Почему арабы не хотят США в Сирии еще больше

Роберт Кеннеди-младший — президент Waterkeeper Alliance, продолжает срывать покровы с чудесной американской политики:

Асад еще больше разозлил суннитских монархов из Персидского залива, когда поддержал одобренный Россией проект строительства «исламского трубопровода», предусматривающий прокладку ветки с иранской стороны газового месторождения через Сирию до ливанских портов. Исламский трубопровод мог сделать главным поставщиком газа на европейский энергетический рынок не суннитский Катар, а шиитский Иран. Тем самым, влияние Тегерана на Ближнем Востоке и во всем мире могло серьезно усилиться. Израиль по вполне понятным причинам тоже был полон решимости сорвать данный проект, поскольку он мог обогатить Иран и Сирию, и предположительно укрепить их ставленников в лице «Хезболлы» и ХАМАС.

Секретные телеграммы и доклады американской, саудовской и израильской разведки указывают на то, что как только Асад отверг проект катарского трубопровода, планирующие органы армии и разведки быстро пришли к единодушному мнению о том, что если разжечь суннитское восстание в Сирии с целью свержения не склонного к сотрудничеству Башара Асада, можно будет добиться общей цели и построить катарско-турецкий газопровод. Как сообщает WikiLeaks, в 2009 году, вскоре после отказа Асада от проекта катарского трубопровода, ЦРУ приступило к финансированию оппозиционных группировок в Сирии. Здесь важно отметить, что было это задолго до того, как началось порожденное арабской весной восстание против Асада.

Башар аль-Асад из алавитской семьи. Алавиты это мусульманская секта, которую многие воспринимают как союзницу шиитов. «Башар Асад не должен был стать президентом, — рассказал мне во время интервью журналист Сеймур Херш (Seymour Hersh). — Отец вернул его из лондонского медицинского вуза после того, как его старший сын и наследник погиб в автомобильной катастрофе». По словам Херша, перед началом войны Асад предпринимал шаги по либерализации страны. «У них был интернет, газеты, банкоматы, и Асад хотел сблизиться с Западом. После 11 сентября он передал ЦРУ тысячи бесценных материалов о радикальных джихадистах, считая их общим врагом». Режим Асада был нарочито светским, а Сирия была удивительно многообразной страной. Например, 80% сирийского правительства и армии составляли сунниты. Асад поддерживал мир между многочисленными народами Сирии посредством сильной и дисциплинированной армии, преданной его семье. Такая лояльность обеспечивалась высоким статусом хорошо оплачиваемого офицерского корпуса, высокоэффективным разведывательным аппаратом, а также склонностью к жестокости, которая до войны была весьма умеренной по сравнению с другими ближневосточными режимами, включая наших нынешних союзников. По словам Херша, «он конечно же не рубил людям головы каждую среду, как это делают саудовцы в Мекке».

Такую оценку подтверждает другой ветеран журналистики Боб Пэрри (Bob Parry). «Ни у кого в этом регионе нет чистых рук, но что касается пыток, массовых убийств, подавления гражданских свобод и поддержки терроризма, то Асад в этом плане намного лучше саудовцев». Никто не верил, что в этой стране может воцариться анархия, сотрясавшая Египет, Ливию, Йемен и Тунис. Весной 2011 года начались небольшие и мирные демонстрации в Дамаске против репрессий асадовского режима. В основном это были миазмы арабской весны, широко распространившиеся предыдущим летом по странам арабского мира. Но как показывают материалы WikiLeaks, ЦРУ к тому времени уже приступило в Сирии к активным действиям.

Однако суннитские королевства, у которых на кону оказались огромные нефтяные деньги, хотели более глубокого вмешательства со стороны Америки. 4 сентября 2013 года госсекретарь Джон Керри заявил на слушаниях в конгрессе, что суннитские королевства предложили оплатить американское вторжение в Сирию с целью свержения Башара Асада. «На самом деле, некоторые из них сказали, что если Соединенные Штаты готовы все сделать так, как мы прежде делали в других местах (Ирак), то они оплатят расходы». Керри еще раз рассказал об этом предложении члену палаты представителей республиканке Илеане Рос-Лехтинен (Ileana Ros-Lehtinen): «Что касается предложения арабских стран оплатить расходы по американскому вторжению и свержению Асада, то да, такое предложение вполне определенно прозвучало. Оно остается в силе».

Несмотря на давление со стороны республиканцев, Барак Обама не захотел, чтобы молодые американцы в качестве наемников гибли за трубопроводный концерн. Обама благоразумно проигнорировал требования республиканцев об отправке войск в Сирию и об увеличении финансирования «умеренных повстанцев». Но к концу 2011 года из-за давления республиканцев и наших суннитских союзников американское правительство влезло в эту драку.

В 2011 году США присоединились к Франции, Катару, Саудовской Аравии, Турции и Британии, сформировав коалицию «Друзья Сирии», которая официально потребовала отставки Асада. ЦРУ предоставило шесть миллионов долларов британскому телеканалу Barada, чтобы тот выдавал материалы с уговорами и требованиями об изгнании Асада. Обнародованные WikiLeaks документы саудовской разведки указывают на то, что к 2012 году Турция, Катар и Саудовская Аравия вооружали, обучали и финансировали радикальных суннитских боевиков-джихадистов из Сирии, Ирака и других стран с целью свержения союзника шиитов режима Асада. Катар, который мог получить больше всех, вложил три миллиарда долларов в формирование повстанческого движения и предложил Пентагону обучать боевиков на американских базах в Катаре. Как написал в своей статье в апреле 2014 года Сеймур Херш, поставки оружия из арсеналов ЦРУ финансировали Турция, Саудовская Аравия и Катар.

Идея спровоцировать гражданскую войну между суннитами и шиитами с целью ослабления сирийского и иранского режимов, чтобы потом контролировать поставки нефти и нефтепродуктов из региона, не отличается новизной в пентагоновских замыслах. В изобличительном докладе исследовательского центра Rand от 2008 года, подготовку которого профинансировал Пентагон, изложен точный план того, что должно было произойти. В докладе отмечается, что контроль над нефтегазовыми месторождениями Персидского залива останется для США «стратегическим приоритетом», и что они будут «активно содействовать ведению долгой войны». Rand порекомендовал использовать «тайные акции, информационные операции, нетрадиционные методы ведения войны» в рамках реализации стратегии «разделяй и властвуй». «Соединенные Штаты и их местные союзники могли воспользоваться националистически настроенными джихадистами для ведения войны чужими руками», а «американские руководители могли извлекать выгоду из устойчивого конфликта между суннитами и шиитами, встав на сторону консервативных суннитских режимов в борьбе против движений за предоставление власти шиитам в мусульманском мире… а возможно также, оказывая поддержку авторитарным суннитским государствам в противостоянии неизменно враждебному Ирану».

В точном соответствии с прогнозом Асад излишне резко отреагировал на этот кризис иностранного производства: она начал сбрасывать бочковые бомбы на узлы сопротивления суннитов и убивать гражданское население. Это усилило шиитско-суннитский раскол и позволило американским политическим руководителям убедить американцев в том, что это не трубопроводная, а гуманитарная война. Когда суннитские солдаты в 2013 году побежали из сирийской армии, западная коалиция вооружила Свободную сирийскую армию, чтобы та еще больше дестабилизировала Сирию. Нарисованный прессой портрет Свободной сирийской армии как единой боевой силы умеренной оппозиции оказался иллюзией. Распущенные подразделения перегруппировались и образовали сотни независимых боевых отрядов и банд. В основном ими командовали или взаимодействовали с ними боевики из числа джихадистов, ставшие самыми эффективными и твердыми бойцами. К тому времени суннитские армии «Аль-Каиды в Ираке» уже пересекли границу, вошли в Сирию и объединились с отрядами дезертиров из Свободной сирийской армии, значительную часть которых подготовили и вооружили США.

Хотя средства массовой информации в большинстве своем нарисовали картину умеренного арабского восстания против тирана Асада, стратеги из американской разведки с самого начала понимали, что их ставленники это радикальные джихадисты, которые могут создать себе новый исламский халифат, выкроив его из суннитских регионов в Сирии и Ираке. За два года до того, как на мировую сцену вышли головорезы из ИГИЛ, Разведывательное управление Министерства обороны США подготовило семистраничный доклад (датированный 12 августа 2012 года), который удалось получить правому фонду Judicial Watch. Там прозвучало предупреждение о том, что поддержка, оказываемая США и суннитской коалицией радикальным суннитским джихадистам, «салафитам, „Братьям-мусульманам“ и „Аль-Каиде в Ираке“ (теперь это ИГИЛ), является главной движущей силой повстанческого движения в Сирии».

Пользуясь государственным финансированием со стороны США и стран Персидского залива, эти группировки развернули мирные протесты против Башара Асада в «явно межконфессиональном направлении (шииты против суннитов)». В докладе отмечается, что сирийский конфликт это глобальная война за контроль над региональными ресурсами, в ходе которой «Запад, заливные государства и Турция поддерживают оппозицию Асаду, а Россия, Китай и Иран поддерживают режим». Похоже, что авторы этого семистраничного пентагоновского доклада с одобрением отнеслись к перспективе появления халифата ИГИЛ: «Если ситуация ухудшится, существует возможность создания провозглашенного или непровозглашенного салафитского удельного княжества в восточной Сирии (Хасака и Дер-Зор). Именно этого хотят стороны, поддерживающие оппозицию, чтобы изолировать сирийский режим». В докладе Пентагона изложено предостережение о том, что такое новое образование может перешагнуть иракскую границу и распространить свои владения на Мосул и Рамади, а также «провозгласить исламское государство в рамках союза с другими террористическими организациями Ирака и Сирии».

Именно так все и произошло. Неслучайно те районы Сирии, которые оккупировало «Исламское государство», находятся на пути прокладки катарского трубопровода.

Но в 2014 году наши суннитские ставленники привели в ужас американский народ, начав рубить головы и вынудив отправиться в Европу миллион беженцев. «Стратегия, основанная на идее о том, что враг моего врага мой друг, может порой ослеплять, — сказал мне в ходе интервью Тим Клемент (Tim Clemente), который с 2004 по 2008 годы возглавлял Объединенную оперативную группу по борьбе с терроризмом, а также служил офицером связи в Ираке, поддерживая контакты между ФБР, иракской полицией и американской армией. — Мы допустили ту же самую ошибку, когда готовили моджахеддинов в Афганистане. Как только русские ушли, наши мнимые друзья начали громить древние реликвии, порабощать женщин, отрубать людям части тела и стрелять в нас».

Когда «Джихади Джон» из ИГИЛ начал убивать перед телекамерой пленников, Белый дом сделал резкий разворот, и стал меньше говорить о свержении Асада и больше о региональной стабильности. Администрация Обамы стала дистанцироваться от повстанческого движения, которое сама же и финансировала. Белый дом начал осуждающе тыкать пальцем в своих союзников. 3 октября 2014 года вице-президент Джо Байден заявил студентам Гарварда на форуме в Институте политики, что «наши региональные союзники стали самой большой нашей проблемой в Сирии». По его словам, Турция, Саудовская Аравия и ОАЭ настолько «преисполнились решимости убрать Асада», что начали «суннитско-шиитскую войну», ведя ее чужими руками и направляя «сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн оружия любому, кто готов воевать против Асада». Правда, среди получателей денег и оружия оказались «Ан-Нусра» и «Аль-Каида». Эти две группировки в 2014 году объединились и создали «Исламское государство». Похоже, Байдена больше всего разозлило то, что наши «надежные друзья» оказались не такими уж и надежными, чтобы проводить в жизнь американские планы.

Арабские лидеры на всем Ближнем Востоке постоянно обвиняют США в том, что они создали «Исламское государство». Большинству американцев такие обвинения кажутся безумием. Но у арабов так много доказательств и свидетельств американской причастности, что они делают единственно возможный вывод: Соединенные Штаты наверняка целенаправленно способствовали формированию «Исламского государства».

На самом деле, многие боевики ИГИЛ и их командиры являются идеологическими и организационными последователями тех джихадистов, которых более 30 лет холило и лелеяло ЦРУ в самых разных странах от Сирии до Египта и от Афганистана до Ирака.

До вторжения американцев в саддамовском Ираке не было «Аль-Каиды». Президент Джордж Буш уничтожил светское государство Саддама, а его наместник Пол Бремер (Paul Bremer), демонстрируя чудеса безалаберности, по сути дела создал суннитскую армию, которая сегодня именует себя «Исламским государством». Бремер привел шиитов к власти и запретил саддамовскую правящую партию «Баас», в результате чего без работы осталось 700 тысяч человек, в основном суннитов. Это были партийные работники и государственные служащие от министров до школьных учителей. Затем он распустил 380-тысячную армию Ирака, 80% которой составляли сунниты. Из-за действий Бремера миллион иракских суннитов лишился званий, собственности, состояний и власти. Но появился подкласс из возмущенных, образованных, способных, хорошо подготовленных и вооруженных суннитов, которым уже нечего было терять. Суннитское повстанческое движение назвало себя «Аль-Каидой в Ираке». Начиная с 2011 года наши союзники финансировали вторжение боевиков этой организации в Сирию. Войдя в Сирию, «Аль-Каида в Ираке» поменяла свое название на ИГИЛ. По словам Декстера Филкинса (Dexter Filkins) из New Yorker, «„Исламским государством“ управляет совет из бывших иракских генералов…. Многие являются членами светской партии „Баас“ Саддама Хусейна, и в американских тюрьмах приняли идеи радикального ислама». Та американская военная помощь на 500 миллионов долларов, что была поставлена Обамой в Сирию, в итоге наверняка пошла на пользу этим воинствующим джихадистам. Тим Клемент рассказал мне, что разница между иракским и сирийским конфликтами в миллионах мужчин призывного возраста, которые бегут с полей сражений в Европу, не желая оставаться и воевать за свои общины. Очевидное объяснение состоит в том, что умеренные сирийцы бегут от войны, не считая ее своей. Они просто не хотят оказаться между молотом асадовской тирании, пользующейся российской поддержкой, и наковальней злобных суннитских джихадистов, которых мы помогли выпестовать в глобальной борьбе за конкурирующие между собой трубопроводы. Нельзя обвинять сирийский народ в том, что он не желает поддерживать планы, начертанные для его страны в Вашингтоне и Москве. Сверхдержавы не оставили шансов идеалистическому будущему, за которое могли бы сражаться умеренные сирийцы. А погибать за трубопровод не хочет никто.

***

Каков же выход? Если наша цель это долговременный мир на Ближнем Востоке, самоуправление арабских стран и национальная безопасность у нас дома, то любые вмешательства в этом регионе мы должны осуществлять с оглядкой на историю, изо всех сил стремясь усвоить ее уроки. Только тогда, когда американцы поймут исторический и политический контекст данного конфликта, мы сможем должным образом подвергать критической проверке решения наших руководителей. Используя те же самые образы и лексику, которая лежала в основе американской войны против Саддама Хусейна в 2003 году, наши политические руководители заставили американцев поверить в то, что интервенция в Сирии это война за идеалы против тирании, терроризма и религиозного фанатизма. Мы отмахиваемся от мнений тех арабов, которые видят в нынешнем кризисе возврат к тем же самым старым заговорам на тему трубопроводов и геополитики, и называем это обычным цинизмом. Но если нам нужна эффективная внешняя политика, мы должны признать, что сирийский конфликт это война за контроль над ресурсами, ничем не отличающаяся от многочисленных тайных и необъявленных войн, которые мы ведем на Ближнем Востоке вот уже 65 лет. И лишь тогда, когда мы увидим в данном конфликте опосредованную войну за трубопроводы, происходящие события станут нам понятны. Это единственное представление, объясняющее, почему Великая старая партия на Капитолийском холме по-прежнему зациклена на смене режимов, а не на региональной стабильности, почему администрация Обамы не может найти умеренных сирийцев для ведения этой войны, почему ИГИЛ взорвал российский пассажирский лайнер, почему саудовцы недавно казнили шиитского священника, почему в Тегеране сожгли их посольство, и почему Турция дошла до того, что сбила российский самолет. Тот миллион беженцев, который заполонил сегодня Европу, это беженцы от трубопроводной войны и просчетов ЦРУ.

Клемент сравнивает ИГИЛ с Революционными вооруженными силами Колумбии FARC, которые являются наркокартелем с революционной идеологией, чтобы вдохновлять рядовых бойцов. «ИГИЛ следует представлять в качестве нефтяного картеля, — сказал он. — В итоге главной подоплекой здесь являются деньги. А религиозная идеология это инструмент, чтобы вдохновлять бойцов ИГИЛ и призывать их отдавать свои жизни за нефтяной картель».

Если снять с этого конфликта гуманитарный налет и признать, что в Сирии идет нефтяная война, наша внешнеполитическая стратегия станет намного понятнее. Подобно сирийцам, бегущим от войны в Европу, ни один американец не хочет отправлять своих детей воевать и погибать за трубопровод. Нет, нашим первостепенным приоритетом должно стать то, о чем никто никогда не говорит: мы должны побороть свою нефтезависимость от Ближнего Востока, что становится вполне реальной перспективой, так как США усиливают свою энергетическую независимость. Далее, нам следует радикально сократить свое военное присутствие на Ближнем Востоке — и пусть арабским миром управляют арабы. Кроме гуманитарной помощи и гарантий безопасности израильских границ, у США нет никакой легитимной роли в этом конфликте. Факты указывают на то, что мы уже сыграли свою роль, породив этот кризис, а история показывает, что мы практически не в силах его разрешить.

Если вспомнить историю, просто дух захватывает от того поразительного постоянства, с которым буквально каждое вооруженное вмешательство нашей страны в ближневосточные дела со времен Второй мировой войны заканчивалось жалким провалом и крайне пагубной негативной реакцией. В докладе Министерства обороны США от 1997 года говорится: «Статистические данные показывают тесную взаимосвязь между американским вмешательством за рубежом и активизацией террористических атак против США». Давайте признаемся: то, что мы называем «войной с террором», это просто очередная нефтяная война. Мы потратили шесть триллионов долларов на три войны за рубежом и на создание военизированного государства национальной безопасности у себя дома с тех пор, как нефтепромышленник Дик Чейни в 2001 году объявил «долгую войну». Единственные победители в этой войне — военные подрядчики и нефтяные компании, прикарманившие колоссальные прибыли; спецслужбы, чрезвычайно усилившие свою власть и влияние в ущерб нашим свободам; и джихадисты, для которых наши интервенции неизменно становятся самым эффективным инструментом вербовки. Мы поступились своими ценностями, мы ведем на убой свою собственную молодежь, мы уничтожили сотни тысяч ни в чем не повинных людей, мы ниспровергли собственные идеалы и разбазарили огромные национальные богатства на бесплодные и дорогостоящие зарубежные авантюры. В процессе этого мы помогли своим злейшим врагам и превратили Америку, некогда являвшуюся светочем свободы для всего мира, в государство тотальной слежки и маниакальной национальной безопасности, а также в международную парию.

Отцы-основатели предостерегали американцев об опасностях, которые таятся в регулярных армиях, в зарубежных заварухах и в том, что Джон Куинси Адамс называл «зарубежными походами в поисках монстров для уничтожения». Эти мудрые люди понимали, что империализм за рубежом несовместим с демократией и правами человека внутри страны. В Атлантической хартии нашли отражение эти знаковые американские идеалы, гласящие, что каждая нация должна иметь право на самоопределение. За последние 70 лет братья Даллесы, банда Чейни, неоконы и их соратники похитили этот основополагающий американский принцип и поставили военный и разведывательный аппарат США на службу торгашеским интересам крупных корпораций и особенно нефтяных компаний и военных подрядчиков, которые в буквальном смысле делают целые состояния на этих конфликтах.

Американцам пора увести свою страну прочь от этого неоимпериализма, вернув ее на путь идеалов и демократии. Мы должны позволить арабам управлять своими арабскими землями, а свою собственную энергию посвятить великому делу национального строительства у себя дома. Начинать этот процесс мы должны не со вторжения в Сирию, а с ликвидации нашего пагубного пристрастия к нефти, которая извращает внешнюю политику США вот уже полвека.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Когда не за что браться, берись за большую работу.
Сортировать по:   новые | старые
планета Шелезяка
планета Шелезяка

.

Gena
Gena

Осилил обе части. Ничего нового, срывающего покровы.Роберт Кеннеди-младший -КО!

Tovbot
Tovbot

Очень грамотная и чёткая статья. Наверное одна из лучших в плане описания сути конфликта и ролей противоборствующих сторон в нем.
Единственное замечание — Нусра не участвовала в создании ИГИЛ, разве что часть бойцов из неё перешла в игил. Нусра была сирийским подразделением Аль-Кайеды и долгое время ею оставалась. ИГИЛ же родился из иракского подразделения, но послал «штаб-квартиру» лесом и сунулся в Сирию, спровоцировав раскол внутри аль кайеды. Нусра и ИГИЛ враждебны друг другу, более того, у них даже идеологические различия. Нусра в целом стала ближе к умеренным, тогда как ИГИЛ радикальнее аль кайеды.

Henren
Henren

С точки зрения американского, английского, немецкого или русского империалиста разницы нет. Они туземцы, не желающие чистить сапоги белых сахибов, поэтому подлежат уничтожению. Туземец может воевать на стороне Империи в составе Иностранного Легиона под командованием офицеров Империи — и только. Причем это право еще надо заслужить. А дерьмократы из семейки Кеннеди, оспаривающие основопологающие цели Империи, американцам особенно ненавистны, т.к. являются в глазах империалистов предателями. Нам же они нравятся, потому что являются предателями, ослабляющими врага. Так же, как американцам нравилась горбачевская клика.

Ванёк26
Ванёк26

Шиитский священник? Вот поэтому у них никогда не получится.

Ванёк26
Ванёк26

Да. Особенно пафос в конце статьи достаааавил.

планета Шелезяка
планета Шелезяка

В штате Небраска на базе ВВС торнадо повредил два из четырех «самолетов судного дня» E-4B. Кроме того, ветер нанес повреждения восьми самолетам-разведчикам RC-135.

Прикольнееько.

Ванёк26
Ванёк26

Путин, не иначе.

tartar
tartar

Как я понял, если Россия выиграет войну вместе с Асадом, то всё это случится из-за нефти. Соответственно, Путин решил прикарманить ближневосточную нефть.
Каков этот дядька!

Henren
Henren

Из-за ближневосточного газа, точнее. И есть что-то ещё. В связи с чем мы ведем войну в Сирии шестой десяток лет подряд.

Ванёк26
Ванёк26

Гроб Господень?

Henren
Henren

Возможно. Толком неизвестно, но что-то есть. Потому что мы ушли отовсюду — кроме Сирии. И с не менее маниакальным упорством лаймиз пытаются выбить нас оттуда всё это время.

Ванёк26
Ванёк26

Место явно непростое. Именно там перемешаны многие религии как в котле. Больше такого нигде нет.