Новые газетные бараны

У дверей «Новой газеты» — опять «инсталляция». На это раз к дверям ее редакции подложили несколько клеток, в которых были заперты молодые барашки, одетые в жилеты с надписью «пресса». Редакция обратилась в полицию.

Остряки с телеграм-каналов уже вовсю шутят на эту тему, считая и путая баранов, а мне грустно.

Грустно мне оттого, что наблюдение за странным заочным диалогом неизвестного доброжелателя и «Новой газеты» оставляет послевкусие чьей-то беспомощности.

Я все никак не мог понять, откуда во мне вдруг возникла жалость к людям, которые могут себе позволить выложить вполне круглую сумму за баранов. Почему я чувствую их беспомощность в тот момент, когда их «жертвы» вопят о преследованиях и угрозах? Криком кричат о том, что вот-вот начнутся репрессии, погромы и массовые расстрелы людей с хорошими лицами босиком на снегу? Откуда это странное и нелогичное, на первый взгляд, чувство?

Ведь все, кажется, на стороне этого неведомого акциониста. Вот только что произошел грандиозный скандал с журналистом «Новой газеты» Денисом Коротковым. Причем скандал такой, после которого раньше стрелялись, бросались под паровоз, уходили в монастыри. В крайнем случае, меняли часовой пояс, страну, имя и фамилию.

Обнаружен живым и здоровым совсем недавно похищенный неизвестными злодеями информатор Короткова — Валерий Амельченко. Ранее именно информация от Амельченко легла в основу статьи-расследования Короткова «Повар любит погорячее» — об ужасах, творимых бизнесменом Евгением Пригожиным по всему миру. После публикации громкого расследования Амельченко пропал, а на месте пропажи нашли его телефон и ботинок.

Картина была такой, что вывод напрашивался однозначный: Амельченко был или убит, или похищен сотрудниками зловещей ЧВК «Вагнер», которая вроде как принадлежит Пригожину, как и «Фабрика троллей», что травит в Интернете людей со светлыми лицами и даже вмешивается в американские выборы.

Но в действительности оказалось, что «информатор» Амельченко не был похищен. А сидел где-то за городом по просьбе самого Короткова, который, как выяснилось, платил Амельченко вполне серьезные деньги. Но не за информацию, а за выкачивание сочиненных Коротковым же текстов и зачитывание их на диктофон. Однако поскольку с последней выплатой Коротков своего «информатора» кинул, тот пошел в полицию и заложил благодетеля со страшным треском.

Казалось бы: это конец. Для Короткова как журналиста, для «Новой газеты» как издания.

Но никакого конца не наступило. Не то чтобы «Новая» переживала сейчас потрясение. И не то чтобы Коротков нынче с трудом пытался собрать осколки карьеры, биографии и репутации.

Да вообще ничего не произошло. Аки не быша. Ни одна тучка не зависла над Потаповским переулком, где находится редакция «Новой». Ни один мускул не дрогнул на светлых лицах.

Ни-че-го.

И вот этим людям некий доброжелатель подбрасывает баранов. Что он хотел этим сказать? Чего добиться? Он хотел сказать, что сотрудники «Новой» — тупы, как бараны? Или что журналисты — жертвенные агнцы? В чем смысл послания?

Я понимаю, если бы под дверью «Новой» поставили клетку с верблюдом — ему тоже весьма на многое плевать. А тут? Чего хотел добиться акционист?

Напомнить журналистам об их просчете, некомпетентности, нечистоплотности и позоре? Господи, да это же чудо, что эти объекты воспитательной работы не сожрали животных тут же, на месте, нахваливая и передавая друг другу соль и добавки.

Вот почему мне стало жалко и баранов, и того, кто их прислал. Он не понимает: то, что мертво, — умереть не может.

Весь ужас ситуации заключается в том, что против редакции «Новой» бессильны какие-либо методы, рассчитанные на совесть, способность оскорбляться, на эстетическое чувство. В лице ее редакции мы встречаем вовсе не броню из убеждений, поступков и веры в себя. Мы встречаем полное отсутствие мишени.

Немыслимо отрубить голову чеширскому коту. Нельзя повесить Колобка. Невозможно уязвить гордость журналиста «Новой» или устыдить его.

Это ужасно, но даже наложить кучу на пороге этого издания — все равно что приехать в Тулу со своим самоваром.

Нужно признать, что кое в чем люди действительно бессильны перед «Новой газетой». Право же, для баранов нашлось бы значительно лучшее применение, чем метать их перед ее редколлегией.

Материал: Роман Носиков
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Базилевс
Базилевс

Первый принцип рекламы — неважен повод, лишь бы об объекте рекламы говорили.
Отсюда — вывод: не нужно помогать дерьму , разгоняя волну по его инфоповоду. Глядишь, поплавает-поплавает, да и выпадет в осадок.

Ванёк26
Ванёк26

Тут не работает. Эти парни сами рупор. Поэтому их надо топить. Как графиню Мерлен.

Глупый
Глупый

Топить конечные продукты пищеварения невероятно сложно.
Проще смывать.
Можно из брандспойтов.

Gena
Gena

Огнемёт. Старый, добрый огнемёт.

Глупый
Глупый

Hе,низзя. Полужидкие экскременты+воздействие высокой температуры= возгонка летучих ( и ОЧЕНЬ вонючих) ингредиентов каки.
Представьте масштаб вонизма.
Жуть берёт.
Смывать.

Gena
Gena

Там всё уничтожается, недаром после химвоздействия сжигают поражённые очаги.

Глупый
Глупый

Так-то да, верно, но гуано — не химикат, а вовсе даже сырьё для компоста; удобрение то есть. Надо посчитать,чо выгоднее.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.