Победа ковалась под Ленинградом

75 лет назад Ленинград освободили от фашистской блокады, которая длилась 872 дня. От голода и обстрелов погибли свыше 641 000 человек.

Кстати, вы заметили, как пошла волна по интернету, в первую очередь в рунете, от либеральных хомячков, которые пытаются открыть щёлку для окна Овертона и которые называют происходящее Победобесием? Те, кто говорит, что город надо было сдать, чтоб сохранить эти сотни тысяч жизней — проплаченные тролли. Сдать тогда Ленинград — это сразу несколько миллионов смертей — и в концлагерях, и на месте, потому что не стал бы Гитлер кормить местное население. И это не домыслы — на этот счет есть бумаги германского командования с соответствующими резолюциями.

8 июля 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие».».

Существует приказ по 1-й немецкой дивизии, в котором написано, что в случае любых попыток прорыва голодного населения из города открывать огонь независимо от того, идет речь о детях, стариках или женщинах. Немцы для себя приняли решение. У них не было возможности кормить такой большой город.

Но и это не всё. Сдача Ленинграда — это была бы потеря выхода в Балтику и всего Балтийского флота. А там вскоре была бы и потеря Мурманска с Северной флотилией.

Затем последовала бы потеря Москвы со всеми вытекающими. Потому что если бы Ленинград не удержали, то под Москвой оказались бы не только танки группы Север, а еще и полмиллиона немецкой пехоты, блокировавшей Ленинград. Блицкриг был бы реализован, а СССР проиграл бы войну.

В общем, стойкость ленинградцев, все эти жертвы — далеко не зря, без этого не было бы Победы.

Это тем более интересно, что Ленинграду со стороны остальной страны оказывалась крайне малая помощь. Именно поэтому он и сидел в блокаде аж до января 1944 года. Советская армия бодро наступала на Украине, вошла в Белоруссию, очищала Кавказ — а в это время в Ленинграде люди продолжали умирать от голода и артиллерийских обстрелов.

12 января 1943 года, после артиллерийской подготовки, начавшейся в 9 часов 30 минут и продолжавшейся 2 часа 10 минут, в 11 часов 67-я армия Ленинградского фронта и 2-я ударная армии Волховского фронта фактически без помощи и резервов, пользуясь только собственными накопленными дорогой ценой ресурсами, перешли в наступление — и к исходу дня продвинулись на три километра навстречу друг другу с востока и запада. Несмотря на упорное сопротивление противника, к исходу 13 января расстояние между армиями сократилось до 5—6 километров, а 14 января — до двух километров. Командование противника, стремясь любой ценой удержать Рабочие посёлки № 1 и 5 и опорные пункты на флангах прорыва, поспешно перебрасывало свои резервы, а также части и подразделения с других участков фронта. Группировка противника, находящаяся к северу от посёлков, несколько раз безуспешно пыталась прорваться через узкую горловину на юг к своим главным силам.

18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились в районе Рабочих посёлков № 1 и 5. В этот же день был освобождён Шлиссельбург и очищено от противника всё южное побережье Ладожского озера. Пробитый вдоль берега коридор шириной 8—11 километров восстановил сухопутную связь Ленинграда со страной. За семнадцать суток по берегу были проложены автомобильная и железная (так называемая «Дорога победы») дороги. В последующем войска 67-й и 2-й Ударной армий пытались продолжить наступление в южном направлении, но безуспешно. Противник непрерывно перебрасывал в район Синявина свежие силы: с 19 по 30 января было подтянуто пять дивизий и большое количество артиллерии. Чтобы исключить возможность повторного выхода противника к Ладожскому озеру, войска 67-й и 2-й ударной армий перешли к обороне. К моменту прорыва блокады в городе оставалось около 800 тысяч человек гражданского населения. Пробитый вдоль Ладоги коридор простреливался немцами насквозь — но по нему непрерывным потоком в город пошли грузы, прежде всего еда.

Понимая, что общая обстановка на Восточном фронте складывается не в пользу немецких войск и отразить очередное наступление советских войск будет крайне сложно, командование группы армий «Север» осенью 1943 года приступило к разработке плана отступления на новые оборонительные позиции. На рубеже река Нарва — Чудское озеро — Псков — Остров — Идрица была построена мощная линия обороны, получившая наименование «Пантера». Командование группы армий «Север» планировало осуществить отступление из-под Ленинграда в несколько этапов с середины января по весну 1944 года. Для этого в глубине обороны 18-й армии был подготовлен ряд промежуточных рубежей обороны (линии «Автострада», «Оредежская», «Ингерманландская», «Лужская» и др.).

Собственно, туда фашисты в январе и отступили.

Однако продолжение блокады имело большое значение для Германии, поскольку позволяло по-прежнему сковывать значительные силы советских войск и Балтийский флот, прочно прикрывать подступы к Прибалтике и её военно-морским базам, сохранять свободу действий немецкого флота на Балтийском море и обеспечивать морские коммуникации со Швецией и Финляндией. По этой причине в конце 1943 года Группе армий «Север» было приказано, вместо запланированного отступления, продолжить блокаду Ленинграда.

Кроме того, А. Гитлер считал, что у советских войск не было достаточно сил для крупномасштабной операции под Ленинградом, а командующий 18-й армии Г. Линдеман заверил его, что войска смогут отразить новое советское наступление.

Учитывая, что согласно разведывательной информации осенью 1943 года немецкие войска 18-й армии готовились к отступлению на новые оборонительные рубежи, Ленинградскому, Волховскому и Северо-Западному фронтам было приказано быть готовыми в случае необходимости немедленно перейти в наступление с целью преследования противника и предотвращения его организованного отхода. В дальнейшем советское командование, учитывая возможность подобного развития событий, разработало два варианта плана наступления. Согласно первому варианту под условным наименованием «Нева-1» советские войска под Ленинградом должны были постоянно прощупывать оборону противника, активно вести разведку и немедленно начать преследование противника в случае его отхода. Второй вариант плана, получивший наименование «Нева-2» был разработан с учётом того, что немецкие войска продолжат удерживать свои позиции.

Однако вместо этого в октябре 1943 года Москвой было принято решение провести операцию на стыке немецких Групп армий «Север» и «Центр», то есть наступать на Витебск (в Белоруссию), попутно освободив часть Прибалтики. А Ленинград пусть и дальше сидит в блокаде. Ресурсов на планы «Нева» Ленинград не получил.

В результате начатое московским руководством наступление Калининского (Невельская операция) и Прибалтийского фронтов на Витебск достигло только локальных успехов и дальнейшего развития не получило. С 20 октября 1943 года Калининский и Прибалтийский фронты были переименованы в 1-й и 2-й Прибалтийские фронты (Северо-Западный фронт был расформирован), которые до конца 1943 года вели боевые действия на витебском и идрицком направлениях. Ресурсы были потрачены. Помощи Ленинград не получил.

Лишь в конце 1943 года, когда Москве стало окончательно ясно, что наступление на Витебск провалилось, там решили нанести-таки удар под Ленинградом — тем более что план наступления Ленинградского и Волховского фронтов был давно разработан и войска планомерно готовились к его осуществлению, надо было лишь перебросить для них подкрепления и выделить необходимый объем боеприпасов.

Но ставка ВГК и тут подкрутила планы, приняв решение наряду с Ленинградским и Волховским фронтами задействовать в предстоящей операции и 2-й Прибалтийский фронт — с тем, чтобы вместо задачи окончательной деблокады Ленинграда войска, этот самый Ленинград защищающие, наступали бы в направлении Идрицы и далее в Прибалтику.

Собственно говоря, к началу 1944 года войска одного 2-го Прибалтийского фронта были по численности как бы не больше, чем весь Ленинградский и Волоховский фронты вместе взятые. Что кагбэ намекает на приоритеты Москвы.

Наступление 2-го Прибалтийского фронта прошло чрезвычайно бездарно, несмотря на многократное превосходство над протвиником. К исходу 16 января части 10-й гвардейской армии, в состав которой входили 9 стрелковых дивизий, а также большое количество артиллерийских и танковых частей, сумели продвинуться вперед всего на 5-10 километров. Противостоящие им немецкие части (смешно сказать — один полк 132-й пехотной дивизии, два отдельных штрафных батальона и шесть артиллерийских батарей), несмотря на свою малочисленность, оказывали ожесточенное сопротивление. Командующий 10-й гвардейской армией М. И. Казаков вспоминал:

В полосе наступления у гитлеровцев не существовало сплошной линии фронта. Оборона состояла из отдельных пунктов и узлов сопротивления. Войска же прорывали её как сплошной рубеж. Поэтому уже при артподготовке большое количество снарядов пришлось по пустому месту. Затем пехота атаковала никем не занятые промежутки и попадала под фланговый огонь вражеских опорных пунктов.

Наступление 3-й ударной армии в районе Пустошки и 6-й гвардейской и 22-й армий в районе Новосокольников также развивалось с большим трудом.

16 января Ставка ВГК выразило М. М. Попову своё крайнее неудовольствие медленным развитием наступления соединений фронта и особенно неудачными действиями 10-й гвардейской армии. Вскоре командующий армией А. В. Сухомлин был снят с должности «как не справившийся со своей работой», а на его место был назначен генерал М. И. Казаков.

Если бы такие ресурсы имели Ленинградский и Волховский фронты — они бы вынесли немцев от Ленинграда на пинках и гнали бы хрен знает докуда, скинув в море. Но приоритетом Ставки ВГК было отнюдь не деблокирование Ленинграда.

Понимая это, и понимая, что даже то, что ленинградцам в кои-то веки дали снарядов и бензин для самолетов под это наступлние — уже удача, войска Ленинградского и Волховского фронтов наступали совершенно иначе.

14 января первыми атаковали противника с Ораниенбаумского плацдарма части 2-й ударной армии, а через день к наступлению присоединились войска 42-й армии, наносившие удар из района Пулково. Обе советские армии наступали в общем направлении на Красное Село и Ропшу.

В первые дни наступления советские войска добились лишь незначительных успехов, встретив упорное сопротивление немецких войск 3-го танкового корпуса СС и 50-го армейского корпуса. Несмотря на это, соединения двух армий, постепенно вводя в бой дополнительные силы, упорно продвигались навстречу друг другу и к 20 января соединились в районе Ропши. Не успевшие отступить немецкие части были уничтожены или пленены.

21 января немецкие части 26-го армейского корпуса в районе Мги, опасаясь окружения, начали отход на промежуточный оборонительный рубеж на линии железной дороги и шоссе Ленинград — Москва (линия «Автострада»). Обнаружив отход противника, 67-я армия Ленинградского фронта и 8-я армия Волховского фронта начали наступление и уже к вечеру 21 января взяли Мгу, а вскоре полностью взяли под свой контроль Кировскую железную дорогу. Однако развить наступление в этом районе сразу не получилось. Немецкие войска закрепились на временном рубеже и оказывали ожесточенное сопротивление.

Отступление немецких войск из района Мги заставило командование Ленинградского фронта несколько изменить план дальнейшего наступления и отказаться от операции по окружению мгинской группировки противника. Главной задачей фронта, согласно скорректированному плану, стало взятие Красногвардейска. Затем предполагалось силами 2-й ударной и 42-й армии нанести главный удар в направлении Кингисеппа и Нарвы. Одновременно 67-я армия во взаимодействии с войсками Волховского фронта должна была взять под контроль Октябрьскую железную дорогу, а затем содействовать наступлению на Красногвардейск.

На фото — красный флаг над Гатчиной, 26 января 1944 года. Обратите внимание, что ленинградцы вооружены ППС-43 (пистолет-пулемет Судаева) — их делали в блокадном городе, это характерный признак войск из-под Ленинграда. Считается лучшим пистолетом-пулемётом Второй мировой войны.

Наиболее существенная особенность ППС — простота конструкции и технологичность изготовления. Он практически полностью собирается из штампованных деталей, соединяемых сваркой и заклёпками. Расход материалов на единицу ППС-43 был вдвое меньше, а трудозатраты втрое меньше, чем на единицу ППШ-41. Да ППС еще и здорово легче был, и удобнее. Тем не менее в СССР все на это наплевали, и все заводы, кроме ленинградских, до конца войны клепали ППШ. Поэтому в Ленинград везли на грузовиках продукты, а обратно везли ППС-43 для вооружения разведгрупп и элитных частей в остальной советской армии.

