Лето Империй: Лемберг 2

11 июня 1914 года, Лемберг, коронная территория Галиция и Лодомерия. Оперный театр.

Оперный театр был в Европе того времени одним из тех малозаметных, но в то же время важных признаков, отделяющих цивилизацию от колоний и прочих территорий, заселенных расово неполноценными*1. В Лемберге театр был потрясающе роскошен – в стиле Венского ренессанса, огромное здание с высоким, почти церковным куполом. Лучшие труппы — почитали за честь, находясь в этом городе отслужить в нем службу Мельпомене.
Внутри театр был так же роскошен – сложная лепнина и убранство из дерева, театральная лестница, манерная публика…

— Не жмет?

Немец покачал головой, хотя было видно, что костюм, на скорую руку подогнанный ему евреем – закройщиком с Городоцкой – еще не сел как надо.

— Нет, все в порядке

Орднунг – подумал встречающий – вы везде и всегда устанавливаете орднунг. Не приведи Господь, если вы получите власть над Европой, это будет хуже, чем при Наполеоне*2. Мимо прошла пожилая, но старательно молодящаяся пара. Встречающий скривился:

— Кто это?
— Потоцкие.
— Те самые?
— Боковая ветвь. К вашему сведению, Адам Потоцкий содомит, предпочитает маленьких мальчиков. А его супруга предпочитает конюха.
— Полагаю, вы имеете какой-то зуб на них, дорогой ротмистр – проницательно заметил немец
— Я сватался к их дочери
— И что они сказали?
— Что не породнятся с полицейскими…

Встречающий посмотрел на пол

— А вы заметили, что в этом городе нет реки?
— Заметил, что странно. Обычно города строят на берегах рек.
— На самом деле, она здесь есть.
— И где же?
— Вы на ней стоите.

Немец тоже с сомнением посмотрел на пол

— Разве?
— Здесь раньше была река. Но когда город начал расширяться, ее заключили в коллектор. И над ним начали стройку, одним из построенных на освободившемся месте зданий как раз и был театр. Но река все равно течет – где-то там, под землей. Туда сливают отходы, речку сделали канализацией…

Встречающий, ротмистр Императорской и Королевской армии Иоганн фон Мальчевский, сын начальника полиции Лемберга – обвел рукой окружающее пространство

— Иногда мне кажется, что весь этот город очень похож на то, что мы сделали с рекой. Посмотрите – роскошная лепнина, позолота, платья, духи. Но под всем этим – скрываются потоки грязи…
— Вам повезло – буркнул капитан Германской армии Дитмар фон Гадов – у вас это, по крайней мере, не воняет на публику. У нас через весь город протекает Шпрее, и ее не заключишь в коллектор. Пахнет так, что прогуливаться вдоль реки с дамой положительно невозможно, а если даже руки омыть в ее воде, заболеешь всеми известными болезнями, и еще парочкой неизвестных науке. Сокрытие греха – не самое худшее в нашей профессии, не так ли господин ротмистр?

Ротмистр прислушался

— Дают второй звонок. Идите, занимайте места, я сейчас подойду…

Фон Гадов проводил его взглядом.

Главный зал Лембергской оперы был роскошен. Выстроен в форме лиры, с тремя рядами балконов и богатым убранством – но главным украшением был занавес. Занавес имел собственное наименование – Парнас – и представлял собой огромную сцену из греческой мифологии, с богами, богинями, колесницами лошадей и храмами. Говорили, чтобы создать Парнас, ушло больше года кропотливой работы…

Служитель провел фон Гадова к купленным им местам – третий звонок почему то все не давали, публика – начинала проявлять нетерпение, и Иоганн куда-то смылся, чертов подлец. Капитан поднес руку к лицу, чтобы взглянуть на часы – часы у него были по новой моде закреплены на руке на ремешке, так делали автомобилисты. Внезапно, он ощутил аромат духов, пряный и терпкий…

— Здесь свободно?
— Сударыня, даже если было бы не свободно, я бы пересел
— Благодарю вас…

Фон Гадов в несколько секунд оценил всю прелесть незнакомки – волосы цвета ржи, но при этом черные брови и потрясающие черные глаза, роскошное тело, высокая грудь. Никакого сравнения с немецкими фрау, и тем более с парижанками – те, несмотря на всю их развратность, обычно коротконоги и довольно непривлекательны, если не считать доступность частью привлекательности. Нет, ничто не сравнится со славянками. Скорее всего, это полька, среди них много таких красавиц. Они, фон Гадовы – много лет жили на стыке тевтонской и славянской расы, и потому ни он сам, ни его предки – не испытывали расовой ненависти к славянам. Они приходили наниматься на работы, и отец и дед имели славянок – любовниц, какой смысл их ненавидеть? Какой вообще смысл ненавидеть раба, он раб и всё. Кто-то должен работать на ферме, кто-то должен любить германских мужчин.

Появился Иоганн, фон Гадов успел ему послать отчаянный взгляд, и тот понял с полуслова – круто свернул, прошел к служителю, чтобы договориться о другом месте…

Зазвенел третий звонок…

*1 Что интересно, Российская Империя обязательно, при первой возможности строила на территориях, вошедших в ее состав театр. Например, в Тбилиси – театр построил кавказский наместник, граф Воронцов (он же построил театр и в Одессе). Это считалось необходимым для интеллектуального развития территории, появления прослойки интеллигенции. До 1МВ – театр построили в Ташкенте, в нем, кстати, мечтал играть сын школьного инспектора Саша Керенский. Великобритания – в Индии театров не строила. Уже одно это показывает, что Российская Империя не считала Грузию или Среднюю Азию колониями
*2 Наполеон Бонапарт дважды захватывал Вену

14 июня 1914 года, Лемберг, коронная территория. Бульвар Карла Людвига.

Чем хороша империя, так это тем, что она, охватывая огромные территории, постепенно прививает на каждой из них определенный стандарт жизненного уклада, причем не низкий, и даже не средний, а высокий, равняющийся на столицу. Чем бы был этот край, затерявшийся в высоких Карпатских горах, где по слухам еще водятся вервольфы – оборотни, если бы не благотворное воздействие Империи? А сейчас – поди ж ты. На такой неподходящей для этого почве – растет маленькая Вена с мощеными бульварами и грандиозными каменными зданиями. Есть железная дорога, электрический трамвай, театр, университет, причем не один, несколько ремесленных училищ. Именно здесь изобрели такое необходимое в жизни, как керосиновую лампу.

Как и во всех городах Империи, есть центральная площадь с ярмаркой по выходным, есть торговая улица с роскошными магазинами, где можно купить и сигару, и французские вина, и одеться прилично, хочешь у закройщика, а хочешь в готовое. А у театра есть кафе, в котором свежая венская пресса, прибывшая с поездом, и подают один и тот же набор явств по всей Империи – кофе по-венски, тафельшпиц, штрудель, кусочек захерторта…

Капитан Дитмар фон Гадов, одетый по-простому, в то неприметное платье, которое привез с собой из Берлина, сидел как раз в таком кафе, вкушал кофе по-венски и читал газету «Неу Лембергер Цайтунг» на немецком. Газеты была типично провинциальной, подавала новости с позиции наблюдателя.

— Здесь свободно?

Капитан отложил газету

— Вполне.

Невысокий, с лисьим лицом человечек присел напротив

— Как погода в Берлине?
— Когда я уезжал было ясно.
— Это хорошая погода.
— Да, несомненно.

Человечек положил на стол свою свернутую газету, точно такую же.

— Вчера я видел пана в опере.
— Вот как?
— Та пани, которая к вам подсела. И с которой вы ушли из театра…
— Моя личная жизнь вас не касается…
— Отчего же. Ту пани зовут Станислава Вершинская.
— И что?
— Она певица. Так же зарабатывает деньги известным способом.
— И что с того?
— Ничего. Просто, пусть пан будет осторожен.
— Премного благодарен, пан Сокол. Но мне пора.

Капитан взял чужую газету и бросил на столик несколько монет. Моментально влился в поток людей на идущем к театру бульваре Карла Людвига. Звонок трамвая, запах выпечки из кафе, озабоченные приказчики и фланирующие парочки…

— Вот вы где…

Ротмистр фон Мальчевский на полном ходу соскочил с открытой площадки трамвая

— А я то вас обыскался
— Только не говорите, что не знали, где я был этой ночью.
— Отчего же, не стал вам мешать.
— Вы – нет. А вот вашим филерам стоило бы поучиться.

Фон Мальчевский не смутился

— В городе небезопасно, это для вашего же блага.
— Анархисты?
— И эти есть. Но больше поляки. Они считают, что Лемберг должен принадлежать новосозданной Польше.
— А вы что считаете?
— Что это смешно.
— И то верно.
— А тот человек, с которым вы встречались в кафе только что – он поляк?
— С чего вы взяли? – фон Гадов показал газету – он читает новости на немецком языке, как и я. Мы обменялись парой любезностей.

В одной газете – были аккуратно приклеенные, так чтобы можно было отклеить, не повредив, крупные купюры. В другой – написанная симпатическими чернилами опись лембергского гарнизона с местами дислокациями и местами жительства полковых офицеров…

— Чтобы вы понимали, не так давно один студент, возбужденный польскими призывами, застрелил губернатора
— Какой ужас…
— Ну, да бог с ней, с политикой. Кстати, как вам понравилась та пани? Чудесно, правда? Здесь все женщины просто чудесны.

Фон Гадов посмотрел на своего сопровождающего так, что тому, сыну полицейского начальника города, и военному – впервые за долгое время стало не по себе.

— Вам лучше это знать, ротмистр… — медленно проговорил фон Гадов – вы ведь здесь живете, а я – просто гость…

Срочно, Вена, Министерство внутренних дел, Отделение политической разведки

Сообщаю, что одиннадцатого июня года 1914 от Р.Х, в Лемберг, под видом коммерсанта фармацевтической промышленности прибыл поверенный германского МИД, капитан рейхсвера Дитмар фон Гадов.
Согласно полученным из Штаба указаниям мною капитан фон Гадов был встречен и ознакомлен с военными приготовлениями к возможному русскому вторжению. На словах капитан фон Гадов счел приготовления удовлетворительными и обещал сообщить о том в свой Генеральный штаб.
Но как верный подданный своего Императора – я не могу не сообщить о том, что по моему мнению основная миссия фон Гадова заключалась не в проверке готовности союзника — а в подготовке военного вторжения Германской Империи в Галицию и далее, в юго-восточные области России.
Капитана фон Гадова интересовали, прежде всего, не наши военные приготовления, а пропускная способность дорог и мостов, соотношение австрийского, польского, руського и жидовского населения Лемберга и окрестностей, возможность использования Лемберга под постой и тыловое обеспечение крупных оперативных соединений армии.
Мною было организовано наблюдение за капитаном фон Гадовым. По донесению наблюдателей, которым я могу, безусловно, доверять т.к. они являлись служащими полиции еще, когда полицию Лемберга возглавлял мой отец, фон Гадов дважды тайно встречался с поляками, один из которых был мною опознан как Мацей Семирадский, террорист, член Польской социалистической партии, представляющий особую опасность. По словам проститутки – капитан фон Гадов свободно владеет польским и руським языками, владение которыми он старался скрыть.
Докладываю на ваше усмотрение, оставаясь верным подданным его Величества.

Да здравствует Император!
Ротмистр Императорской и Королевской армии Иоганн фон Мальчевский

Поделитесь с другими:
Материал: https://werewolf0001.livejournal.com/4193203.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии