резонно заметив, что присягают (Богу и Царю) один раз. Жили они далеко, были полезны (всегда воюя на стороне русских) и после нескольких бунтов, их оставили в покое.

Когда началось строительство Транссиба, сибирские староверческие общины приняли в нем живейшее участие. И в самом процессе, артелями, и в организации, и в финансировании обеспечения (снабжение рабочих, охрана). Далее, работа на Транссибе, и железнодорожные специальности, стали для многих из них наследственным делом…

Репутация царского правительства оказалась решительно подорванной после японской войны. К моменту ее окончания были сформированы несколько прекрасно подготовленных соединений, готовых вступить в бой. Вспыхнули волнения с требованием — «пустите нас на войну»! Правительство ответило тем, что в местных полках по приказу наместника Алексеева, по жребию — людей расстреливали. Его позже убрали, но поскольку он был родственником царя (внебрачный сын Александра 2), началось сильное брожение против вообще всего дома Романовых.

Сама же война финансировалась среди прочего и так называемой южно-русской группой (Украина, сахарные и угольные «олигархи»), которая желала ослабить позиции тех, кто благодаря Транссибу получал прибыль от торговли с Китаем, и далее воспользовавшись их финансовыми проблемами перехватить бизнес. Активисты этого проекта — породили Деникина, а потом ушли под крыло Троцкого, «спрятавшись» среди «червонного казачества».

Возник т.н. «Восточно-Сибирский корпус», куда перед войной отправили с западного фронта профессиональных офицеров, немцев по национальности. Сочетание: прирожденных военных, бурятских конников и систематической подготовки, которую дали им немцы — оказалось весьма эффективным. Оружие корпусу (до войны) в значительной части поставляла Германия, не желавшая усиления Японии и Британии на Дальнем востоке. Корпус стал «иррегулярной частью», не числящейся в составе армии, таким как бы «национальным формированием» и был задействован в различных щекотливых операциях на востоке: т.ч. в подавлении восстаний в средней азии (1916), и в приграничной войне в Китае (хунхузы).

Второе. Примерно в 1925 году — бурятская родовая знать по своей инициативе принесла клятву верности Сталину. Изначально, они выбрали в качестве вождя, Дзержинского, потому что тот был «шляхетского рода» и «честь понимал». Но Дзержинский отказался, сказав, что слаб здоровьем и изначально католик, а здесь нужен православный. И представил их Сталину… В итоге продолжилась традиция иррегулярных частей: их записали в «местное ополчение», которое не считалось Красной армией, и было в ведомстве Наркома по национальностям. Утвердили «васильковые» цвета формы, и позже они стали полками НКВД, «работая» по всей Азии (при этом гражданская власть в Бурятии была оставлена «аратам», по преимуществу буддистам, из которых троцкисты стали выращивать «национальные кадры»)

Третье. Перед войной за Уралом, вдалеке от чужих глаз проводились тренировки по монтажу-демонтажу железнодорожных линий, отрабатывались методы формирования мобильных подразделений нового типа — «паровозных колонн» (потом они стали «паровозными колоннами резерва НКПС»), и то и другое было опробовано в деле уже при подготовке Халхин-гола.

Четвертое. Оказывается примерно в 1939-1940-м году хорошие показатели работы железных дорог (большие обьемы перевозок угля и руды) были признаны синонимом неэффективности экономики в целом. И было принято принципиальное решение о переносе множества предприятий промышленности на восток, за Урал и далее. Ближе к сырьевой базе, и с возможностью работать оттуда и на европейское и на восточное направление. Началась работа по перепланированию, привязке новых производственных площадок к местности, подготовке инфраструктуры, источников энергии, воды, сырья. Она и легла в основу успешной операции по эвакуации в 1941-м.

После войны Сталин приостановил этот план: «…множество украинцев предали в ходе войны нашу страну, работали на фашистов, вступали в их армию… в том же Бабьем яру евреев расстреливали вовсе не немцы, а свои же — украинские полицаи… после войны население за все это страшилось ответных мер… Но нужно не бередить ран, вернуть на Украину вывезенные нами заводы, занять людей полезным трудом». Каганович на это Сталину отвечал, что развертывание на Украине крупнотоннажного производства не выгодно с точки зрения экономической, и был отстранен.

Пятое. «Васильковые» полки считались преданными Сталину, а потом и Берии. И при Хрущеве на них начались гонения. «…Особое внимание мы уделяли КВЖД… все ресурсы, которыми располагали наши семьи были брошены на укрепление и усиление именно Порт-Артура и Дальнего, как единственных незамерзающих портов страны. Поэтому разгромить нас экономически с точки зрения Хрущева и его банды местечковых хохлов было проще обычного… Никита Хрущев в беседе намеренно оскорбил китайского руководителя Мао Цзэдуна, тот не на шутку обиделся, слово за слово, и наш кукурузник сказал, что не готов поддерживать деньгами и ресурсами китайскую нищету, и что ради того, чтобы не иметь дела с китайцами, он выводит войска из Порт-Артура и Дальнего…

…Поссорьтесь с Китаем, и у вас на востоке страны исчез потребитель — практически единственный потребитель наших товаров, который был важен для советской казны. Нет потребителя — и поток товаров по той же железной дороге устремляется на запад. Если бы по плану Кагановича украинские заводы были передвинуты на восток, а Украина стала нашей главной житницей, то влияние украинских коммунистов от этого резко ослабло, и они не смогли бы влиять на наше политбюро, и делать украинцев генсеками; напротив, усиливалось бы влияние парторганизаций Урала и Сибири.

А раз продукцию сибирских заводов за границей покупать стало некому, то с точки зрения валютных заработков они стали бесперспективными и надо было возрождать заводы украинские. Хрущев не был врагом, он был всего лишь местечковым политиком, который ради сиюминутной выгоды убил нашего крупнейшего потребителя и союзника на востоке, с тем, чтобы сохранить старые производства на западе…

Решения о ссоре с Китаем были продиктованы для Хрущева логикой внутрипартийной борьбы, а логика экономических последствий этой борьбы ставит фактический крест на развитии моей родной Сибири… наша задача дотерпеть: из-за ссоры с Китаем у нас не развиваются районы Сибири и Зауралье, но и у китайцев не развивается нормально вся северная часть, когда они снова с нами помирятся КВЖД станет «дорогой жизни…»

PS Собственно, добавить нечего. Здесь возникает уже известная, но несколько более «обьемная» и насыщенная красками картина. Сталин оказывается знакомится, да не просто знакомится, а принимает личную присягу сибирских староверов еще в 1925 году, за два года до точки самоопределения. И получает в их лице «силовой» ресурс, которым пользуется в критические моменты.

Восточный проект незадолго до войны предпринимает решительный шаг, приступив к подготовке планов опережающего развития Урала и Сибири. Однако, эта линия была сорвана войной, далее приостановлена Сталиным из-за «гуманитарных соображений», и, наконец, перечеркнута — Хрущевым. После ссоры с Китаем, только Юг (Юго-Запад), только Украина становятся окном в мир, зоной интенсивного строительства экономики. «Союзники», прочие национальные республики, особенно имеющие выход к морю, также получают свои бонусы. Центральная Россия стагнирует…

Продолжение следует…

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Вчера вскрыли капсулу с посланием от пионеров 1985-го. Пионеры спрашивают, изобрели ли уже машину времени, и просят забрать их из 1985-го.

Комментарии о материале

На почту
avatar
Сортировать по:   новые | старые
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Хороший материал, в том плане, что таки добавляет красок и нюансов в картину.