От свободы до концлагерей один шаг

А знаете, что самое прикольное и дикое в нашей жизни, дорогие друзья? Самое прикольное и дикое в нашей жизни — это мутация понятий до неузнаваемости. Например, у нас иногда спрашивают:

— А чего это вас нет в фейсбуке?
— Да были мы там. Просто фейсбук — это либеральная платформа, выступающая за свободу слова, ну и вот, нас придушили, — отвечаем мы, и всем всё понятно.

Лет 15 тому назад фраза звучала бы ещё спорно. Какие-нибудь адвокаты фейсбука начали бы пухнуть на тему «вы наверно нарушали закон» (нет), «вы наверно разжигали ненависть по национальному признаку» (нет), «вы кого-нибудь довели до самоубийства через переедание» (тоже нет). Сейчас вопросов нет ни у кого: фейсбук — это то место, где запрещен длинный список даже не слов, а мыслей и политических позиций. Чтобы, будучи простым русским охранителем, удерживаться на фейсбуке — нужно проявлять чудеса сдержанности — и то рано или поздно вас забанят на пару недель за найденное в 2013 году слово «хохлы», а в следующий раз, когда вы забывшись скажете в пылу ср@ча «откуда вы все лезете, идиоты», — вы уже будете рецидивистом и вас забанят навсегда.

Расистской на родине фейсбука сейчас считается фраза «все жизни имеют значение», чёрт подери. А фраза «все жизни не имеют значения, пока чёрные жизни имеют значение» — наоборот, антирасистская.

Не пытайтесь понять это в границах формальной логики.

Просто теперь расизмом называется утверждение, что люди равны. А антирасизмом — утверждение, что одни люди другим вечно должны.

Мы это к чему. Сейчас, как мы все знаем, в весёлой Америке приближаются выборы. За место президента будут бороться двое:

— кандидат, поддерживаемый расистами, белыми супрематистами, антииммигрантами, религиозными мракобесами, любителями опасного оружия и прочим воинственным быдлом;

— и кандидат, поддерживаемый левыми, угнетаемыми меньшинствами, социалистами, либералами, вольнодумцами, творческой интеллигенцией, сторонниками разоружения и заднего привода, и прочим воинством свободы и мира.

И вот мы открываем газету и читаем про внешнеполитические планы кандидата, поддерживаемого социалистами и либералами и творческой интеллигенцией, которые за мир во всём мире и радугу от горизонта до горизонта:

«Лучший способ понять нынешнюю позицию мистера Байдена — это посмотреть на людей, которыми он себя окружил».

Далее следует перечисление советников и членов команды с краткими характеристиками.

Джейк Салливан — доказывает, что Америка должна вернуться к политике исключительности и крепить глобальное лидерство «обновлённой верой в силу американских ценностей во всём мире».

Николас Бёрнс — поддерживал войну в Ираке.

Энтони Блинкен — критиковал ещё Обаму за отказ вторгаться в Сирию.

Саманта Пауэр — защищает идею вторжения «в Ливию, Сирию и повсюду».

Мишель Флорной (возможный министр обороны) — настаивает на увеличении военных расходов и строительстве новой интервенционистской супермощи.

Повторяем: фашисты, расисты и «короткостволистская сволочь» — за того кандидата, который не начал ни одной войны (впервые за сорок с чем-то лет) и не хочет больше бомбить афганские свадьбы и госпитали «врачей без границ».

А леваки, социалисты, пацифисты и защитники вечной женственности — за того кандидата, при котором дымящаяся от погромов Америка пошлёт своих бравых махмудов и хосе (армия в США — основной способ для понаехавшего вырваться из нищеты) убивать махмудов и хосе в остальном мире.

И это будет очень антифашистски.

Не знаем как вы, а мы никак не можем ингибировать подозрения, что тут что-то не то.

Нам даже начинает казаться, что настоящий, с%ка, фашизм вообще не привязан к свастике и белобрысости. Он может запросто быть в тюрбане и ермолке, он может быть приятно смуглявенький и вообще может быть трансгендерным оленем в майке с Че Геварой.

Он просто хочет силой порабощать и править.

От себя добавлю, что всё это не вызывает у меня никакого диссонанса прежде всего потому, что и либерализм, и фашизм — это плоды одного дерева, именуемого сейчас «западной цивилизацией». Приведу небольшую цитату современного русского философа Александра Щипкова:

У либерализма и фашизма общее моральное основание: война всех против всех, тотальная конкуренция. Перенос этого принципа из экономической плоскости в культурную, этническую, социальную и обратно в экономическую в сущности ничего не меняет. Вот почему неолиберальный истеблишмент стремится привести к единому рыночному знаменателю такие общественные институты, как религия, семья, отношения полов (отсюда принудительная секуляризация, ювенальные технологии и узаконивание однополых браков). Вполне тоталитарная практика.

В качестве побочного поэтического определения возможно следующее: фашизм – это простодушный (буквальный) либерализм. То есть либерализм, уже почти не прикрывающийся фиговым листком закона и доводящий свой основной принцип, принцип тотальной конкуренции, до логического конца.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.