Гениальный конструктор-оружейник Алексей Иванович Судаев подорвал во время блокады здоровье и умер в Кремлёвской больнице 17 августа 1946 года. Успев создать автомат Судаева (АС-44) — ряд решений которого вы можете видеть в известном вам Автомате Калашникова.

Продолжив наступление, войска 42-й армии, после нескольких дней ожесточенных боев, 26 января освободили Красногвардейск и, развивая наступление, к 30 января продвинулись вперед на 50 километров, вышли к реке Луге и заняли плацдарм на её западном берегу в районе Ивановское — Большой Сабск.

Чуть раньше, 24 января, части 42-й армии при содействии 67-й армии освободили города Пушкин и Слуцк (Павловск). Преследуя отступающего противника, части 67-й армии продвигались до линии Тосно — Вырица — Сиверский, овладев 28 января Вырицей, а 30 января — Сиверским.

2-я ударная армия, обойдя Красногвардейск, с 21 января начала продвижение в направлении Нарвы. Преследуя отступающего противника, соединения армии вышли к 30 января к реке Луге в районах Кингисеппа и Котлов и захватили ряд плацдармов на её левом берегу.

14 января в наступление перешли части 59-й армии Волховского фронта, нанося главный удар с плацдарма на реке Волхов в 30 километрах севернее Новгорода, а вспомогательный — южнее Новгорода, форсировав по льду озеро Ильмень. После нескольких дней ожесточенных боев советские войска к 17 января взломали главную линию обороны противника и продолжили развивать наступление. 20 января части 59-й армии освободили Новгород и в тот же день замкнули кольцо окружения вокруг немецких частей, не успевших отступить на запад в направление Батецкого.

16 января в районе Чудово — Любань в наступление перешли части 54-й армии. Несмотря на то, что к 20 января части армии сумели продвинуться вперед всего на 5 километров, своими активными действиями они сковали значительные силы немецких войск и вынудили 26-й немецкий армейский корпус под угрозой окружения начать отход из района Мги.

Стремительное наступление на Лугу давало шанс советским войскам окружить значительную часть 18-й армии, отступавшей из районов Чудово, Любани, Тосно. По этой причине 59-я армия сразу после освобождения Новгорода незамедлительно продолжила наступление, нанося главный удар вдоль железной дороги Новгород — Луга через станцию Батецкая, а вспомогательные в направлениях Финева Луга (на правом фланге) и Шимска (на левом фланге).

Немецкое командование, понимая всю серьёзность ситуации, сумело оперативно усилить свою группировку в районе Луги. Встретив упорное сопротивление, основные силы 59-й армии не сумели к концу января освободить Лугу, как это было предписано Ставкой ВГК. Значительно большего успеха добились левофланговые части армии (с 25 января под командованием штаба 8-й армии), которые за несколько дней ожесточенных боев значительно продвинулись вперед в западном и юго-западном направлениях, перерезали железную дорогу Ленинград — Дно в районе станции Передольская и шоссе Луга — Шимск в районе поселка Медведь, а также очистили от противника северное побережье озера Ильмень и вышли к окраинам Шимска.

Одновременно продолжались бои на линии Октябрьской железной дороги, где после объединения всех войск, действовавших в этом районе, под командованием штаба 54-й армии советские войска освободили Тосно, Любань, Чудово и к 29 января полностью взяли под свой контроль эту стратегически важную железную дорогу.

Таким образом, ленинградцы свою задачу полностью выполнили уже к концу января — город был деблокирован, линии железных дорог освобождены. Совместными усилиями войска Ленинградского и Волховского фронтов отбросили противника от города на 70-100 километров и освободили основные коммуникации города со страной.

Войска 2-го Прибалтийского фронта в январе не добились успеха, бездарно растратили людей и ресурсы, но все-таки принесли некоторую пользу — своими действиями они сковали основные силы 16-й немецкой армии, не дав снять оттуда резервы.

Немецкие части 18-й армии хоть и понесли тяжелые потери, сумели, отступая от одного промежуточного рубежа к другому, избежать окружения и сохранили значительную часть своего боевого потенциала. Вместе с тем положение 18-й армии оставалось угрожающим. Потеря Красногвардейска привела к развалу сплошного фронта немецкой обороны — «основная группировка» армии (примерно 14 дивизий) отступала с востока, северо-востока и севера к Луге, а «Западная группировка» (примерно 5-6 дивизий), распавшись на отдельные не связанные между собой мелкие боевые группы, отступала на запад к Нарве.

По этой причине оборона Луги стала первоочередной задачей для немецкого командования, которое сосредоточило в этом районе значительные силы (12-я танковая, 4 пехотные дивизии, 6 боевых групп пехотных дивизий и остатки 6 дивизий и бригад), что позволило приостановить наступление советских войск. Однако, понимая, что долго удерживать этот рубеж невозможно, командующий Группой армии «Север» Г. фон Кюхлер 30 января на встрече с А. Гитлером попросил разрешения отвести войска на линию «Пантера», но получил отказ. А. Гитлер считал, что необходимо удержать «лужский рубеж» и стабилизировать фронт. Поскольку Г. фон Кюхлер посчитал приказ невыполнимым, он был отправлен в отставку. Новый командующим группой армий «Север» был назначен В. Модель.

Но ничего — ленинградцы сломали Кюхлера, сломают и Моделя.

Командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров считал, что основные усилия следует сосредоточить на нарвском направлении, так как это позволит сразу же приступить к освобождению Эстонии. Однако ожесточенные бои в районе Луги вынудили командование Ленинградского фронта 1 февраля несколько изменить задачу 2-й армии, которой теперь предстояло, наступая в направлении Гдов — Псков, обойти Лугу с запада и перерезать коммуникации противника.

Продолженное в начале февраля наступление 42-й армии развивалось успешно. Соединения армии, практически не встречая сопротивления, продвинулись значительно вперед, освободили Ляды, Сара-Гору, Гдов и 4 февраля вышли на побережье Чудского озера. С этих позиций армии предстояло выполнить обходной манёвр, взять Плюссу, Струги Красные, перерезать дорогу Луга — Псков и совместно с 67-й армией уничтожить лужскую группировку противника.

Успешное наступление 42-й армии западнее Луги снова поставило под угрозу окружения значительную часть сил 18-й немецкой армии. Понимая это, командующий Группой армии «Север» В. Модель отдал приказ 18-й армии любой ценой удержать коммуникации между Лугой и Псковом. Для выполнения этой задачи были собраны все наличные силы и резервы, в том числе и из состава 16-й армии.

Немецким войскам не удалось в полной мере осуществить намеченный план, но в ходе завязавшихся ожесточенных боев удалось затормозить наступление 42-й армии и удержать коммуникации на линии Луга — Псков.

В это время войска 67-й армии Ленинградского фронта, а также войска 54-й, 59-й и 8-й армий Волховского фронтов продолжали наступление на Лугу. Кроме того, 1-й ударной армии была поставлена задача прорвать оборону противника южнее Старой Руссы, соединиться с войсками 8-й армии и окружить часть сил 16-й немецкой армии юго-западнее озера Ильмень.

Наступление советских войск на Лугу по-прежнему развивалось с большим трудом — противник оказывал ожесточенное сопротивление и предпринимал постоянные контратаки. Несмотря на то, что окружить немецкие войска ни в районе Луги, ни в районе юго-западнее озера Ильмень советским войскам так и не удалось, основные силы 18-й армии были поставлены в критическое положение. В сложившейся обстановке В. Модель был вынужден отдать приказ своим войскам начать отступление из Луги в сторону Пскова.

12 февраля Луга была, наконец, взята частями 67-й и 59-й армий. После завершения боев за город Лугу, 13 февраля 1944 года директивой Ставки ВГК № 220023 Волховский фронт за свои успехи был расформирован. Ленинградскому фронту переданы 54-я, 59-я и 8-я армии, 2-му Прибалтийскому фронту — 1-я ударная армия. Позднее это решение было признано «ошибочным» — но это было уже позднее.

