Несбывшаяся надежда Стива Джобса

«Виктор Цой жив» – писало тридцать лет назад на заборах мое поколение, бесплатно слушавшее его музыку. «Стивен Джобс жив – в наших сердцах и наших айподах», – писали восемь лет назад миллионы компьютерных пользователей яблодрочеров во всем мире. И это не случайность. Образ Стива Джобса, созданный и взлелеянный хорошо поставленной пропагандой, призван осуществить нечто большее, чем просто втирание телефонов-обмылков стаду лохов втридорога. Он должен спасти имидж капитализма – системы, которая охватила весь мир, но переживает сейчас далеко не лучшие времена.

В то время, когда география социальных протестов расширяется от арабских площадей до улиц Нью-Йорка, когда кризис разочаровывает людей в основах того, что всегда преподносилось им в качестве единственно приемлемого стандарта общественно-экономических отношений, Стив должен вернуть людям веру в прогрессивный, честный капитализм – с человеческим лицом и мудрым, усталым взглядом, в котором читается неизбежность нашего рыночного будущего.

Стив Джобс продавал нам мечту – как важный, и отнюдь не побочный продукт своего бизнеса. И она доставалась не только тем, кто имел деньги на товар с яблочной маркой Apple. Считается, что образ основателя этой компании обращен в будущее – однако на самом деле он всегда отражал в себе старый, основополагающий миф капитализма, существующий со времен его становления. Это расхожий, траченный молью миф о бедном пареньке, который сам сделал себя с ноля, завоевав славу и капитал. Ведь и карикатурный скупердяй Скрудж Макдак, из культового мультфильма для детей перестройки, начинал с первой монетки в десять центов, заработанной чисткой обуви.

Это старый миф, заключенный в новый, сверкающий корпус, и преподнесенный миру в руках Джобса. Апеллируя к миллионам бедных, он говорит: «Посмотри: система работает. Она справедлива. На моем месте мог быть каждый, кто «думал иначе», кто творчески мыслил и был упорен в труде. На моем месте мог быть и ты».

Старая ложь в новом формате заложена в основу современной идеологии капитализма, во многом обеспечивая ее господство. Множество тех, кто внимал красочно расписанной биографии Джобса, уверовали в возможность достичь успеха, играя по правилам этого общества. Они получили надежду разбогатеть – или хотя бы заработать себе на персональный айфон. Множество людей, очарованных легендарным образом Стива, надеются на это даже сейчас – когда на планете запущен процесс банкротства сотворившей его системы.

Этот пропагандистский образ был рожден в девяностые – когда нам объявили о «конце истории» и завершении эпохи индустриального общества, обещая наступление бескризисной эры победившего капитализма. Промышленные предприятия переносились в тот самый Китай, где впоследствии будут собраны телефоны Apple – а в США раздувались «пузыри доткомов», которые впоследствии лопнут, обвалив индекс NASDAQ, и предвещая будущую стагнацию капиталистической системы. Именно тогда мы получили улучшенный имидж капиталиста новых времен. Вместо несимпатичного биржевого спекулянта, скряги и консерватора, думающего лишь о своей наживе, мир узрел образованных программистов с репутацией первопроходцев-изобретателей. Казалось, что прибыль стоит для них далеко не на первом месте – несмотря на то, что эти новые бизнесмены сразу же сколотили миллиардные состояния. Казалось, что эти люди двигают вперед мировой прогресс, а деньги сыплются к ним в карман мимоходом.

Они говорили об экологии, носили джинсы и свитера, ели вегетарианские гамбургеры, слушали хорошую музыку – во всем напоминая парней из колледжа. Но при этом оставались капиталистами. А их продукция была товаром, потребность в котором навязывалась обществу системной рекламой «технологий завтрашнего дня».

Мы думали, что они открывают нам будущее – а нам всего лишь хотели продать один телефон вместо другого, добавив к нему пару-тройку «свистелок».

Стивен Джобс выиграл битву за право быть лицом этого поколения – хотя его соперником был сам Билл Гейтс, символ процветания и богатства для эпохи девяностых годов. Джобс стал эталонным образом «прогрессивного капиталиста», превратившись в надежду для своего класса. Он как бы внушает нам, что общество вовсе не нуждается в коренной перестройке. Не надо менять мир – ему лишь необходим апгрейд. Не нужно, чтобы капиталисты ушли – достаточно, чтобы они стали такими, как основатель Apple. Дело не в строе и не в системе; дело в личностях, в подходах и приоритетах. Придет день, и движимый рынком прогресс улучшит жизнь жителей Земли, чтобы каждый мог купить телефон Apple – вот та нехитрая мысль, которая тиражировалась для охваченной протестом Америки и всей нашей кризисной планеты, утиравшей слезы по усопшему отцу айфона. Хотя юные работники из китайского сборочного цеха вряд ли согласились бы с этим тезисом.

И вот теперь мы знаем, что эта мечта — мертва, в нее больше не верит никто, кроме совсем уж конченных кретинов.

В 2010 году какой-то репортер ехидно спросил великого классика Рэя Брэдбери – почему люди до сих пор не попали на Марс, как он предсказал это еще в послевоенные годы?

– Потому что люди – идиоты, – ответил ему писатель. – Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде айфона, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением… Мое детство пришлось на Великую депрессию, а глубокая старость – на крутой финансовый кризис. Ты смотришь в будущее и видишь там причудливые планеты, новые космопорты и машины, летающие по воздуху – а все заканчивается падением доллара на бирже.

Это касается не только космоса, но и вполне земных дел. Кто знает, как далеко бы ушло человечество по пути прогресса – если бы его технологическое развитие не было ограничено конкурентной борьбой частных корпораций, выпускающих необязательные свистоперделки; если бы вместе множества моделей компьютеров и смартфонов, созданных во имя логики коммерческой гонки, люди имели бы меньшее количество образцов, доступных для гораздо большего числа людей.

Конечно, это было бы возможно только при ином общественном строе, где большинство жителей Земли имели бы доступ к высшему образованию, к возможностям творческого развития – вместо того, чтобы собирать микросхемы для электронных чудес, воплощенных в имени отдельно взятого собственника.

Каким был бы тогда наш мир? Мы не знаем ответа, но мы имеем право задать этот вопрос Стивену Джобсу – мертвой надежде капитализма.

Материал: http://liva.com.ua/steven-jobs.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Ванёк26
Ванёк26

Ну что? Сеансик спиритизма!?

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.