Общество и личность

Одна голова хорошо, а две лучше. Коллектив не может ошибаться. Прекрасные пословицы, знакомые нам с детства. Однако так ли они верны?

Вот есть некое сообщество. Консервативная функция заключается в том, чтобы всё оставалось как есть. От добра добра не ищут. Данная пословица полностью описывает консервативную мотивацию. Лучше синица в руках, чем журавль в небе. И так далее. И пока условия не меняются — это работает. Жили папуасы тыщу лет в своей Папуасии, и все было хорошо. И еще тыщу лет было бы хорошо, но тут приехали большие белые люди на кораблях. И сразу всё стало плохо.

Почему в любом сообществе такой пиетет к предкам? В США — к отцам-основателям, среди левых — к Марксу и так далее? Тут мы видим несколько причин, и нам нужно для их понимания обратиться к ситуации, когда консервативное начало в обществе не справляется.

Давайте рассмотрим консервативное общество в ситуации существенных перемен. В ситуации, когда исторически сложившаяся практика уже не отвечает реалиям окружающих условий. Что возникает в результате? А в результате возникает кризис, как сейчас говорят. А когда возникает кризис, получается что? Получается всем плохо, ребята. Консервативное сообщество в ситуации кризиса испытывает мощный стресс.

Еще раз. Вы жили-были не тужили, все было хорошо, а теперь вам всем плохо. Это отражается на самочувствии каждого члена общества. Это влияет на общественный консенсус. Вам хреново, и вы не знаете, что с этим делать. Вы не знаете, что со всем этим делать, потому что жили в консервативном сообществе, то есть — как все. Сейчас всем плохо — и вам тоже.

И тут приходит какой-нибудь отец-основатель, и указующе простирает руку…

Что происходит? Ребята, происходит замечательный момент — вам сразу же становится хорошо. Гений, «отец народов», создатель научной школы и так далее — это человек, который устраняет социальный дискомфорт в группе, до того данный дискомфорт испытывавшей.

Первая причина нашего пиетета к великим предкам — это их способность внести порядок в хаос и вернуть нам хорошее, оптимистическое, многообещающее самочувствие и мировоззрение.

Какова вторая причина? Вторая причина заключается в том, что мы сами так не можем. Мы выросли в обществе, где синица в руках, две головы лучше и спасибо Чернобылю за наше счастливое детство. У нас в нашем менталитете консервативная функция на первом месте, мы живем «как все». И так получается, что консервативные обязанности мы исполнять можем, а вот творческому мышлению не обучены.

Титаны прошлого потому нам кажутся титанами, что мы просто не способны воспроизвести подобный эффект, получить подобный по значимости результат.

Потому изуродовать естественный ландшафт мы в силах, а жить счастливо у нас не получается.

Если у нас в истории были отцы-основатели — Ленин, американские президенты, римские императоры — мы их обожествляем, мы их сакрализируем, мы из них делаем скульптуры, совершенно не обращая внимания на них, как на людей. Мы устанавливаем эти скульптуры в основе нового социального консенсуса, новой системы конформизма — для того, чтобы опять у нас было две головы и синица в руках, которая уже летать разучилась нашими усилиями.

Еще раз. Отцы-основатели и прочие гении тем нам лепы, что во-первых, превращают хаос в новый порядок, возвращая нам радость бытия, и во-вторых тем, что демонстрируют творческое поведение, нам, мещанам, не свойственное.

Какова роль и место консервативного поведения в человеческих сообществах? Ребята, в человеческих сообществах консервативное поведение главенствует. Тотально.

Специально для тех кто не понял сказанного. Давайте вспомним классиков, про «живое творчество масс», «освобожденный труд» и так далее:

Из Ответа В.И.Ленина на запрос левых эсеров: «Живое творчество масс — вот основной фактор новой общественности. Пусть рабочие берутся за создание рабочего контроля на своих фабриках и заводах, пусть снабжают они фабрикатами деревню, обменивают их на хлеб. Ни одно изделие, ни один фунт хлеба не должен находиться вне учёта, ибо социализм — это прежде всего учёт. Социализм не создаётся по указам сверху. Его духу чужд казённо-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс».

Это было Заседание ВЦИК 4(17) ноября 1917 г. Сами можете посмотреть — В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 57.

Дорогие мои, давайте вспомним, чем закончилось живое творчество масс имени Владимира Ильича Ленина. Живое творчество масс закончилось сначала голодом, а потом НЭПом (то есть возвращением к консервативному порядку).

Не может быть сколь-нибудь значимого человеческого сообщества, если нет консервативного начала, если оно не выполняет свою функцию. Потому что сообщество без консервативного начала — это перманентный кризис, такое сообщество не живет нормально, оно рассыпается. Шикарный пример — Украина. Вот уже и из СССР сбежали, и два майдана провели, и злочинную панду скинули, и вейзмир с нами, и шо? Люди голосуют ногами. Люди продолжают бежать из страны, потому что быть рабом в Польше лучше, чем делать новую жизнь на родине. Украина — страна перманентных перемен, каждая новая власть — коренная ломка. Полюбуйтесь на результат.

Еще раз. Вера в благотворность перемен — это такая ошибка, которая восходит не только к Марксу, но глубоко до него. Ребята, эксплуатация человека человеком — это нехорошо, неприятно и так далее. Это особенно хорошо видно, когда вас эксплуатируют. Но это не значит, что вот вы живете плохо, а если эксплуатацию отменить — вы станете жить хорошо. Если вы не можете учиться, когда вас эксплуатируют — это не значит, что вы станете гением, если эксплуатация исчезнет.

Одна из ошибок логики — неправильная обратная импликация (это когда «если из А следует Б, то из не-Б следует не-А»). С социумами это практически никогда не работает. Если эксплуатация порождает низкую образованность, это не значит, что отсутствие эксплуатации несет повышение образовательного уровня. Нет. Правильно говорить, что повышение образованности ведет к уменьшению эксплуатации (а понижение образованности — соответственно к повышению эксплуатации).

Диогену довелось побывать в рабстве, но это не помешало ему сказать Александру — «отойди, ты заслоняешь мне солнце».

«Освобожденный труд» Маркса есть просто логическая ошибка мышления. Имеющая вполне очевидные эмоциональные корни. Маркс искал лучшей судьбы для пролетариата, и ему показалось, что нашел — это же было так очевидно. Однако в очевидности этой он не проверил логику. Вот и получилось, что при царе работали на помещиков, а в эпоху «развитого социализма» — на государство.

Коллектив, человеческое сообщество — не могут нести творческой функции. Ибо творческая функция — это отказ от стереотипов и поиск нового. Однако этот же отказ — он ломает общественный консенсус, разрушает конформность. Живое творчество масс 1917-1921 года закончилось НЭП-ом, а затем Иосиф Виссарионович Сталин, надавав по шапке излишне творческим экспериментаторам, тщательно и аккуратно восстанавливал те институты, которые были существенно необходимы для жизни страны. Сталин не столько перестроил, сколько восстановил страну, трансформировав идеологическое содержание старых институтов в соответствии с новой идеологией. И это сработало. Но — в «новом социалистическом обществе» остались деньги, осталась эксплуатация человека государством (то есть произошла смена собственника с капиталиста-частника на госкапиталиста), осталась банковская система и многое другое прочее.

И только потому мы рухнули лишь в 1991 году, а не в 1941-м, когда Евросоюз имени Алоизыча пришел.

Консервативная функция человеческого сообщества является главной, более того — она является единственной жизненно важной. Всё остальное — это продукт, результат, отходы, побочные осложнения и так далее. Общество, которое начинает творить всеми членами сразу — это майдан.

Значит ли это, что коллектив не может родить лидера? Конечно, не значит. Может — и рождает. Сталинские выдвиженцы. Люди яркие, люди титанического масштаба по современным меркам. Большинство — из низов. Пропитанные проблематикой и чаяниями коллектива, реализующиеся в коллективе — эти люди смогли явить миру яркую личность. Творческую личность. Эффективную личность. Но при этом ответственность они несли персональную.

Диалектическое единство личности и социума. Только в социуме проявляется и функционирует личность, и только через деятельность личности реализуются общественные ценности. Вне личности, вне персоналии — творчество в обществе невозможно.

