Лукашенко выбивает деньги из безработных

Для полумиллиона белорусов наступивший декабрь приготовил совсем не праздничные хлопоты. Вместо новогодних подарков им пришлось искать деньги на совершенно другие расходы. С 1-го декабря в стране заработала обновленная база тунеядцев. Теперь все, кто в нее попал, не сумев подтвердить свое трудоустройство, с нового года будут платить новый «налог на бездельников» — коммунальные тарифы для них вырастут в несколько раз.

Скандальный декрет «О предупреждении социального иждивенчества» Лукашенко подписал еще в 2015 году, хотя разобраться с тунеядцами белорусские власти хотели и раньше. В 2013 году Михаил Мясникович, тогда занимавший пост премьер-министра, говорил, что пора бы ввести специальный налог на безработных, а Лукашенко призывал простимулировать занятость населения «хорошей дубиной». Законные основания для такого стимулирования были уже тогда: 56-я статья белорусской конституции обязывает граждан участвовать в финансировании государственных социальных расходов. То есть позиция властей была проста и логична — почему государство должно предоставлять блага тем, кто не платит ему налогов. В народе этот декрет прозвали «Законом о тунеядцах».

Социальными иждивенцами признавали тех, кто официально работал меньше 183-х дней в году. Их обязали платить специальный единоразовый сбор, который составлял 3,6 миллиона неденоминированных белорусских рублей (около 170 долларов США). За неуплату грозили санкции. Граждан могли заставить выплатить штраф от 20 до 40 долларов, подвергнуть административному аресту на 15 суток или приговорить к общественным работам. Разумеется, это наказание не освобождало от необходимости уплатить налог.

Декрет вышел откровенно сырым. «Письма счастья» о необходимости уплаты сбора получило около 470 тысяч белорусов. И это в стране, где безработица в год принятия декрета не превышала одного процента! Дело в том, что в список тунеядцев попали и работающие, но официально не трудоустроенные белорусы. Ударил он и по тем, кто уехал на заработки в Россию, ведь штамп в паспорт о пересечении границы не ставится, и человеку было очень сложно доказать властям, что он все это время работал и исправно платил налоги в другой стране.

Домохозяйки не считались «тунеядками» только если воспитывали более трех детей. А если отпрысков в семье меньше, то после достижения младшим из них семилетнего возраста женщине нужно было выходить на работу или платить налог. Журналисты, писатели, художники и другие представители творческих профессий могли подтвердить свою занятость только через участие в соответствующих профессиональных союзах. По сути, освободили от уплаты налога только пенсионеров, декретниц, инвалидов и недееспособных.

Но сильнее всего декрет ударил по реальным безработным, особенно по пожилым людям, которых в силу предпенсионного возраста не хотят официально трудоустраивать. Например, правозащитник Борис Бухель рассказал о пожилом мужчине, который покончил с собой, оставив на столе записку со словами: «Я никогда не был дармоедом, насильником, грабителем. Я всю жизнь честно работал» — и квитанцию об оплате «тунеядского» налога. Ну а те, кто работал «в серую», всерьез обсуждали, что дешевле один раз оплатить сбор, чем официально трудоустраиваться и платить все налоги.

Овчинка эта выделки не стоила. Новый сбор оплатили только 54 тысячи «тунеядцев». При этом официальная безработица заметно выросла. Чтобы не платить или хотя бы отсрочить уплату сбора, условно безработные белорусы буквально выстраивались в очередь у биржи труда.

В довершение ко всему в Белоруссии появилась широкая социальная база для протеста, которую пополнили люди, ранее не разделявшие оппозиционных идей. В начале 2017 года митинги и шествия прошли практически во всех областных центрах. На «Марши нетунеядцев» люди приносили извещения об уплате сбора и демонстративно сжигали их. Те акции протеста стали самыми массовыми в Белоруссии со времен перестройки, а власть ответила на них не менее массовыми арестами. Тогда задержали более 700 человек, но протестная активность не стихла. В итоге правительственные чиновники заявили, что декрет отменять, конечно, никто не будет, но в него внесут «концептуальные изменения».

Новую версию документа готовили почти год, и 25-го января 2018 года Лукашенко подписал новый декрет «О содействии занятности населения». Он вступит в силу с 1-го января 2019 года.

В первую очередь, власти решили отказаться от крайне непопулярного налога. Тем, кто его уже уплатил, обещали вернуть деньги. Но послаблением это назвать сложно. Вместо единоразового сбора «тунеядцам» придется оплачивать часть коммунальных услуг (пока это горячая вода, газ и отопление) по «экономически обоснованным тарифам». Другими словами, расходы на коммуналку вырастут для «тунеядцев» в пять раз. Рассчитываться новые тарифы будут исходя из статуса граждан, прописанных на определенной жилплощади, так что наличие нетрудоустроенного ударит по материальному положению всей семьи. Кроме того, они лишатся государственных субсидий на покупку и строительство жилья.

1-го декабря власти опубликовали обновленную «базу тунеядцев». Несмотря на три года борьбы с «социальным иждивенчеством» — в ней значится полмиллиона белорусов. Причем, по официальной статистике на 1-е ноября 2018 года, в стране насчитывалось 14,3 тысячи безработных.

Справедливости ради стоит сказать, что власти все же внесли ясность в методику составления списка тунеядцев. Например, в него не попадут те, кто живет со сдачи жилья (при оплате соответствующего налога) или со своего подсобного хозяйства (в сельских районах). Студентам и тем, кто попал под сокращения, дали время на трудоустройство, они не будут считаться «тунеядцами», несмотря на отсутствие официального места работы. А вот для домохозяек ничего не изменилось. Льготы по-прежнему действуют лишь для многодетных семей. Кроме того, комиссии по трудоустройству будут индивидуально устанавливать наличие «трудных жизненных ситуаций», которые тоже могут освободить граждан от повышенных тарифов. Но в снисходительность таких комиссий мало кто верит.

В списки «тунеядцев», например, попала минчанка Ирина Томашова. С 2015 года женщина ухаживает за своей больной матерью, у которой диагностирован рак прямой кишки. Инвалидность для матери и свое опекунство Ирина оформляла несколько месяцев и все это время не работала. Тогда ей начислили сбор (170 долларов США), и налоговая инспекция отказалась освобождать женщину от уплаты. Инспекторы отправили Ирину в минский Горисполком, который мог признать наличие тяжелой жизненной ситуации. Однако его председатель Андрей Шорец, выслушав историю Ирины, сказал, что каких-либо оснований для льгот у нее нет.

Ее тезка из Гомеля долго не могла найти работу, потому что состоит на учете как ВИЧ-инфицированная. Брать ее на работу с таким диагнозом никто не хотел, а комиссия отказалась признать ВИЧ-положительный статус «тяжелой жизненной ситуацией».

Молодая мама Оксана Гугнарева пережила тяжелую беременность с угрозой выкидыша. Из-за этого она не отработала положенные 183 дня. Женщина лечилась в частных клиниках и принесла справки из них в налоговую. Однако ее отказались освободить от уплаты налога, потребовали больничный лист из государственного медицинского учреждения.

Надежда — редактор образовательного сайта для детей. Она пыталась избежать уплаты тунеядского сбора, доказав, что занимается творчеством, и отправила в налоговую распечатки материалов своего сайта. Но в получении статуса творческого работника женщине отказали, комиссия не нашла в материалах ее сайта «признаков творческой деятельности».

Таких историй множество. И изменение механизма сбора не сделает жизнь этих людей проще. По данным Белстата, за чертой бедности живут более полумиллиона белорусов. Они получают менее 214 белорусских рублей (это примерно 100 долларов США). Почти половина домохозяйств живет менее чем на 200 долларов в месяц. Даже с учетом государственных субсидий белорусы регулярно оплачивают чуть больше половины счетов за коммунальные услуги. Когда эти счета вырастут в пять раз, должникам останется лишь выселение на улицу.

«Антитунеядские» декреты стали для белорусской власти граблями, на которые они снова наступили. Всегда говорили о низкой безработице, но в стране обнаружилось полмиллиона «социальных иждивенцев». Хотели пополнить новым налогом бюджет, но он почти не собирался. Хотели вывести часть экономики из тени, но работодателям порой дешевле оплатить сотруднику «тунеядский» сбор или компенсировать «коммуналку» повышением зарплаты, чем официально его трудоустраивать и отчислять 35 процентов в фонд социального страхования. Между тем, миграция из Белоруссии в Россию год от года растет, и никакие декреты, судя по всему, не способны переломить эту ситуацию.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Gena
Gena

А ведь и наши могут ввести подобное, идея-то чудесная. Только вот бежать некуда.

Dimm_on
Dimm_on

Нам ещё много дивного предстоит.

Henren
Henren

Что значит «могут»? Давно уже внесли сей чудесный законопроект. Но пока не приняли еще, ограничившись поднятием НДС и пенсионным грабежом. Думаю, введут попозже.

zontik
zontik

Да, только конституцию менять придётся, с помощью референдума или конституционного собрания, что за 27 лет конституции, ни разу не было сделано.

Henren
Henren

Зачем менять? Читайте. Законопроект «О внесении изменений в статью 23, статью 419 и статью 425 Налогового кодекса Российской Федерации, в части расширения перечня плательщиков страховых взносов и расчета тарифа страховых взносов для отдельных категорий плательщиков»
Если по-простому — плати налог из расчета МРОТ. Т.е. 60 тыр в год. Не как у белорусов — 170, а тыщу баксов. Лукашенко — милый мальчик по сравнению с россиянскими думскими кровопийцами.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.