Отличный самолет

Василий Воробьев, воевавший пилотом на У-2 (По-2), вспоминает:

Такой был случай в августе 1942 года. Линия фронта тогда проходила по Дону. Мы сидели в красном уголке. В 11 часов ночи меня вызывают в штаб полка. Прихожу, а там два представителя из Москвы. Мне дают задание высадить двух диверсантов. Дают район, говорят, что там будут встречать, разожгут костры.

Полетели, конечно, без штурмана. Эти двое в задней кабине. Пресек Дон. Трассы туда-сюда над землей летят. Вышел заданный район, а костров нет. Делаю кружок над этим районом — вышел точно, но костров нет. Что мне делать? Я говорю: «Буду садиться». Выстрелил ракету, посмотрел куда садиться, сориентировался, зашел, сел. Самолет бежит, какая-то лощина, рывком его поднял, перескочил, остановился. Вылезаем. Я им показал направление: «Идите, там населенный пункт». Они пошли, а я остался один. Темно, самолет стоит, мотор выключен. Решил посмотреть, что там впереди самолета. Отошел, самолет не видно ни хрена.

Стал ждать рассвета. Рассвело. Прошел еще раз, посмотрел. Зажигание выключил, винт провернул, бензинчика залил шприцом в карбюратор, еще раз провернул. Быстренько на плоскость, включаю магнето. Мотор заработал. Я уже привык к этому самолету, сам запустил. Взлетел, полетел.

Не нравится мне что-то куда я лечу. Вроде как приборы не так показывают. Горючее убавляется, а Дона не видно. Думаю, хватило бы бензина пересечь Дон. Остается до реки несколько километров. Пролетаю мимо деревни. Возле дома ходит немецкий часовой с автоматом. А у меня высота метров пятнадцать. Мы друг на друга смотрим. Я уже с ним поравнялся, только тогда он схватился за автомат и дал очередь. Я его проскочил.

Лечу, идут женщины, человек шесть, работать в поле. Остановились, смотрят, я им помахал. Пересекаю Дон. Горючего совсем осталось мало. Решил сесть на дорогу, что спускалась прямо к реке. Сел. Ветками закрыл самолет. Подходит девушка. Я спросил, где здесь сельсовет, где есть телефон. Она мне сказала. Пошел в сельский совет. Связался с полком, объяснил, что бензина нет. Они обещали прислать самолет. Полетел мой командир звена Ряховский, но, как потом выяснилось, меня не нашел.

Я посидел и решил, что не стоит загорать на берегу реки рядом с немцами. Посмотрел по карте, от меня километрах в десяти проходит улучшенная грунтовка. Замерил палочкой, сколько у меня осталось бензина. Без прогрева запустил мотор, чтобы сэкономить топливо. Лечу к этой дороге. А места такие, что некуда приткнуться. Подлетаю к дороге, винт остановился. Я сажусь прямо на дорогу, и пока скорость есть сворачиваю с нее. Самолет встал. Горючего нет. Машин нет. И самолеты почти не летают. Замаскировал самолет. Стал ждать какую-нибудь машину.

Идет бензовоз. Останавливается. Говорю: «У меня нет бензина, можешь немного дать?» — «Этот бензин тебе не подойдет. У тебя спичек нет?» — У меня было две коробки спичек. Я ему даю. — «Налить чем есть у тебя?» — «А бензин-то?» — «Да подойдет! Ладно, сам подъеду к самолету и заправлю». — Он мне налил полный бак. — «Может, тебе расписку написать?» — «Не надо. Будь здоров!»

Полетел я домой.

Попробуйте представить себе эту эпопею посадок и взлетов вне аэродрома на любой другой машине того времени. Нет, понятно, что Fieseler Fi 156 Storch (Аист) лучше:

Самолёт мог сесть практически везде — взлётной полосы длиной всего 60 метров оказывалось достаточно, а при посадке со встречным ветром пробег был ещё короче. Крылья складывались назад вдоль фюзеляжа, так что самолет можно было перевозить в кузове грузовика и даже на буксире.

Это в СССР понимали, самолет передрали и выпускали под названием Антонов ОКА-38 «Аист». К сожалению, выпуск был налажен в Прибалтике, и после захвата завода-производителя немецкими войсками в 1941 г. выпуск был продолжен уже фашистами. Французы производили этот самолет под названием Morane-Saulnier MS-500 Criquet, в том числе и пятиместную гражданскую версию. Чехи после войны производили этот же Fi-156 под названием Mráz K-65 Čáp (Цапля).

Так вот — Fi-156 лучше, но он металлический, а По-2 — из гугна и палок тряпок, деревяшек и проволоки. Его и делали-то на мебельных фабриках. Русфанер. Кроме того, в СССР не было подходящего серийного двигателя для Аиста — мотор М-11Д максимальной мощности у земли 125 л.с. для него слишком слабый, мотор М-6 (бывшая Испано-Сюиза) подходил по мощности — но его так и не освоила промышленность, да и устарел он к концу 30-х годов.

Так что пришлось воевать на По-2.

Материал: https://mikle1.livejournal.com/9318515.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.