Не может любая кухарка управлять государством, но при этом из множества кухарок, вполне возможно, найдется одна, которая сможет.

Итак, общество консервативно по своей сути. Попросту говоря — любое общество состоит из мещан. Хинт — коммунистическое общество тоже состоит из мещан. Если термин «мещане» кому-то не нравится — у нас происходит подмена смыслов, суть же не меняется. Люди идут в партию не потому, что вот горят всем сердцем — а делать карьеру. В жизни устраиваться. И устраиваются. Коммунист Кравчук, коммунист Турчинов, черт, у нас почти все члены СНБО Украины имели номенклатурное прошлое, погуглите, обхохочетесь… Они устроились в этой жизни.

Постулируем последний раз, окончательно. Общество (любое) консервативно, оно состоит из мещан, и никакой другой функции общество не несет — все, кроме консервативной функции, является продуктом жизнедеятельности общества, но не его центральной идеей, мечтой и смыслом. Единственная задача общества — самовоспроизводство.

Когда мы говорим об этих пословицах про синиц и журавлей, про одну голову и две головы и так далее — мы говорим о том, что коллективное сознание, обычай, привычка жить так — главенствуют. Нет пространства для интеллекта, нет пространства для творческого поиска, нет никаких перемен. В данном случае у нас на первое место выходит консервативное начало. И реализуется это консервативное начало через социальную конформность. «Жити, як усі». Не выделяться. Разделять общее мнение.

Ребята, это страшно на самом дел, то, что я скажу — но коллектив не может породить ничего нового. Человеческий коллектив — это система воспроизводства старых отношений.

Любой живущий на Украине наблюдает этот олигофренический дебилизм коллектива непосредственным живым взглядом. Уже и в составе СССР хохлы побывали, и в космос полетали, и ядерную энергетику получили, и систему высшего образования тоже, и здравоохранение было лучшее в мире. Но папуасы решили вернуться к папуасным стратегиям, образу жизни и системе поведения. Вышиванки, писанки, всеобщее отупение.

Современное украинство, точнее его давний прообраз, формировалось в эпоху полунатурального хозяйства, конной тяги, сельского образа жизни и недоразвитых (даже и по тем временам) средств производства. Вот оно туда и идет быстрым шагом. Обратно.

Наука. Самое светлое, самое прогрессивное, самое-самое эпохи НТР. За двести лет — от лошади к атомным подводным ракетоносцам, запускающим в космос спутники, и Большому Адронному коллайдеру, который то ли бахнет, то ли не бахнет. Казалось бы — вот он, коллективный прогресс. Но — нет.

В системном плане наука базируется на научных школах. То есть — на коллективах людей, которые думают совершенно определенным, одинаковым образом. То, что они при этом получают какие-то результаты, иногда фундаментальные — это продукт, это не социум и не его отношения. Ученые современности в плане социальных отношений в рамках коллектива — абсолютно тождественны монашеским орденам. Есть устав, и будь добр. Научная бюрократия — возможно, даже первая по страшности страшная бюрократия в мире.

Задача научной школы — это не невероятные какие-то достижения. Задача научной школы — она консервативная. Воспроизводство. Вот что надо понимать. Берем Эйнштейна. Человек работал патентным клерком, человек предложил нечто, что ломало устоявшиеся представления об окружающем мире. И до сих пор в этом ковыряются, ищут подтверждений, ставят под сомнение. Но релятивистские эффекты настолько малы, что могут регистрироваться только приборами, построенными на основе представлений о релятивистских эффектах. Понимаете, в чем тут изъян? Возможно, здесь у нас логический тупик, и отсутствием прорывных фундаментальных результатов в науке после появления теории относительности и квантовой механики (там тоже потрясение было у научного сообщества то еще) мы обязаны нашим инструментам и методикам — которые все родом из лохматой старины.

Лидерство — это хорошая модель противостояния личности и общества. Поскольку в данной модели у нас есть и личность, и общество. И они как-то взаимодействуют.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
Ванёк26
Ванёк26

Мощно. Ясно.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.