Почему провалилась АЭС «Олкилуото»

Когда французская AREVA в 2003 году блистательно победила в тендере на строительство энергоблока АЭС «Олкилуото», объявленном финской компанией TVO, ничто не предвещало проблем.

Российские конкуренты были повержены в прах, перед французскими реакторостроителями открывались блистательные перспективы. Первый в мире реактор поколения III, последнее достижение французской науки! Оставалось его только построить и запустить. Контракт предусматривал, что ввод EPR-1600 в эксплуатацию состоится в мае 2009 года, за что заказчик и выплатит французам 3,2 млрд евро.

Но не тут-то было. Бульдозеры бодро разровняли подготовленную финнами площадку — и на этом следование графику строительства закончилось.

Напомним, что перерыв в строительстве атомных реакторов у французских компаний составил более 10 лет, и то, что мадам Анн Ловержон не придала этому должного внимания, сказалось очень быстро. Да, две крупные французские государственные компании были всё еще живы, но, как и в случае Westinghouse в Соединенных Штатах, за это время с рынка атомного машиностроения ушли десятки и сотни небольших предприятий. Нет заказов – нет и смысла содержать специалистов, сохранять оборудование. Это капитализм, это рынок, тут чудес не бывает, борьба за прибыль и за сокращение любых издержек в этом случае не останавливается ни на один день.

Консорциум AREVA—Siemens решил, что знает, как выйти из этой ситуации — и приступил к поиску поставщиков оборудования. Как бы это описать… Скажем так – мы трижды перепроверили эту цифру, подозревая, что запутались в «нолях», но ошибки не нашли. 1400 субподрядчиков из 27 государств. Тысяча четыреста. Двадцать семь государств. Как это комментировать?

Эти милые люди считали, что смогут обеспечить качество и сроки. Нет, не будем комментировать – придумывайте эпитеты сами, уважаемые читатели. Мы же будем корректны. Очень новаторский подход к исполнению заказа такого уровня сложности и ответственности, требующий очень инновационного подхода к системе менеджемента и организации технических проверок.

Ну, а пока немецко-французские генеральные подрядчики подписывали контракты вот с этим количеством субподрядчиков, исключительную активность проявляли разработчики проекта. Представитель группы AREVA в США Том Кристофер высказался следующим образом:

«Урок, который необходимо извлечь из опыта строительства финского энергоблока, таков – не начинай строительство и не заключай контракт до того, как ты завершишь проектирование».

Другими словами — французы впарили финнам не просто «бумажный» реактор, который никто никогда не строил, всё было еще хуже — реактора даже на бумаге еще не было. Его еще предстояло спроектировать.

А неназванный сотрудник AREVA на правах анонимности был куда как более конкретен:

«Этот блок был продан тогда, когда финальный проект был готов только на 25-30%. Мы находимся в таком режиме, когда мы одновременно строим энергоблок, проходим лицензирование и завершаем проектирование».

Вот. Теперь попробуйте поставить себя на место менеджера AREVA, которому поручено разместить заказы у небольшенького количества субподрядчиков – скажем, у каких-нибудь 15-20. Отосланы чертежи деталей, расчетные группы в Индонезии, Англии, Германии и Чехии приступили к работе – посчитать, что почем получается. Через менеджера выясняют, кто делает вот ту финтифлюшку, которую нам предстоит совместить с нашей загогулиной, в которую потом вот на том заводе воткнут вот эту фиговину. Летают файлы взад-вперед, по кругу и зигзагами, нагреваются телефоны, никому не скучно. Согласовали. И вот в этот момент менеджера вызывает начальник и сообщает, что финтишлюшку надо сделать на 3% длиннее, а загогулину загнуть не туда, а вон туда на 5 градусов круче. Менеджер, который понимает, что в ближайшее время его на 7-8 языках обвинят в противоестественных половых связях, вместо двери выходит из кабинета начальника в окно…

Ну, а в это время на строительной площадке тоже никто не скучал. Бетонные работы были поручены польской компании Heitkamp. Вот как эту работу описывала газета «Выборча»:

«Находящимся в Олкилуото польским рабочим обеспечивается проезд до стройплощадки и бесплатные завтраки и обеды. После трудового дня в их распоряжение предоставляется спортзал, а по воскресеньям из Турку приезжает местный ксендз. Общение с финскими коллегами проходит на английском или русском языках».

Прекрасно. Чудненько. Не чудненько было только традиционное качество работ Болеков и Лёликов — которые к тому же оказались Панасами и Тарасами, нанятыми поляками за полцены. Результат был предсказуем — вот цитаты из доклада STUK, подготовленного летом 2006 года:

Обнаруженные ранее проблемы при проведении бетонных работ не были своевременно исправлены. … При производстве бетона не были соблюдены ранее одобренные спецификации бетона и требования к его составу. … По результатам последней проверки, количество неустранённых претензий составило порядка 700.

Капитализм по-французски – это придавить субподрядчиков по цене так, чтобы на контракты шли только самые отчаянные, самые рисковые, причем риск в таких случаях бывает только одного типа – «Авось кривая вывезет». Плевать на качество, на какие-то там дополнительные требования – авось проскочим. Нельзя исключать, что и проскочило бы, да вот нашла коса на камень – финские инспекторы из STUK и TVO на АЭС «собаку съели» и очень хорошо знают, КАК ПРАВИЛЬНО должно делаться. И стали требовать с французов неукоснительного исполнения норм.

И мы предлагаем поставить «зарубочку» в памяти – как только основанием для победы в тендере на производство работ, связанных с атомным проектом, становится цена и только цена, риск срывов по срокам из-за низкого качества усиливается многократно. Чем жестче привязаны строительные предприятия к постоянным, регулярным заказам на «атомное строительство» – тем лучше. Чем больше полномочий на контролирование качества проводимых работ у генерального подрядчика – тем больше шансов на то, что брак будет выявлен своевременно.

TVO на строительной площадке не держала на постоянной основе своих инженеров, контролеров, в результате дефектные участки выявлялись только по окончании того или иного этапа работ – значит, переделки занимали больше времени.

Еще одна удивительная особенность французско-финского контракта – то, как в нем были распределены возможности контактировать с субподрядчиками и со STUK. Надзирающий государственный орган мог контактировать с французско-немецким консорциумом только через TVO, а TVO не имело права контактировать с субопдрядными компаниями. Мелочь? Но вот это странное посредничество привело к огромной потере времени. Проектировщики AREVA внесли изменения, передали TVO, те передали этой STUK. STUK выявила недочеты, передала свои пожелания TVO, те передали их AREVA. Долго, муторно и лишено малейшего смысла.

TVO видит, что на стройплощадку доставили явно дефектное оборудование, связываются с AREVA, французы общаются с дефектными субпорядчиками… Ну, и так далее. Мелочь, которая раз за разом приводила к потере времени. Вот еще одна цитата из того же доклада STUK 2006 года:

«Постоянное использование при сварке чрезмерных зазоров между свариваемыми кромками является прямым нарушением процедуры качества работ и абсолютно недопустимо. Подобные ситуации были бы невозможны при наличии хорошо отлаженной системы контроля за качеством. … Система качества, применяемая субподрядчиками и поставщиком, является недостаточной».

Под поставщиком в данном случае понимался франко-немецкий консорциум.

Есть теории об эффективном частном собственнике, о благодати конкурентного свободного рынка, но есть и практика, показывающая, какие результаты дает применение этих теорий в атомном энергостроительстве. На примере французов и американцев мы наглядно наблюдаем, что теории эти уж очень дорого стоят – «большая атомная тройка» распалась из-за двух масштабных экспериментов, обоснованных именно теоретически.

Перечислять все, что происходило на строительной площадке «Олкилуото» можно долго. Сварные швы, бетонные работы, изменения проекта на ходу, стальной контайнмент (защитная оболочка корпуса реактора), в котором заваривали одни технологические отверстия и вырезали новые – очередной технотриллер. Но складывается впечатление, что контракт был проигран изначально, и дело не только в недоделанном проекте. Гигантское количество поставщиков и субподрядчиков – предопределило провал уже на старте.

Не было новых реакторов во Франции – и уходили в никуда высококлассные специалисты, закрывались предприятия. Кто-то продолжает критиковать российско-американский контракт ВОУ-НОУ? Но благодаря ему у наших атомщиков заказы были, и потому Росатом – есть. В США и во Франции заказов не было – и теперь этих стран практически нет на рынке реакторостроения.

Конечно, вполне может быть, что Westinghouse на банкротных торгах достанется приличному владельцу, что государство Франция вытянет своих атомщиков из финансовой ямы, но нам-то остается только радоваться тому, что Россию миновала чаша сия. И государственная корпорация по атомной энергии Росатом ведет себя не так, как их бывшие коллеги по большой атомной стройке – его предприятия активно ищут заказы вне атомной отрасли, включились в импортозамещение для нужд нефтяной и газовой отраслей.

Люди атомного проекта не должны ни на день оставаться без работы, не должны терять свою квалификацию, опыт, умения. Колонны для НПЗ? Да, пожалуйста. Ветрогенераторы? Нет вопросов. Программное обеспечение? Конечно, да. Это не отменяет честной работы профессионалов, которая помогает им оставаться в тонусе, которая обеспечивает нашему атомному проекту уже не только выживаемость, но и дает все шансы на развитие. Ничего подобного не было в США и во Франции – результат мы видим.

Уже в 2006 году стало очевидно, что задержки с вводом в строй энергоблока на «Олкилуото» будут, на тот момент их оценивали в полтора-два года, называли 2010-2011 год вместо контрактного 2009-го. Результатом доклада STUK стало то, что атомный надзор Финляндии и ответственные работники TVО получили возможность инспектировать поставщиков комплектующих непосредственно на производстве. Консорциум пытался сопротивляться такому изменению, но TVО нашло замечательный способ сломить сопротивление – финны просто приостановили платежи на пару месяцев. Капитализм, однако!

Но и с этими инспекциями началось нечто фантастическое – они не смогли справиться с этой работой! AREVA для изготовления стального корпуса контайнмента подписала контракт с польской компанией EPG. Первая инспекция – выявлен брак при сварке стальных пластин. Устранили, переделали, исправили. Вторая инспекция – выявлен брак при сварке готовых сегментов. Устранили, переделали, исправили. И так раз за разом, по каждому элементу конструкции. Панасы и Тарасы раз за разом демонстрировали свою криворукость и любовь к горилке, поляки их выгоняли, нанимали новых — таких же точно, с тем же самым результатом. Сроки, сроки, сроки…

В 2007 появились слухи о том, что задержка по срокам составит не менее трех лет, поскольку порядка на строительной площадке больше не становилось. То кран строительный пришлось демонтировать, поскольку установили его с нарушениями правил безопасности, то опять что-то не то получалось с качеством бетона. Весной 2007 дело дошло до того, что AREVA, отстранив финского изготовителя бетона, занялась его производством сама, для чего ей пришлось построить собственный бетонный завод. Размеры сметы от подобного рода затей, само собой, только росли.

В августе 2007 AREVA официально признала, что перерасход составит не менее 500 миллионов евро, новым сроком окончания работ обозначив 2011 год. Такой срок нельзя еще было назвать чем-то невероятным, ведь обычное время, которое требуется на возведение блока такой мощности, составляет от 6 до 7 лет. Но в контракте стоял совсем другой срок – 4,5 года! То, что AREVA согласилась на такое требование TVO было вызвано только одной причиной – в противном случае контракт достался бы Минатому. В общем, в 2007 году – не 3,5 миллиарда евро, а 4,0 миллиарда и не 2009 год, а 2011.

Но это было лишь жалкое начало.

Летом 2008 года свои организационные выводы сделала TVО – за недостаточную компетенцию были уволены руководитель и исполнительный директор проекта АЭС. Осенью появились слухи о том, что цена вырастет еще на 500 миллионов евро, причем сотрудники AREVA объясняли это ростом цен на материалы и увеличением зарплат. «Рост цен», как и у американцев из Westinghouse, у французов приключился, как видите, тоже в момент кризиса, когда во всем мире валились на пол цены на сталь, бетон, когда падали расценки – у всех и везде, кроме AREVA в Олкилуото. Эдакая вот «экономическая география» у одной конкретной фирмы. Аргументы французов были особенно забавны на фоне информации, поступавшей от финского профсоюза работников строительной индустрии. Из 3’600 человек, занятых на строительстве EPR-1600 60% на тот момент составляли Тарасы и Панасы представители почти полусотни стран мира, зарплата которых составляла от 11,65 до 13,75 евро в час, в то время как финны получали не менее 30 евро. Такой вот «рост зарплат».

Скандал возник из-за требований польских строителей привести их зарплаты в соответствие с финскими средними, из-за чего поляков тривиально «выкидывали» с объекта. Только вмешательство TVO и STUKA помогло избежать начала забастовки, в которой были намерены принять участие не менее 1’000 человек. Осенью 2008 TVO констатировало, что задержка со строительством составит не менее 3 лет, заодно оповестив, что все перерасходы будет оплачивать франко-немецкий консорциум, поскольку контракт был заключен с фиксированной ценой. Не 2011, а 2012. AREVA тут же подала исковое заявление в арбитражный суд Стокгольма, обвиняя своих заказчиков в умышленном затягивании сроков рассмотрения подаваемых французами изменений к проекту. Это был первый, но далеко не последний судебный иск, украсивший проект EPR-1600 в Финляндии.

Зимой 2008 года к проблемам, возникавшим из-за капитального строительства, добавились проблемы с оборудованием – STUK и TVО забраковали изготовленные итальянцами из Societa delle Fucine заготовки для компенсаторов объема – была использована сталь не того качества. Практически одновременно аналогичный брак был обнаружен и у деталей трубопровода от французского Creusot Forge. Финны затребовали переделки в обоих случаях, возложив дополнительные финансовые расходы на AREVA, которая не обеспечила должный контроль. Ситуация накалялась, французы пытались выйти из ситуации наймом дополнительных рабочих, стройка шла уже в три смены, то есть круглосуточно.

Но 4’000 человек на строительной площадке – это одно, а качество работ – совсем другое. Нанимать ведь по-прежнему продолжали Панасов тех, кто не имел никакого опыта работы в атомной энергетике. Новые проблемы продолжали увеличивать сметную стоимость, теперь сумма возросла до 4,7 миллиарда евро, то есть превысила предусмотренную контрактом на 1,5 миллиарда.

И вот тут не выдержал Siemens. Ему принадлежали, напомним, 34% акций AREVA NP и, следовательно, теперь немцам предстояло расстаться с 578 миллионами. В январе 2009, оценив обстановку, Siemens высказался кратко — auf Wiedersehen, дорогие коллеги по бизнесу, поскольку слишком уж вы дорогие.

Но финансовые вопросы были только одной стороной медали, вторая куда как менее симпатична для немецкой компании. В 2008 году STUK предъявила претензии к разработанной немецкими атомщиками программе «глубоко эшелонированной защиты» SPPA-T2000 – по мнению финского регулятора, эта программа была слишком сильно взаимосвязана с программой TELEPERM XS, отвечавшей за нормальную эксплуатацию станции. Можно спорить, насколько обоснованны были претензии STUK, но французы, которым осталось «в наследство» творчество немецких программистов, решали эти проблемы вплоть до 2014 года.

По мнению многих экспертов, именно проблема с АСУ ТП (автоматизированная система управления технологическими процессами), частями которой были обе эти программы, и стала основной причиной срыва всех сроков строительства. Но даже беглый обзор того, что происходило на строительной площадке, какие проблемы возникали со множеством поставщиков оборудования, на наш взгляд, показывает, что проблема с АСУ ТП была лишь, пусть и важной, но только частью целого комплекса причин, которые привели AREVA к фиаско.

Уход Siemens из консорциума привел к тому, что срок сдачи энергоблока был перенесен еще на год – теперь новым сроком стали называть 2012 год. Побывавшая с инспекцией на стройплощадке в январе 2010 Анн Ловержон на словах была настроена весьма оптимистично – «я весьма ободрена достигнутым в Олкилуото прогрессом», но от прямых вопросов журналистов о том, когда же этот прогресс закончится запуском реактора она просто уклонилась. В марте 2010 представители TVO уже официально известили, что пуск состоится не в начале, а в конце 2012 года – прогресс продолжался…

В апреле того же 2010-го был обнаружен очередной брак – в этот раз на сварных швах трубопровода, допущенный на заводе Nordon, поскольку AREVA снова не уследила за качеством, проводя контроль непосредственно на предприятии. Слухи о том, что пуск реактора будет перенесен на 2013 год, а начальная смета будет превышена вдвое, стали усиливаться. Еще через три месяца TVO решительно пресекла эти шепотки и сплетни, выбрав для этого очень жесткий вариант – компания назвала 2013-й годом сдачи блока официально. Ну, и далее в том же духе. В конце 2010 TVO перенесло срок сдачи с начала 2013-го на конец того же года, но тут уже таким уничижением своего достоинства возмутилась AREVA – 2014-й и никаких инсинуаций!

В ноябре 2011-го оптимистичные, как никогда ранее, финны высчитали, что стоимость сооружения EPR-1600 с начальных 3,2 млрд евро поднялась до 6,6 млрд. Летом 2012-го стало очевидно, что, назвав годом окончания стройки 2014-й, сотрудники AREVA просто пошутили – на самом деле они хотели сказать «2015». Зимой 2013-го срок сместили на 2016-й, весной 14-го настал славный момент, когда французская компания вообще перестала называть дату – видимо, пребывала в глубоком шоке от новой оценки сметы, сделанной TVO, которая полагала, что уложиться меньше, чем в 8,5 млрд евро уже не получится. Утомленные таким стилем AREVA, финны потребовали, чтобы на заключительных, предпусковых этапах реализации проекта на площадке появились специалисты из EDF.

Осенью 2014-го AREVA оценила готовность блока в 86%, но вывод сделала несколько странный – в 2016-м закончить не получится, в конце 2018-го все будет хорошо. И во время всего вот этого, название чему придумать затруднительно, AREVA/Siemaens и TVO продолжали судебную тяжбу друг с другом, время от времени увеличивая суммы взаимных претензий. В 2014-м, например, финны требовали в свою пользу уже 2,3 миллиарда, а французы, настаивавшие, что все проблемы возникли из-за заказчика, желали получить 3,5 миллиарда. В общем, складывается впечатление, что, если кто и заработал на проекте EPR-1600, так это только европейские юристы и адвокаты.

Да, конечно, дела на стройке и на монтаже потихоньку двигаются, но темп… По счастливому стечению обстоятельств, корпус реактора в Олкилуото оказался вне скандала с качеством стали оборудования, выпускавшегося на заводе Creusot Forge, иначе бы и про 2018-й пришлось забыть. Впрочем, про него и так забыли.

Реактор формально запустили лишь зимой 2022 года, и стоило это уже около 10.5 млрд евро. Затем обнаружилось, что в пароперегревателях забыли строительный мусор и тряпки — он размолотил всю систему, и реактор остановили на ремонт. Сейчас он не работает.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Henren
Henren
19 дней назад

Ну, учитывая уже 2 сработки системы аварийной защиты с заглушкой активной зоны, финская хрень работать не будет еще долго…

Базилевс
Базилевс
для  Henren
19 дней назад

Пока русские не снесут и не построят дешево и быстро СВОЙ, стабильно работающий РЕАКТОР новейшего поколения.
Коррумпированные мудако-чухонцы даже в НАТО пытались сбежать, чтоб увильнуть от разрушения и замены неработающего лягушатнического шедевра.
Но от нас не убежишь: шарик маленький, русские всегда приходят за своими деньгами.)))

Базилевс
Базилевс
19 дней назад

Геохнергетика и БорисМарцинкевич — это просто пейсня!)))

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.