«Красавица и Чудовище» как манифест Реставрации

Егор Холмогоров написал рецензию на «Красавицу и чудовище»:

По моему мнению, если вырезать оттуда гомосятину, это очень хороший фильм про Реставрацию и традиционные ценности. Вместо абстрактного сказочного пространства картина обрела конкретную локализацию, а с нею и скрытый смысл. Перед нами Франция XVIII века. Городок, где живет красавица, — одно из тех малых местечек, веселые рынки которых пленяют сердце каждого, кто купил там хоть булочку. Расположен он среди узнаваемых юрских меловых холмов Центрального массива, считаемого во французской топологии безнадежно унылым захолустьем. Мечта Белль вырваться из однообразного мирка приобретает тем самым конкретное обоснование. Книги она берет не в немыслимой в таком месте книжной лавке, а у священника. Их у него очень мало, так что девушка вынуждена без конца перечитывать «Ромео и Джульетту» — еще один точный исторический жест: именно на середину XVIII века приходится взлет популярности британского драматурга, которого популяризовал соотечественникам Вольтер.

Принц-Чудовище, обитающий в интерьерах рококо, тоже имеет узнаваемого прототипа — это Людовик XV, ветреный и бессердечный король, живший исключительно удовольствиями. Его превращение в зверя вместе со слугами, исчезновение замка, а значит, и власти — своеобразная метафора духовной и политической смерти Ancien regime.

Создатели фильма хорошо прочувствовали эпоху, приметы «биологического старого порядка», как называл их историк Фернан Бродель. Чума не обходит семью Красавицы. Главным препятствием становятся волки — настоящий бич государства, разрушавший связанность дорог (вспомним «Красную Шапочку»), державший Францию еще во времена последних Людовиков в состоянии феодальной полураздробленности.

Главным злом предстает, конечно же, Революция — картина получилась насквозь антиякобинской, проникнутой буквально ненавистью к ведомой Гастоном черни, набег которой на замок отсылает к событиям 1789–1790 годов. А в самом горе-охотнике проступают окарикатуренные бонапартистские черты. Испытываешь почти восторг оттого, что хотя бы в кино революция подавлена героическим сопротивлением живых вещей, а народ из городка и расколдованная аристократия, слуги двора, оказываются в конце единой нацией. «Красавица и Чудовище» — по сути, манифест Реставрации как политической идеи. Перед нами настоящее Возвращение короля и своеобразная антитеза недавно прогремевшим насквозь революционным «Отверженным».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии