Исторический переход к пипецу

Сейчас происходит исторический переход от сверхмягкой денежно-кредитной политики ведущих центробанков мира (которая продолжалась с середины 2008 по 2021 годы) к её резкому ужесточению.

За эти 13 лет неограниченная и сверхмягкая ДКП нарушила механизмы обратных связей, что с одной стороны привело к экспансии «зомби-компаний» — бизнеса, имеющего околонулевую (и даже отрицательную) маржинальность (и существующего за счет долгов), а с другой стороны — к деградации политической и корпоративной элиты.

Этот прямым образом выражается в отрицательной рентабельности долга, что означает неизбежность перманентного количественного ослабления с целью поддержки выпадающих доходов экономики в рамках прошлой реальности. Отключение монетарной экспансии в будущем приведет (уже приводит!) к обрушению финансовых рынков, кассовым разрывам и проблемам в обслуживании долгов.

В основе развития лежит эволюционный процесс естественного отбора, основанный на обратных связях. Сверхмягкая денежная политика отключила этот механизм, выводя провалившихся экономических агентов из состояния банкротства.

Смысл экономического кризиса заключается в разрешении структурных дисбалансов экономического и финансового характера между институциональными группами через устранение неэффективных звеньев цепи и выводу в первый эшелон более сильных, конкурентоспособных, эффективных структур.

Сам кризис возникает тогда, когда накопленный уровень ошибок в системе становится слишком велик, чтобы внутренние демпферы могли балансировать противоречия.

Но «количественное смягчение» (QE) не разрешает проблемы, оно их замораживает через купирование кассовых разрывов и насыщение системы избыточной необеспеченной ликвидностью.

Поэтому неограниченная необеспеченная эмиссия ставит перед системой массу рисков – инфляционных, структурных и финансовых.

Деньги в капиталистической экономике, как высшая мера принуждения, равно как и процедуры взыскания долгов — создавали ранее кластеры/очаги конкурентоспособности, где за счет естественного отбора побеждали наиболее приспособленные и эффективные. Борьба за выживаемость шла путем повышения КПД, производительности, предоставлении лучшего баланса цены и качества, повышении маржинальности и концентрации на инновациях и прогрессе.

Фиатные деньги имеют неустойчивую конструкцию доверия. Вне зависимости от уровня развития экономики, центральные банки постоянно должны доказывать легитимность денежной системы (и всей национальной валюты), препятствуя бесконтрольной или неуправляемой экспансии квазиденег и любых форм производных денежных инструментов, генерируемых частной экономикой. Это могут быть цифровые валюты, финтех-инструменты, либо квазиденежные конструкции.

Существующие денежные формы и пропорции никогда не являются окончательно сформированными, они всегда находятся в динамическом равновесии, подтверждая то, что фундаментом денежных отношений является принцип доверия.

Монополия на доверие к центральным деньгам весьма хрупка, т.к. в условиях нарушения денежного равновесия и доверия к устойчивости денежной системы, происходит отказ держателей, бегство из фиатных денег в финансовые суррогаты. Это является результатом утраты доверия в способность центральных денег сохранять долгосрочную покупательную способность.

В текущих условиях внешняя стабильность финансовой системы, «рост рынков» и иллюзия благополучия поддерживались допингами. Все это работает только до одного момента – пока QE продолжается, а продолжение QE может быть только в условиях дефляционной спирали – долгосрочно подавленных инфляционных ожиданий и процессов.

Рост инфляции неизбежно ломает всю конструкцию с катастрофическими последствиями.

Инфляция с середины 2021 пошла в разгон, в 2022 выходит на 40-100 летние максимумы.

Как они раньше решали проблемы?

▪️ понижением средневзвешенных ставок заимствования через снижения ключевой ставки и стоимости капитала на денежном рынке;
▪️ насыщение финансовой системы избыточной ликвидностью для обеспечения бесперебойного процесса рефинансирования долгов;
▪️ агрессивным замещением частного долга государственным в структуре совокупного нефинансового долга.

Теперь этого нет. Всё пропало?

Материал: https://t.me/spydell_finance/1236
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

5 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Dimokrat
Dimokrat
1 месяц назад

Да. Всё пропало.
У американцев есть поговорка: «Мы схватили тигра за хвост, и если мы его отпустим, тигр нас сожрёт».
В 2008 году, когда в США лопались банки и инвестфонды, ещё можно было санировать экономику и не хватать тигра за хвост. Однако, схватили.

А теперь уже поздно. QE — это и есть тот тигр, который сожрал надежды Запада на урегулирование кризиса методом заметания мусора под ковёр.
Начать QE можно в любой момент, а остановить, чтобы тигр не съел, нельзя.

Базилевс
Базилевс
для  Dimokrat
1 месяц назад

Горе им! Господь лишил разума!)))

Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
для  Базилевс
1 месяц назад

Какой там разум? Одни перфокарты.

Ванёк26
Ванёк26
1 месяц назад

Спасибо, кэп.

ZIL.130
ZIL.130
1 месяц назад

Ну таки если кратко, то — таки да: банк сожрал фабрику.
И строго в соответствии с максимой «Всё куплю сказало злато, всё возьму сказал булат» — нынче в чувство финансистов приходится приводить именно с помощью булата.
Сиречь т.о. исправляются структурные перекосы.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.