В ночь на 1 февраля части 109-го стрелкового корпуса (передан в состав 2-й ударной армии из 42-й армии) при поддержке 152-й танковой бригады после артподготовки атаковали и благодаря умелому обходному манёвру взяли штурмом Кингисепп. Несмотря на то, что немецкие войска не сумели организовать оборону по реке Луге, арьергардные отряды сумели упорной обороной Кингисеппа притормозить продвижение советских войск, что позволило основным силам 54-го армейского корпуса и 3-го танкового корпуса СС занять прочную оборону вдоль западного берега реки Нарвы.

Преследуя отступающего противника, два корпуса 2-й ударной армии к 3 февраля вышли к реке Нарва. 43-й стрелковый корпус форсировал реку севернее города Нарвы и занял на её противоположном берегу два плацдарма, а 122-й стрелковый корпус, переправившись через реку, захватил два плацдарма южнее города. Отбив все контратаки противника, советские части прочно закрепились на плацдармах. Однако, немецким войскам, которые получили для усиления обороны в этом районе танково-гренадерскую дивизию «Фельдхернхалле» из состава Группы армий «Центр» и один полк 58-й пехотной дивизии, удалось удержать в своих руках плацдарм на восточном берегу реки Нарва в районе Ивангорода.

11 февраля войска 2-й ударной армии начали масштабное наступление с целью расширения плацдармов на западном берегу реки Нарвы, выхода на рубеж Иыхви — Атсалама — Каупси и последующего наступления в направлении Раквере. Соединения армии были усилены 30-м гвардейским стрелковым корпусом. Кроме того, для поддержки главного удара планировалось силами Балтийского флота высадить десант в составе 115-й и 260-й бригад морской пехоты северо-западнее Нарвы.

Высшее немецкое командование считало Нарву «воротами в Германию» и придавало очень большое значение этому участку фронта. По этой причине немецкие войска, объединённые под единым командованием в оперативную группу «Шпонхаймер»(по фамилии командующего 54-го армейского корпуса Отто Шпонхаймера), готовились защищать рубеж на реке Нарва до последней возможности.

За несколько дней ожесточенных боев советские войска сумели добиться лишь локальных успехов. Части 43-го стрелкового корпуса, нанося удар северо-западнее Нарвы, сумели продвинуться вперед на 2 километра на 4-километровом участке фронта. Дальнейшее наступление было остановлено упорным сопротивлением 227-й пехотной дивизии и бригадой СС «Нидерланды». Юго-западнее города вели наступление части 109-го и 122-го стрелковых корпусов, которые совместными усилиями сумели продвинуться вперед до 12 километров, но большего добиться не смогли. Немецкие части 17-й пехотной дивизии, танково-гренадерской дивизии «Фельдхернхалле» и дивизии СС «Норланд» сумели остановить наступление советских войск и на этом направлении. Более удачно развивалось наступление 30-го гвардейского стрелкового корпуса, части которого к 17 февраля перерезали железную дорогу и шоссе Нарва — Йыхви и взяли штурмом Аувере. Однако и здесь упорное сопротивление и постоянные контратаки противника заставили советские войска приостановить наступление.

Трагически закончилась попытка высадить десант севернее Аувере в ночь с 13 на 14 февраля (Мерикюлаский десант). Только около 450 человек удалось высадить на берег. Оказавшись без связи и огневой поддержки, небольшой десант был окружен и через 4 дня почти полностью уничтожен — только единицам оставшихся в живых удалось пробиться к своим.

Ставка ВГК была крайне недовольна неудачей под Нарвой. 14 февраля директивой № 220025 командующему Ленинградским фронтом было приказано не позднее 17 февраля 1944 года взять город Нарву, поскольку «этого требует обстановка как военная, так и политическая».

Получив в подкрепление 124-й стрелковый корпус из резерва фронта и перегруппировав силы, войска 2-й ударной армии вновь перешли в наступление. Ожесточенные бои продолжались до конца февраля, но советским войскам удалось только расширить плацдарм южнее Нарвы до 35 километров в ширину и до 15 километров в глубину. Полностью взломать немецкую оборону и добиться решающего успеха не получилось. Немецкие части оперативной группы «Шпонхаймер» (с 23 февраля — Оперативная группа «Нарва» под командованием Й. Фриснера) сумели отразить все атаки советских войск.

