Малолетки и «Запорожец»

Я был опером по малолеткам. И бесчинствовала на моей на территории многочисленная шайка несовершеннолетних правонарушителей, ядро которой состояло из пятерых четырнадцатилетних оболтусов. Все из неблагополучных или многодетных семей. Старший у них был Сашок – ему едва пятнадцать годочков стукнуло. Как же эти раздолбаи весь район достали. Все время тащили, что плохо лежит, ломали, хулиганили по мелочам.

Главное достижение их пытливой технической и воровской мысли – они открыли тайну устройства автомашин марки «Запорожец». То есть научились их угонять. Способ простой – заталкивали машину руками на гору, потом сталкивали с неё, и двигатель в движении заводился.

Слава Богу, на этом чуде украинского автомобилестроения их познавательный порыв иссяк, более дорогие машины они так и не изучили.

Сколько заяв по угонам было. И я на все сто процентов по каждой из них был уверен – если взяли «Запорожец», то он найдётся на озере ДСК – там вода была для потребностей нашего домостроительного комбината. Сашок и его команда любили там культурно отдыхать и жрать со смаком продукты, которые спёрли по случаю.

Однажды приходит в отделение возбуждённый гражданин:

— Угнали мой «Запорожец»!

— Найдём, — уверенно заявляю я, прикидывая, за сколько времени мы доедем до озера.

— Но он без мотора был! – восклицает хозяин машины.

— Тем более найдём.

Эти утырки вкатили машину на гору и спустили её вниз. А мотор не завёлся. Потому что мотора не было. Под горой её и нашли.

Как можно убедить в чем-то ошалевшего от безнаказанности малолетнего раздолбая без применения порки и пыток – я не представляю. В общем, как педагог я оказался несостоятелен. И бесчинствовали детишки с прежней лихостью и бесшабашностью. Есть такое состояние у правонарушителей – когда что-то делаешь непотребное, то становится очень весело, крылья вырастают, и всё хочется на новые подвиги.

Вот и совершили они свой главный подвиг. Решили пройтись по гаражам, где в то время люди не столько держали машины, сколько хранили всякие необходимые в быту вещи, как то запасы дефицитной туалетной бумаги, соли, сигарет и гречки. На страну реально надвигался голод, спасибо нашему перестроечному Правительству.

Эти малолетние шалопаи решили прошерстить гаражи на предмет наличия плохо лежащих материальных ценностей. Там такие ещё советские кирпичные гаражи с капитальными внешними стенами. Внешнюю стену они пробили. А там перегородочки хлипкие. Ну малолетки и пошли чёсом по всем боксам. Дольше всего подзадержались в гараже нашего гуманного заместителя прокурора. Того самого, который их воспитывать призывал.

У того там как раз новенький сияющий ВАЗ-2107 стоял. А также весь гараж был забит гуманитарной помощью.

Для тех, кто не помнит, что такое гуманитарная помощь, коротко поясняю. Благодаря мудрой политике партии и правительства во главе с горбатым бесом полки магазинов в начале девяностых опустели почти что полностью. Правда, в избытке оставалась консервированная морская капуста, но есть её можно было только в качестве административного наказания – редкостная гадость, правда, питательная и с витаминами.

Горбачёв тогда от гордости за звание лучший немец года очень быстро и охотно сдал геополитическим противникам социалистическую ГДР. То есть кинул нашего союзника на растерзание ненавидящим его западным немцам. Позже я читал воспоминания немецких функционеров. Германцы тогда все извелись, подсчитывая с ужасом, сколько Горбачёв запросит за воссоединение Германии. И порешили, что на переговорах больше ста двадцати миллиардов марок не давать, иначе в разнос экономика пойдёт. Но у русских широкая душа. Горбачёв же бессребреник. ГДР отдал безвозмездно – мол, нам, обнищавший в реформах стране, чужого не надо. Только консервами подсобите.

Тогда и пошла из Германии в голодающую Россию гуманитарная помощь. Такой милый привет победителям от побеждённых оккупантов. Приходили в школы и детсады ношенные шмотки, с дырками. Их привозили самодовольные немцы, с плохо скрываемым ликованием взирающие на погружавшихся в отчаянье советских людей. Эти самые шмотки директора средних школ заставляли детей забирать себе, да ещё подобострастно благодарить фашистов. На этой почве постоянно были скандалы, ибо не все дети любили дырявые немецкие шмотки, пусть и с фирменными наклейками.

Но самый главный предмет, можно сказать, символ гумпомощи – банка с консервированными сосисками. До сих пор их помню. Они, видимо, из какой-то пластмассы были сделаны, во всяком случае по вкусу именно такие. Но по тем временам для неискушённого советского человека выглядели круто. Никто у нас консервированных сосисек сроду не видел. Да ещё банки красивые, с импортными надписями, хоть и просроченные местами. Ну, прям мечта советского человека, который пакеты с надписью «Мальборо» за дикие деньги в переходах у цыган покупал, а потом хвастливо носил и стирал их годами. А что откушивать эти волшебные консервы противно – ну так с голодухи и не то слопаешь.

И тянулись бесконечные товарняки из Германии в Россию с этими долбаными консервированными сосисками. И те, кто поближе к раздаче материальных благ, этих самых сосисек получали побольше. А у заместителя прокурора в его гараже их стояло аж несколько ящиков.

Пацаны спёрли из магазина лоток ещё горячего, с печи, хлеба и устроились уютненько в гараже — жрать прокурорские сосиски. Что не сожрали, то пооткрывали, разбросали, уничтожили различными способами. Да ещё на пике веселья нагадили в прокурорскую, только что с конвейера, машину. Настоящие вандалы такие, для которых разрушение есть самоценность. Весело же. Прикольно!

Сказать, что блюститель закона и порядка был взбешён – это ничего не сказать.

— Кто это сделал? – кричит.

Ну я и говорю:

— Шпана. Которую вы привлекать не хотели.

— Всех под арест! – заместитель прокурора вытаскивает свою колдовскую печать, начинает штамповать все постановления об аресте. – В изолятор! Сегодня же!

Ну, наше дело маленькое. Собрали негодяев. Обвинения следователь предъявил. Сидят варвары малолетние в нашей дежурке, ждут попутный автозак до следственного изолятора.

Я посмотрел на них – заморенные, взъерошенные, как птенцы, жалкие такие.

— Дядя Игорь, а нельзя как-нибудь… Я больше не буду… — жалобно ноет Саша – это их самый старший.

И мне его так жалко стало, что я на миг обо всех «Запорожцах» забыл, и даже о прокурорских гуманитарных банках.

А тут ещё жена Саши приходит. Её тринадцать лет. Можно сказать, типичная семья эпохи Возрождения — Ромео и Джульетте примерно столько же было. Девчушка покачивает на руках месячного ребёнка и гундосит:

— Дядя Игорь. Когда Сашку домой отпустите?

— Никакого дома. Сядет твой Сашка.

— Но он же не со зла. Он же в шутку.

— Кончились шутки. Думать надо раньше было. Сколько я перед вами соловьём разливался. Теперь поздно пить «Боржоми», когда желудок отстрелен.

— Какой «Боржоми»?

— Баста, карапузики! Никто его не отпустит!

В общем, поехали дитятки в изолятор, как на смертную казнь.

Осудили их быстренько. Дали по году.

Через год Сашок возвращается. Ко мне, как к оперу, на регистрацию. Я его сфоткал в очередной раз, отдактилоскопировал, задал необходимые вопросы о связах, местах обитания. В общем, карточку заполнил на поднадзорный элемент. Спрашиваю:

— Ещё так веселиться будешь?

— Да чего я, дурак, что ли! – искренне так возмущается парнишка.

— Ну, поглядим.

Через три дня на опорном пункте ночью загульбарили мы с участковым – что-то там справляли, уж не помню. Нагрузились основательно. А рано утром звонит дежурный по отделению:

— Срочно в школу. Кража с проникновением.

Прилетаем в мою родную школу № 1004. И правда, кража. Спёрли неработающий магнитофон «Весна», кучу бесполезного хлама. А ещё там завхоз ящик с портвейном хранил. Часть бутылок воры украли, а часть разбили и содержимое разлили. Весь пол красный. Вспоминается фильм «Операция Ы». Мол, это не кровь, а вино! А в вине вовсе не истина, а отпечаток отличный кроссовки.

Самое главное, из школьного музея пропал белый китель маршала бронетанковых войск Богданова, чьим именем была названа улица по соседству. Это действительно жалко – раритет все же, да и память героев – она священна.

Следователь приехал, протокол пишет. А мы с участковым на территорию – опрос делать. Пока суть да дело, выяснили, что сторожихи в школе не было. Она в час ночи домой намылилась — отсыпаться перед выходным днём. Чтобы, значит, с новыми силами взяться за отдых.

Прискакала директор школы. Я ей на нервах, да не опохмелившись, высказал открытым текстом всё, что думаю о трудовой дисциплине в её владениях. А она, солидная такая, авторитетная, депутат, смотрит на меня возмущённо и восклицает:

— А я Вас помню. Вы же в нашей школе учились!

И вижу – хочет добавить: «хулиганом были». Ну что было, то было. Других в уголовный розыск не берут. Главное, что теперь есть. А теперь по халатности кража совершена. И мундир маршала ушёл с концами. И как искать? Ясно, что малолетки поработали. Будем тщательно и монотонно трясти контингент.

Выходим с участковым на улицу. А по дороге, насвистывая весело, пацан, тоже из трудновоспитуемых, фланирует. Я его пальчиком подзываю. И даже слово сказать не успел, а он уже кричит отчаянно:

— Это не я школу обокрал!

— А кто?

— Сашок.

Сашок – это тот самый варвар, который три дня назад откинулся с малолетней зоны. Мы тут же и на других участников сего подвига полный расклад получили.

До его дома два квартала. И до остальных воришек – тоже недалеко. Мы с участковым идём их упаковывать.

Мать Саши открывает.

— Дома сынок? – спрашиваю я.

— Спит. Всю ночь где-то болтался.

— Где-то, — хищно оскаливаюсь я.

И тут же мой взор в кроссовки упирается. Подошва красная – не кровь, а портвейн. С того самого ящика и из варварски разбитых бутылок.

Захожу в комнату.

— Вставай, Сашок, — пинаю его.

Он очумело на меня смотрит.

— Китель где? – спрашиваю вежливо.

Он кивает на шкаф.

И правда там висит белый маршальский китель.

Магнитофон находим у его сообщников. Остальное имущество собираем. А позже наслаждаемся похвалой директрисы школы, которая везде не устаёт говорить:

— Вон, милиция работает. За час и воров, и вещи нашли. Выпускник наш нашёл…

А мне чего-то опять всех этих неприкаянных дурачков стало жалко.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

8 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.