Постиндустриальная макроэкономика: Инфляция и кидалово

Итак, инфляция. Ну и как же учебник макроэкономики предлагает бороться с этим пагубным явлением? А вот, извольте:

1. изменение учётной ставки ссудного процента центробанка;
2. изменение нормы резервирования;
3. выпуск государственных ценных бумаг (ГКО никто ещё не забыл?);
4. операции ЦБ на открытом рынке;

Если всё предыдущее больному не помогло, то вызывается дух почившего в бозе Кейнса и включается на всю мощь печатный станок вышеназванной конторы (в этом плане вызывает интерес некогда прозвучавшее предложение обеспечить недостающую долларовую наличность силами Пермской типографии Гознака).

Есть ещё, конечно, налоговая политика государства, но это уже по сути не экономический, а политический регулятор, который часто может только ухудшить ситуацию, окончательно добив реальный сектор. Попросту, дашь народу налоговую поблажку — и он на радостях вообще перестанет шевелится. Накинешь налоги побольше на богатеньких — они ещё больше сократят производство и целиком перебегут в финансовый сектор. Уж лучше налоги того — не трогать.

На десерт остаётся национализация финансовых институтов и части корпораций, после которой учебник по рыночной экономике можно смело выкинуть в мусорное ведро вместе с приверженцами монетарной парадигмы, его написавшими.

Но раньше, чем все эти малоприятные вещи случились, неужели нельзя было сделать простейший анализ: посмотреть, какими темпами коммерческие банки выдают кредиты? С какой скоростью надувается капитализация финансовых институтов? И если эти темпы впятеро превышают рост реального сектора экономики за предшествующий год, то ведь понятно, что 80% кредитов не отдадут никогда, и как раз на эти самые проценты где-то сдуется капитализация. Где именно она сдуется, наперёд неизвестно, как в игре «музыкальные стулья» неизвестно, в какой последовательности ягодицы участников будут пролетать между сиденьями — но количество пролетевших-то известно заранее.

Удивительно, но до того момента, когда в воздухе повисает зловещая тишина, все лихорадочно выдают и получают кредиты и не верят, что музыка когда-нибудь кончится. А может быть, и верят, но ведь не может сенатор своей рукой провести закон, по которому его брат-банкир не сможет делать хорошие бабки на Шаникве и Петровиче!

Возникает в результате такое чувство, что в мире существуют две параллельные реальности:

Одна — это экономические учебники, написанные приверженцами либеральной экономики, в которых написано, как обеспечить бесперебойное хождение денег и обмен товаров и услуг в относительно спокойные времена. В них макияж лежит ровным слоем по всему лицу, и рынок — ну чистая панацея и рай на Земле.

И вторая — в котором реально существуют и кидалы, и лохи, и разводки, и фуфелы, и откаты, и спекулянты. Но ведь — какова всё же сила печатного слова! Пока кидалово не вошло в учебники как часть современной экономики, все почему-то думают, что оно — исключение из правил, и создаваемые им коллизии носят частный характер.

И даже сейчас, когда круги на воде, пущенные безвестными спекулянтами, равно как и именитыми и уважаемыми экономическими преступниками, создавшими для них питательную среду, дорастают до размеров цунами, переходя из частного характера в глобальный, никто по-прежнему не называет вещи своими именами, ибо это равносильно потере лица. Вместо того, чтобы кричать «Кинули! Ограбили! Верните наши деньги! К ответу ворюг!», кричат «Кризис! Спасите! Помогите!». И государство выкупает у финансовых институтов надутые бумаги за наличные доллары, чтобы продолжить процесс кредитования, без которого остановится вся экономика. А уж чем надута наличность, выложенная государством, один леший знает. Хотелось бы надеяться, что не долгами Шаниквы и Петровича.

Но суть моей статьи вовсе не в том, чтобы просто «поговорить за Привоз», то бишь, о рыночной экономике, а в том, чтобы обсудить основополагающие принципы, которые её определяют. Этими принципами являются индивидуализм и конкуренция. Индивидуализм означает право предпринимателя производить всё, что не запрещено по закону, исключительно ради собственной прибыли. Конкуренция означает борьбу с другими предпринимателями за место под солнцем и деньги заказчика.

Последнее означает, что в выигрыше будет тот субъект рынка, который возьмёт на нём максимальную цену при минимальных вложениях, что в итоге даст максимальную прибыль. Разумеется, продажа фуфела, то есть кидалово — это именно тот бизнес, который даёт максимум прибыли в кратчайшее время, и в этот наиболее прибыльный сектор экономики перетекает всё больше капитала.

В виду того, что феминизм, повсюду сопровождающий либеральную экономику как верный Санчо Пансо Статую Командора, чрезвычайно отдалил женские ласки от потребителя и объявил их политически некорректными и почти что неконституционными, то следующим по прибыльности бизнесом является уже упомянутый эротический массаж. Самое время написать единственно верную экономическую формулу, отражающую современное состояние экономики:

Индивидуализм + Конкуренция = Кидалово с эротическим массажем

Когда на завершающем этапе перестройки потомок автора «Судьбы барабанщика» предлагал России рыночную систему в том виде, в котором она существует в либеральных странах, он эту формулу почему-то позабыл нарисовать на доске, и россиянам пришлось выводить её эмпирически.

Рынок и индивидуализм — это частные проявления известной марксовой диады «бытие и сознание». Индивидуализм — это сознание, идеология человека, живущего в либеральной стране. Рынок — это социальный и физический механизм, посредством которого реализуется индивидуальная психология и всеобщая идеология индивидуализма. Если коротко, то это договорённость людей продавать друг другу продукты своего труда, причём успешность продаж и покупок является единственной целью существования индивида и единственной мерой его жизненного успеха и общественного статуса.

Рынок, утвердившийся в сознании человека — это состояние души, когда человек скрывает от других и даже сам от себя, что он — безжалостный хищник, которого интересует только чистоган. Вместо этого он убеждает себя и других, что он работает на благо потребителя и всего общества в целом, потому что у него есть замечательная индульгенция: столпы и теоретики утверждают, что в условиях совершенной конкуренции преследование индивидуалистических целей неизбежно приводит к всеобщему счастью.

В этот миф долгое время верили сами американцы, этот миф ничтоже сумняшеся приняла Россия в конце перестройки в качество нового идеала, и только когда «кидализация экономики» привела к глобальному кризису, американцы поняли, что надо что-то срочно менять. Пока что, для начала, они поменяли белого президента на чёрного, и многие всерьёз надеялись, что если его сразу не убьют, то он поможет им разрулить все проблемы.

Не помог. Вот теперь и непонятно — куда дальше ехать? Некоторые надеются, что Америке поможет вырулить сумасшедшая лесбиянка или фрик-миллиардер. Но таких всё меньше.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Из самой сладкой любви компот не сготовить.

Комментарии о материале

На почту
avatar
wpDiscuz