А ведь если бы, вместо потуг с 2-м Прибалтийским фронтом в направлении Идрицы и далее в Прибалтику и Белоруссию, ставка ВГК сразу передала бы часть частей и резервов Ленинградскому и Волховскому фронтам — Лугу взяли бы сходу, разбив большую часть немецких частей во время их отступления, и вышли бы к Нарве гораздо раньше, до того, как немцы успели бы усилить там оборону.

К сожалению, ставка ВГК не захотела передать эти части ленинградцам. Она бы вообще не устраивала операцию под Ленинградом в январе 1944 года — если бы решение наступать на Витебск (в Белоруссию) в октябре 1943 года не закончилось провалом.

Кстати, 26 марта оперативная группа фашистов «Нарва» силами 227-й, 11-й, 170-й и 58-й пехотных дивизий внезапно перешла в наступление. Более двух недель до 10-12 апреля продолжались ожесточенные бои и, несмотря на неоднократные атаки противника, части советских 59-й и 2-й ударной армий в основном удержали свои позиции на «Аувереском плацдарме» юго-западнее Нарвы.

19 апреля 3-й танковый корпус СС и части 54-го армейского корпуса перешли в новое наступление с целью ликвидировать советский плацдарм южнее Нарвы в районе Аувере. Части 8-й армии, сменившие 10 апреля соединения 59-й армии в этом районе, только в первый день наступления отбили 17 немецких атак, но все-таки через пять дней ожесточенных боев были вынуждены оставить часть плацдарма между Аувере — Ванамыйза.

Несмотря на то, что немецкое контрнаступление не достигло своей цели, командование Ленинградского фронта было вынуждено на долгое время отказаться от наступления на нарвском направлении — до июля 1944 года. Более того, было принято решение создать резервную линию обороны вдоль реки Луга. Ленинградцы не собирались снова допустить, чтобы враг перерезал снабжение Ленинграда.

18 апреля Ставка ВГК своей директивой приказала «ввиду неудачного наступления» 2-му Прибалтийскому фронту «перейти в крепкую оборону на всех участках фронта». В этот же день, признавая ошибочность решения о расформировании Волховского фронта, Ставка ВГК своей директивой разделила Ленинградский фронт на две части.

Итоги:

В январе войска Ленинградского и Волховского фронтов, выбив противника с позиций, которые тот занимал более двух лет, полностью освободили Ленинград от вражеской блокады. Продолжая наступление, советские войска заставили противника отступить на линию «Пантера». Таким образом, была очищена от противника практически вся Ленинградская область и западная часть Калининской области. Были освобождены многие города и населенные пункты, в том числе Новгород, Гатчина, Чудово, Любань, Тосно, Луга, Кингисепп, Гдов, Порхов, Старая Русса, Новоржев.

Главными причинами успехов советских войск в январе — феврале 1944 года стали тщательная подготовка операции, достаточное сосредоточение сил и средств, особенно на направлениях главного удара, отработанные взаимодействия пехоты, артиллерии, танковых частей и авиации.

Немецкий историк, а в годы Второй мировой войны — генерал вермахта, К. Типпельскирх отметил:

Успехи русских оставались достаточно большими: если даже им и не удалось разгромить группу армий «Север», они не только освободили Ленинград от двухлетней блокады, но и отбросили немецкие войска к границам прибалтийских государств. Кроме того, достигнутые ими на этом фронте успехи привели также к решающим политическим последствиям: вслед за Италией теперь и у Финляндии появились сомнения в конечной победе Германии, и она стала искать контакта с противником.

О том, как воевали ленинградские войска, говорит простой факт: за один месяц боев войска Ленинградского и Волховского фронтов уничтожили около 90.000 солдат и офицеров противника, а захватили в плен 7.200 человек. Для тех, кто не понял: после того, что немцы сделали с Ленинградом, войска, видевшие это, в плен немцев фактически не брали.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту