Россия уже обогнала Китай в производстве

Основа экономики любой страны — так называемый реальный сектор: компании, занимающиеся производством, добывающие и обрабатывающие ресурсы, оказывающие услуги. Именно на них работают банки и другие финансовые организации, они наполняют бюджет налогами, но что куда важнее — обеспечивают страну и ее жителей всем необходимым, в том числе рабочими местами. Производительность труда и занятость — основные индикаторы, по которым можно оценить текущее состояние реального сектора экономики. В ближайшие шесть лет рынок труда переживет массу изменений во многом благодаря новому майскому указу президента.

Рост производительности труда не ниже пяти процентов в год — такую задачу перед средними и крупными предприятиями базовых несырьевых отраслей экономики поставил в своем прошлогоднем указе президент Владимир Путин. Добиться ее необходимо к 2024 году. Власти и лично глава государства и прежде уделяли достаточно внимания этому показателю: он фигурировал и в первой версии майского указа от 2012 года, которая предусматривала его рост в целом по стране на 50 процентов за шесть лет.

Осенью 2017-го правительство запустило соответствующую приоритетную программу. Поначалу в ней планировалось задействовать 150 предприятий из 15 регионов, которые должны были внедрять у себя прогрессивные бизнес-модели и практики по переобучению сотрудников. В реальности регионов оказалось 16. К маю 2018-го все они заключили соглашения с Минэкономразвития, в рамках которых взяли на себя конкретные обязательства, расписанные по годам. Главное из них — повысить производительность труда на 5 процентов в первый — 2018-й — год действия программы и на 10 — во второй.

Усилия достаточно быстро начали приносить плоды. «У нас есть результаты, когда предприятия, уже участвующие в программе, показывают динамику роста [производительности] на десятки процентов», — говорил в июле прошлого года, через 11 месяцев после запуска программы, министр экономического развития Максим Орешкин. При этом, по его словам, оптимизация трудовых процессов не ведет к росту безработицы, ведь сотрудники, больше не нужные на одном месте, проходят переквалификацию, осваивают новые навыки и устраиваются на другую должность в той же компании.

Под влиянием свежего майского указа программа трансформировалась в национальный проект. Цели и задачи у него остались примерно прежними, но были немного скорректированы, чтобы соответствовать общим срокам, а именно 2024 году. Руководить проектом поручено Орешкину, а курировать — министру финансов и первому вице-премьеру Антону Силуанову. Активное участие в реализации принимает недавно созданный Федеральный центр компетенций в сфере производительности труда (ФЦК) — именно там сосредоточены ведущие специалисты и разработки страны. Его сотрудники будут налаживать производственные процессы на отдельно взятом подразделении предприятия и обучать его сотрудников, чтобы те самостоятельно распространяли полученные знания и методики на всю компанию.

В паспорте нацпроекта прописаны инструменты, с помощью которых можно добиться амбициозных целей. Среди них снижение административных и регуляторных барьеров, создание системы обратной связи от предприятий, обучение их руководителей в соответствии со специально разработанными стандартами, выделение грантов, международное взаимодействие (с самыми успешными компаниями Германии, Франции, Японии и других стран). Отдельный упор — как и во всем майском указе в целом — делается на экспорт: предполагается, что отечественные компании будут использовать новые возможности не только на внутреннем рынке.

Например, будет задействована запущенная в прошлом году Российским экспортным центром (РЭЦ) при участии Минэкономразвития и школы управления «Сколково» программа, получившая название «Экспортный акселератор». Обычно под бизнес-акселератором понимается коммерческая организация, которая зарабатывает на «опекунстве» начинающих проектов. Для них создаются комфортные условия, предоставляется финансирование (как правило, в обмен на долю в капитале) и полезные рекомендации. Впоследствии, когда стартап набирает силу, завоевывает аудиторию и дорожает в цене, акселератор продает свой пакет с выгодой. В данном случае инициатором выступает государство, а значит им движет не жажда сиюминутной наживы, а стремление к выгоде для всех. Цель акселератора — за три месяца выводить на значимый экспортный контракт не меньше 25 процентов «подопечных».

Чтобы предприятия активнее включались в нацпроект, для них разработаны стимулы: доступ к дополнительной государственной поддержке, льготные займы на техническое перевооружение под один процент годовых, налоговые послабления. Как результат — еще в прошлом году регионам приходилось бороться за участие. На 2019 год было отобрано 15 новых, представивших лучшие программы, и общее количество достигло 31.

«С одной стороны, оценивался потенциал экономики региона с точки зрения роста в несырьевых отраслях, с другой — качество подготовленной региональной программы», — объясняла глава департамента производительности и эффективности Минэкономразвития Юлия Урожаева. В нацпроекте ей отведена должность администратора. По ее словам, помимо общих для всех целей и задач перед каждым регионом были поставлены индивидуальные, разработанные при помощи Федеральной налоговой службы (ФНС), Росстата, ассоциации «Деловая России» и уполномоченного по делам предпринимателей при президенте Бориса Титова.

Как на дрожжах

О результатах нацпроекта говорить пока рано — из отведенных шести лет он работает только четыре неполных месяца. Но уже сейчас есть прогнозы Минэкономразвития, согласно которым по итогам 2019 года рост производительности труда составит 1,2 процента. Затем и вовсе случится настоящий скачок: 1,8 процента — в 2020-м, 3,1 процента — в 2023-м. В 2024 году вполне можно ожидать 5-процентного прироста по базовым несырьевым отраслям в экономике, уверены в министерстве, хотя и оговариваются, что прогнозы на столь долгий срок все же стоит рассматривать как предварительные.

О росте свидетельствуют и данные Всемирного банка, методика подсчета которого отличается от российской. Минэкономразвития и Росстат вычисляют только динамику производительности труда — насколько она выросла или сократилась (в процентах) за конкретный промежуток времени. Для этого изменение общего ВВП страны делится на изменение совокупных затрат труда (отношение времени, затраченного на производство продукции, к ее рыночной стоимости). Так же поступает большинство стран мира.

Но специалисты Всемирного банка пошли дальше — они высчитывают производительность труда не только в относительных, но и в абсолютных величинах, деля ВВП страны на количество работников. Начиная с 1996 года в России наблюдается продолжительный рост, лишь изредка прерывавшийся краткосрочными спадами. Последний из них имел место в 2015-2016 годах, когда производительность труда упала с 51,7 до 50,6 тысячи долларов на человека (для сравнения, в 1996 году было 28,5 тысячи долларов). Последние два года снова наблюдается рост, в 2018-м на каждого российского работника приходилось произведенной продукции на 53 тысячи долларов. Для сравнения, общий показатель Евросоюза за 2018 год — 84,3 тысячи долларов на человека, США — 114,9 тысячи, Китая — 29,4 тысячи.

Всем по труду

Но одним только ростом производительности труда оздоровление российской экономики не ограничивается. В январе Роструд отчитался о рекордно низком уровне безработицы. По данным ведомства, в органах службы занятости зарегистрировано всего 694,5 тысячи человек. Справедливости ради надо сказать, что это не самый корректный метод подсчета, ведь далеко не все безработные встают на биржу труда. Гораздо более объективную картину можно увидеть, если обратиться к информации Росстата, который вычисляет долю безработных от экономически активного населения. В марте она равнялась 4,8 процента, что на 0,3 процентных пункта ниже, чем годом ранее.

В масштабах новейшей российской истории это тоже очень хороший показатель: в середине 2000-х годов уровень безработицы колебался в районе семи процентов, в 2011-2013 годах, которые принято считать стабильными и тучными, — в диапазоне 5,5-6,5 процента. Добиваться таких результатов удается и благодаря многочисленным государственным программам (одна из самых масштабных была запущена в 2013 году и предусматривает ежегодное выделение более 70 миллиардов рублей из бюджета), и за счет политики Центробанка, который после потрясений конца 2014 года планомерно снижал ключевую ставку. Это удешевляло кредиты для бизнеса и позволяло ему больше инвестировать, в том числе в создание новых рабочих мест.

Еще один шаг — повышение пособий по безработице. С 2019 года они выросли вдвое — до 1,5-8 тысячи рублей. По логике Минтруда, это должно стимулировать неработающих граждан регистрироваться на бирже труда, а значит принимать на себя обязательства по постоянному поиску работы — только в этом случае они смогут рассчитывать на регулярное получение пособий.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новые старые
На почту
ZIL.130
ZIL.130

Ахахаха!
Мне вот всегда становится чрезвычайно весело, когда я читаю подобное.
Недавно у Соловьёва М.Л.Хазин также вот восторгался — есть у него знакомый, который поднял производительность труда на купленном и «лежавшем» заводе в 8 раз! Правда Михаил Леонидович по простоте душевной(мы же не будем подозревать его в умысле?) — тут же говорит, что зарплата при этом выросла в 4 раза.
Ну?
Фишкан срубили?
Напомню вам тут хуцповое заявление Джека Ма — это всё одна «опера».
Хазин сказал это в силу того, что он взаправдошный экономист и понимает, что числа производительности труда в отрыве от всего — сфероконь в вакууме.
А вот в связке с ростом зарплаты мы уже чётко можем видеть, что людей на заводе знакомого М.Л.Х. — стали тупо эксплуатировать вдвое сильнее.
Отсюда и «крик души» китайского коммуно-капиталиста — нынешние рамки эксплуатации исчерпаны!
И такая ситуация была и до этого — вспомните Ю.Корею и их увеличение рабочих часов в неделю, да достаточно посмотреть в историю — потогонная система 30-х прошлого века. Когда работяги окочуривались прямо на конвейерах дядюшки Форда.
Так вот — всё это будет работать только для старых производств. Такого вы не сможете, хоть тресните, организовать на новых производствах. Возьмите хоть «Соллерс», хоть «Фольксваген» в Калуге, хоть «Автотор» в Кёниге.
Просто на Западе они подошли к черте, когда возможноси выжимки пота из работяг — закончились, а у нас — много где ещё — нет.
Вот и становится мне весело, тока веселье это — хреновое, да.

posetitel
posetitel

Кстати, сэр 130, а если не секрет. сикока у Вас пенсиона? Не ну если секрет. то пардон.

Gena
Gena

Ну вот сам посуди — серийный выпуск 130-г0 начался в 1964-м, окончился в 2014-м на УАМЗе. Какая ему ещё пенсия?

ZIL.130
ZIL.130

Нету.
Нету никакога пенсиона. Я пока ще работаю. Сам. На себю.
Даж больш скажю — очень высока вероятность, шо за пенсионом я и не пойду.