Репортаж из печи

В печи для обжига кирпича темно, сухо и по-своему уютно. Под ногами рельсы, и откуда-то из глубины бьет слабый свет, словно фары уже показавшегося в тоннеле поезда метро. Печь — сердце любого кирпичного завода. По рельсам, как по сосудам, она бесперебойно, без ночных и дневных остановок прокачивает через себя продукт. С одного конца в нее заезжает вагон с сырыми заготовками, а с другого тут же выезжает отстоявший свое под потоками горячего воздуха готовый кирпич. Печь, которую мы сейчас разглядываем изнутри, ремонтируют. Она на отдыхе. Но от стен ее все равно идет еле ощутимое тепло, как будто камень помнит недавний жар.

Сердце кирпичного завода Ленстройкерамика забарахлило после распада Советского Союза.

— К концу 1990-х производство совсем забуксовало, и мы потихоньку стали гасить печи. Сначала одну, затем вторую. А печь если один раз погасил, запустить опять очень сложно, — вспоминает Вера Юсина. Она работала на Ленстройкерамике с 25 лет: сначала инженером-химиком, потом начальником технической службы.

Этот кирпичный завод родился в селе Никольское Ленинградской области на волне строительного бума, начавшегося после победы в Великой Отечественной войне. Страна поднималась из руин, как выздоравливающий человек с постели. Массово возводилось жилье, запускались новые предприятия. Какой завод поставить в Никольском долго не размышляли. Кирпич в этих местах лепили еще до вторжения Наполеона. В середине XIX века в районе местной реки Ижоры действовали 60 частных кирпичных заводов, а самая известная местная «кирпичная» династия крестьян Захаровых выпускала продукцию с клеймом «Колпино» вплоть до 1917 года. Дореволюционные заводики кучковались здесь по элементарному принципу доступности сырья: много глины. И не простой, какой много на любой даче средней полосы России, а голубой. Кембрийской. Она образовалась из голубых илов в черноте мирового океана еще на заре новой эры палеозоя. То есть где-то за 600 миллионов лет до появления на месторождениях первых ушлых купцов. Залежи этого сокровища в Ленинградской области редкие: мало мест на карте мира, где эта порода лежит так близко к поверхности Земли.

Ленстройкерамику с проектной мощностью 150 миллионов кирпичей в год запустили 12 декабря 1955 года. Для строительной отрасли той эпохи — прорыв сродни запуску космического спутника. В Никольском работали на уникальном оборудовании. Таких прессов для кирпича на весь Союз было не больше двадцати. Кирпичи выпускали по последнему слову науки и техники: морозостойкие, прочные, для зданий любой этажности и предназначения. Потом специалисты подсчитают: за неполные пятьдесят лет завод поучаствовал материалами в строительстве каждого пятого здания Ленинграда и области. Но даже такой послужной список не спас передовое предприятие от кризиса девяностых годов.

Строительная отрасль рухнула одной из первых. Тут же перестали платить зарплату. Когда-то уникальное оборудование теперь ржавело и старело: для редких прессов никто не выпускал запчастей. Кто-то из рабочих, устав от постоянной неопределенности, запил. Завод, построенный на волне победного строительного бума, потихоньку умирал.

Вера Юсина охраняла технологию производства, как самурай жизнь сюзерена. Рациональное чувство подсказывало: главное — коллектив, а деньги обязательно будут. Кроме того, было ощущение, что есть в кирпичном производстве что-то особенное — незыблемое и вечное.

Группа ЛСР взяла актив на борт, когда строительный рынок, оттолкнувшись от дна, потихоньку пошел вверх. Новую жизнь начинали как все в стране: с бартера. Меняли кирпичи на белорусские холодильники. Потом вернулась зарплата, началась деликатная модернизация с сохранением прежних технологий производства. Разожгли печи. И уже через год в составе компании предприятие выпустило свой пятимиллиардный кирпич.

Спасенный завод, как золотая рыбка, в долгу не остался. Вместе с новым активом — НПО «Керамика» — увеличил долю группы ЛСР на рынке кирпича до 50 процентов. В компанию потянулись заключать контракты на поставки чуть ли не все строители Санкт-Петербурга…

То ли потому, что глина при обжиге пахнет теплом и очагом, то ли потому что вездесущий румяный кирпич формой и цветом напоминает хлеб, но на этом производстве группы ЛСР почти за все не первый десяток лет отвечают женщины.

—Мы с вами находимся в месте почти священном, – начальник лаборатории завода «Победа» Валерия Чеснокова рассказывает о производстве со страстью хорошего экскурсовода Эрмитажа.— Именно здесь запустили первый в СССР кирпичный завод-автомат и построили первую в стране печь с прямым сводом. О ней писали во всех советских учебниках по кирпичной промышленности.

Группа ЛСР купила «Победу» в 2004 году. Этот кирпичный завод в городе Колпино, оправдав гордое имя, увеличил долю компании на рынке кирпича уже до 75 процентов. Старший мастер «Победы» Елена Егорова проводила в большую жизнь столько кирпичей, что хватило бы на небольшой городок. В свой первый — 1984-й год работы выпускница технологического института отморозила коленки: присматривала в минус сорок за приемом глины и отгрузкой готовой продукции, чтобы сильный, но пьющий пол не натворил бед.

В восьмидесятые производству до современного уровня автоматизации было как пешком из Колпино до Аляски. На множестве участков требовался несложный, но кропотливый труд: собрать рейки, откатить тележки. Платили за него немного, поэтому контингент подбирался ненадежный. Алкоголики порядком помотали нервы юной Елене. Случалось, что вообще не выходили в смену. А ей как мастеру приходилось отвечать перед начальством за весь участок. Потом на подмогу пришли солдаты из соседней воинской части.

— Этих хотя бы на завод довозили с гарантией. Закончат работу и — раз! — тут же у стеночки спать вповалку. Чтобы их разбудить, командир колотил по стене деревянной рейкой.

Как-то привезли даже вьетнамцев. Отрабатывать какой-то государственный долг. И со всеми Елена находила общий язык.

С тех самых пор и повелось, что на «Победе» все мастера — женщины. Правда, и мужики не пьют на рабочих местах уже лет тридцать. Кирпич любит внимательность и точность. Завод, конечно, не мастерская тосканских ювелиров, но и не лесопилка. К той же печке — свой подход. Температуру и прочие показатели обжига еще совсем недавно регулировали вручную. Мужчина, который привык мыслить стратегически и масштабно, нет-нет, да и пренебрежет миллиметром за смену, и кирпич вылезет сырым. Женщина, которой хватает терпения уследить за мельчайшей деталью, и миллиметра не упустит.

В трудные 1990-е завод остался на плаву благодаря отечественной Рублевке и немецкой компании Knauf. Состоятельные москвичи покупали кирпич для собственных коттеджей, а немецкий промышленный гигант потом приобрел производство целиком. Knauf провела реконструкцию на заводе с фирменной немецкой скрупулезностью и, главное, сделала операцию по пересадке заводского сердца. Новая печь позволила серьезно увеличить производительность. Сегодня очередной вагон с 3360 готовыми кирпичами выезжает из печи каждые 20 минут.

Единственный кирпичный актив в гипсовой империи Knauf все-таки выбивался из логики жизни концерна, поэтому был продан. А в группе ЛСР, осмотревшись на своем новом модернизированном производстве, вдруг поняли, что приобрели не только самый современный кирпичный завод России, но и ценнейшие знания. Стало совершенно очевидно, что реконструкция старых заводов бессмысленна: мировые технологии семимильно шагают, рынок строительных материалов меняется чуть ли не ежедневно. Если в середине 1990-х кирпич на стройке был царем, то к нулевым его потеснил монолит, новые технологии сборки железобетонных плит, газобетон. В борьбе за сбыт производителям кирпича теперь нужно было без конца удивлять взыскательного клиента: раскрашивать кирпич во все цвета радуги, выпускать нестандартные формы.

Поэтому чтобы сохранить лидерские позиции на рынке кирпича надо было строить новый завод. С нуля и в чистом поле.

— Почему «кирпичное дело» так затягивает? Сам вид кирпича поднимает настроение. Это же древний инстинкт — строить, согревать и защищать дом. А главное свойство керамики — хранить тепло.

Главный технолог «ЛСР.Стеновые» Валентина Корепанова работает в отрасли больше 20 лет. Она наблюдала за эволюцией производства с детства. Чтобы купить дефицитный тогда материал для строительства собственного дома, ее мама устроилась на производство. Тогда львиную долю работ приходилось выполнять руками. Огромные печные вагоны тягал трактор, и печь была не прямая, а сводчатая, как в тридевятом царстве. Сегодня Валентина Корепанова отвечает за качество продукции на гигантском производстве, где даже на самый простой участок работ не возьмут сотрудника без образования.

На самом новом и большом заводе группы ЛСР в Никольском работает 85 человек, но их не видно, как в сказке про Аленький цветочек. Одни только роботы переговариваются о чем-то своем насущном, с лязгом передавая друг другу в железные лапы сырой материал. Иногда мелькнет рука оператора над пультом управления автомата-садчика, или заглянет на формовку мастер участка.

Коммунисты этого, конечно, не одобрят. Где тут массы пролетариата? Нету. Роботы, штоле, будут за Зюганова голосовать?

Экскурсию по заводу привычным быстрым шагом проводит бывший начальник по производству завода Ленстройреконструкция и нынешний директор Никольского кирпичного завода Вера Юсина. Иначе никак: в прогулочном темпе до конца производственной цепочки можно не добраться и к концу дня. За день она успевает нашагать по огромным, как самолетные ангары, помещениям несколько десятков километров.

Сброшенная грузовиком в запасник глина самостоятельно едет по транспортерной ленте на участок массоподготовки. Сначала сырье измельчается в дробилках, расстается с камнями с помощью вальцев, растирается до состояния однородной массы железными бегунами. Затем, как на хлебобулочном заводе, замешивается тесто для будущих кирпичей — из глины, хвойных опилок, песка и так далее — в зависимости от предназначения изделия. Песок добавляют в смесь для полнотелого кирпича внешних стен. А опилки нужны для кирпича поризованного, из которого в основном делают внутренние перегородки, или собирают внешние стены под последующую облицовку. В печи опилки внутри сырого изделия выгорают, образуя пустоты. Такой «дышащий» кирпич, во-первых, лучше держит тепло, во-вторых, легче для транспортировки, «в-третьих» обходятся дешевле — сгорающие опилки позволяют расходовать меньше газа в печи.

За последние десять лет компания не просто научилась бесперебойно выпускать огромные объемы, но и поддерживать статус лидера отрасли в самых разных категориях. ЛСР — первые в России, кто начал выпуск крупноформатных блоков, выпустил первый отечественный тротуарный и фасадный клинкер.

Вера Юсина легко забирается по крутой лесенке на один из «капитанских» мостиков, откуда можно хоть как-то объять производство взглядом.

— Прямо под нами шихтозапасник. Здесь хранится или вылеживается готовое «тесто» для кирпичей.

Шихта приезжает на участок формовки и поступает в пресс. Из экструдера, как зубная паста из тюбика, в два потока выходят длинные прямоугольные бруски сероголубых заготовок. Похоже на детский пластилин, гиганстких размеров. Разрезанные бруски проходят через сушку и приезжают на садку: роботы расторопно складируют кирпич на вагоны, которые сами заезжают в печь.

На контрольном мониторе рабочего схема в духе компьютерной стратегии «Герои меча и магии»: разными цветами отмечены и ресурсы, и мощности, и состояние текущей битвы за качественный кирпич.

— Одномоментно в производстве находится миллион штук условного кирпича. Представляете, какова цена ошибки? Технологи, механики, энергетики должны друг друга понимать с полувзгляда и быстро взаимодействовать. Только тогда все будет работать, как по нотам.

Ближе к вечеру добираемся до участка, где готовый кирпич наконец отправляется на склад. Роботы деловито и аккуратно перекладывают бруски в поддоны.

— Слышите этот звон? — улыбается Вера Юсина, — Тоньк-Тоньк, как хрусталь. Мой любимый звук. Это значит, что кирпич получился хороший.

Материал: https://smitrich.livejournal.com/2205418.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале

На почту
avatar
Сортировать по:   новые | старые
Базилевс
Базилевс

Опять болярин Пропер не удержался и вставил свои 5 копеек про Зюгу и пролетариев. А без энтих зловредных вставок — было бы годное, теплое, ламповое повествование о постепенной и постоянной смене экономических укладов в питерской глубинке.
Может, Ему велосипед купить, чтоб и Он новую жизнь начал и враз подобрел??

Базилевс
Базилевс

А шоб ишшо завлекательней для публики, надоть было
назвать покучерявей: «Липортаж из газвагена» или «Докладь из печи Освенцима».))