Коронавирус и европейские ценности

Вчера позвонил мой друг из Германии и сообщил мне пренеприятное известие — у них кончилась туалетная бумага…

— Как бумага, какая бумага? – не понял я

— Туалетная и салфетки. А еще подорожала колбаса на 15%, за раз с двух рублей десяти до два-тридцать, что для немчиков неприлично много, но мясо осталось в прежней цене. А дизель подешевел с рубля двадцати до рубля с небольшим.

При нашем общении мы понимаем друг друга, и когда он говорит мне – рубль, это значит евро, а когда я ему говорю – рубель, это значит рубль.

— А что подешевел дизель? – недоумеваю я.

— Нам говорят, что нефть дешевая, вот и топливо дешевеет, хотя не так как нефть, – отвечает он.

— Закрыты все рынки, теперь в Голландию за дешевыми овощами не съездить, — сетует он — Со следующей недели закрываются школы…

Надо заметить, что мы часто сравниваем житуху там и здесь. В принципе, мне по барабану, это исходит от него, но я его понимаю. Он там уже больше 20 лет, уехал из России, разочаровавшись, еще сразу после дефолта. Теперь с сожалением констатирует, что той Германии, в которую он приезжал, уже нет

В четверг включаю телевизор и у Соловьева вижу колумниста Форбс из США – Ариэля Коэна. Колумнист с грустью сообщает, что у них в Вашингтоне тоже удивительным образом кончилась туалетная бумага. Счастье мелькнуло в его глазах, когда он рассказал, что успел заказать туалетную бумагу на амазоне — и ее привезли на следующий день, хотя там была дата доставки на 23-е (что ли) число…

Весь мир перевернулся и сошел с ума. Но удивительно даже не то, что мир сошел с ума, а то, что он как-то одинаково странно сошел с ума.

Со всех сторон слышу я стоны. Вот подруга из Нью-Йорка уже пишет, что у них начинается паника. Туалетной бумаги уже нет, да и с едой напряжёнка.

Даже у наших ближних соседей – спокойных отмороженных финнов наблюдается нечто похожее на истерию и все с той же туалетной бумагой. Но там все еще хуже, эти ментальные хуторяне вообще сметают всю жрачку длительного хранения. Пустые полки, пустые полки, Карл! И это в благополучной финской селухе на краю ойкумены Европы.

Однако ретейлеры уверяют, что товаров достаточно и приобретать про запас продукты оптом нет необходимости, пишет 13 марта Helsingin Sanomat.

Ничего не понимаю, ведь если война, то пропадают соль, спички и иголки, а тут как сговорились – туалетная бумага.

Еще недавно бравые прибалтийские тигры тоже как-то быстро оказались с пустыми полками, но наедине с демократией.

И только у нас, в России, пока все в порядке. Такого безобразия как, к примеру, в Италии нет. По слухам, дорожают только холодильники и микроволновки, а мясо и всякая гастрономия вовсе даже и на приличных скидках.

Посетил сегодня супермаркет на МКАДе (на 23 км). Не с целью изучить обстановку, а в силу того, что всей семьей ездим в него по субботам. На этот раз детей оставили дома, поехали только я и супруга.

Ну, магазин находится на том же месте, что и в прошлую субботу.

Магазин открыт, покупатель имеет право зайти внутрь без очереди в связи с отсутствием очереди как таковой. Люди внутри магазина есть, что-то накладывают в телеги с намерением купить, отсюда методом дедукции можно сделать вывод, или даже два вывода:

1. У людей есть деньги.
2. Они хотят кушать.

Начитавшись историй про туалетную бумагу, присматриваюсь к тележкам посетителей в поисках оной. Вижу — есть бумага в тележках! Немного, по одной упаковке на 8 рулончиков и при этом вся (sic!) одного сорта. Двигаясь к продуктовым рядам (а в этом супермаркете все сделано по буржуанской науке маркетологии — сначала вы идете мимо полок, на которых лежит всякая херня, которую нормальный человек купит только если ему приставить кольт к виску), внезапно вижу тот самый сорт туалетной бумаги, ненавязчиво выдвинутый на передовую позицию таким образом, что хошь не хошь, а мимо — не пройдёшь. Вот народ и берет упаковочку данного товара повседневного спроса и кладет в корзинку. Маркетинг, панимаешь! 139 рэ за упаковку.

Берут люди, не стесняются. Понемногу, но берут. На всякий случай я свернул в дальние закрома сангигиенических принадлежностей этого магаза, чтобы проверить разные подозрения, мелькнувшие у меня в голове, но подозрения не оправдались. Закрома полны, сортов бумаги — несколько десятков по цене от 6 рублей за ролик простой «советской» до 289 рэ за «премиальную».

Идем далее, доходим до продуктовых полок. Полки на месте, товаров выложено обычное количество, товаров длительного хранения — в достатке.

Возле полки с мясными и мясосодержащими консервами заметил двух дам забальзаковского возраста, которые привлекли мое внимание своей практически пустой тележкой, в которой одиноко лежало несколько консервных баночек. Дамы брали с полок поочередно по баночке, читали долго надписи на ней, о чем-то совещались и принимали согласованное решение: класть или нет данную баночку в тележку. Учитывая, то видов консерв (навскидку) там стояло более сотни, то дамы смогут выбрать себе нужное питание в соответствии с ЗОЖ и прочими тараканами.

Количество людей в масках — ноль. На входе в магазин стоит здоровенный ящик со спиртовыми салфетками. Видел пару человек, которые дергали оттуда салфетки, протирали руки и ручки у тележек.

У нас всегда так, как кризис, народ технику покупает и только по слухам зачем-то в товарных количествах гречку, традиционно, сезонно, к осени – сахар. Так повелось еще со времен исторического материализма, когда граждане желали кроме призывов и лозунгов «работать лучше» чего-то еще и материального.

Ведь тогда человек, купивший по случаю десять рулонов туалетной бумаги вызывал у остальных граждан, вынужденно применявших в гигиенических целях газету «Правда», нескрываемую зависть. Не каждый мог себе позволить в туалете «Литературку» или «Новый мир», хотя бывалые утверждали, что для этих целей лучше всего подходил «Блокнот агитатора». Но все-таки мягкая, удобная и уже нарезанная в рулоны туалетная бумага, освоенная советской промышленностью по требованию партии где-то между 24-м и 26-м съездами, вызывала куда как более приятные тактильные ощущения. В прямом смысле, не побоюсь громких слов и без ложной скромности – граждане своей задницей чувствовали весь этот социалистический комфорт.

А как смеялись над нами наши враги?! Они просто откровенно высмеивали встреченного на улице счастливчика с изможденным тоталитаризмом лицом в обвязке рулонами туалетной бумаги. Фотографировали его, а фото публиковали в западных журналах, где западный обыватель изумлялся – вот жеж, до чего доводит человека совок-гулаг и советский мордор!

И что теперь? Теперь, как я уже заметил выше – мир перевернулся.

Теперь, как выяснил и доказал другой классик легкого жанра, самое ценное, что есть у западного обывателя, это его собственная задница, которую он, этот обыватель, первую спасает в случае приближающейся опасности, а я дополню еще из собственных наблюдений и даже ощущений — главное, что эта спасенная задница требует, это мягкого, комфортного ухода.

Вот тут определенно намечается некоторая закономерность – кризисы приходят и уходят, а ж@па — это то, что нам дано свыше, остается с нами навсегда.

И только сейчас до меня с ужасом доходит, что отними у современного человека туалетную бумагу, а ведь газеты «Правда» у него нет! Вот до чего довели страну долбаные либералы, нет не только у западного, но теперь уже и у нашего тоже. Все почтовые ящики забиты рекламой, а задницу со вкусом подтереть нечем. Вот вы пробовали использовать по нужде современные рекламные проспекты или листки? То-то и оно, сплошное недоразумение и грязь кругом. Они же все глянцевые и сильно отличаются по плотности от старых приятно шуршащих советских мягких и широких газет своей неподатливостью при попытке их размягчить, а также высоким уровнем скольжения, низким уровнем трения и впитывания. Короче, с практической точки зрения, нифига они не вытирают, а только размазывают.

Нет, конечно, мы не лыком шиты, историческая память у нас, в отличие от хохлов, работает — и в качестве инновационного стартапа я предлагаю выращивать в Америке с целью использования в гигиенических целях лопухи. Понимаю, сходу это удастся только летом и в ограниченных количествах — но ничего, я верю в американских фермеров, они справятся. Построят теплицы замкнутого цикла – использованные лопухи собирают, компостируют, сушат и используют в качестве удобрения для следующего урожая лопухов….

Как из душа окатило – это же какие деньжищи можно срубить, особенно на франшизе и логистике! А лопухи определенного размера, но поменьше, сушить — и на экспорт в Европу за валюту. Там девочка Грета оценит и поставит знак европейской приемки. Оэкологиш, практиш, гут!

А что западный мир? Пока что западный мир решительно сметает с полок как туалетную бумагу и салфетки, так и консервы, макароны, и вообще всё, что можно есть и что может долго лежать. Это же праздник какой-то, радость, вспоминается, как в наши перестроечные годы, одна сплошная ностальгия (со всем коммунистическим злорадством).

Радует и то, что у нас это в прошлом, а на западе только-только начинают понимать, что такое «жизнь без туалетной бумаги».

И это лишь жалкое начало. Они еще как следует не узнали, что такое мыло и прокладки в очередь покупать с номерочком на руке. Ничего, если так и дальше пойдет, скоро узнают.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
ZIL.130
ZIL.130

Теперь им предстоит ещё и блат осваивать — «чирес задние кирильцо, чирес чорний хот…», продаваны начнут осваивать искусство припрятывания товаров для своих, начнут привыкать переплачивать за товар, которого нет, но если доплатить, то — есть, телефонное право шагнёт в шырнармассы…
А дальше — профкомы, месткомы и собрания по разбору личных дел.
А нам всё это — комментировать и давать советы.

Xenophob
Xenophob

>>Но все-таки мягкая, удобная и уже нарезанная в рулоны туалетная бумага, освоенная советской промышленностью по требованию партии

Сцуко, это была самая дешманская туалетная бумага, да и ту было нифига не купить, от какой-нить Зевы, простихоссподи, коммунистов бы св. Кондрат бы хватил…

Тьфу, блин, вспоминать противно.

Riperbahn
Riperbahn

Зато пиво Кольское было отличное.

Xenophob
Xenophob

Хммм, подтирать жёппу — пывом? Сурово =)

Riperbahn
Riperbahn

Пыво принимается в организьм — орально 🙂

Xenophob
Xenophob

Тогда это не решало проблему отсутствия нормальной туалетной бумаги =) Хотя, всёже, несколько эту проблему смягчало=))

Riperbahn
Riperbahn

Можете смияться, но тут прочиталь. Брежнев в войну был командир группы Осназ.

Xenophob
Xenophob

Относительно не долго, но да. А в чём вопрос, собссно?

Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄

Лентовская тувалетнабумага подо рожала.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.