Путин наводит порядок в нефтянке

На фото — Путин: Ну-ка, вы трое — оба ко мне. Да-да, я к тебе обращаюсь. (ну в смысле — все сразу разбежались и попрятались)

Последнее видео, в котором обсуждалась тема отставания России от Китая в вопросе дедолларизации и выстраивания альтернативной мировой системы торговли нефтью и золотом, вызвало бурное обсуждение. В этом обсуждении один уважаемый руководитель известного сетевого сообщества оставил интересный комментарий. Во-первых мне было указано на идеализм моей позиции, чего со мной не случалось уже лет 10, и во-вторых было справедливо отмечено, что в видео был упомянут господин Кудрин, но не был упомянут господин Сечин. Пользуюсь случаем разъяснить свою позицию.

Начнем с идеализма позиции по поводу желательности создания в России, и конкретно в Санкт-Петербурге, финансового центра биржевой торговли российской нефтью, несмотря на все сложности, санкции и китайскую конкуренцию. Если вы работали в какой-нибудь крупной госструктуре или корпорации, то вам, наверное, известно правило «проси о максимально возможном для того чтобы получить минимально необходимое». Здесь аналогичный подход. Даже если не получится (а скорее всего не получится) выстроить в России механизм, который будет на равных конкурировать с Шанхаем и Гонконгом, все равно это две большие разницы — договариваться потом с китайцами, когда у нас вообще ничего нет, и договариваться потом о сотрудничестве с китайцами, когда наша петербургская биржа захватила 30% от объемов нефти, которые торгуются в западном полушарии. Мы можем этого добиться и уже есть аналогичный хороший прецедент — это успех нефтяной биржи в Дубае, и если еще можно спорить о том можем ли мы тягаться с Шанхаем или Гонконгом, то я в жизни не поверю, что мы не можем повторить и превзойти биржу, которую построила пара шейхов.

Но вот для того чтобы повторить и превзойти, действительно, нужно вовлечение конкретных чиновников и менеджеров, которые принимают решения. И тут мы плавно подходим к вопросу господина Сечина.

Российских блогеров, журналистов и лидеров общественного мнения, из тех, у которых есть хоть какая-та своя позиция, можно условно разделить на две неравные группы. Есть те, которые защищают и продвигают интересы конкретных личностей и те, которые защищают и продвигают конкретные ценности. Первые оценивают все через вопрос «кто сделал?», вторые — через вопрос «что сделал?». И вот в отношении Сечина, как и любого другого чиновника, бизнесмена, политика и так далее, стоит действовать по принципу «хвалить за хорошее, критиковать за плохое». Конкретно руководство Роснефти ваш покорный слуга много лет хвалил за участие в создании биржевой торговли российской нефтью, за хорошие инвестиции в Венесуэлу, за попытку купить нефтетрейдинговый бизнес Морган Стэнли. И конкретно критиковал за то что после запуска российской биржевой торговли Роснефть так и не начала активно использовать российскую площадку, за скандал с икорницами, за невыполнение поручения президента по дивидендам и за иск к АФК, который недавно прокомментировал лично Путин.

Кстати, в истории с иском Роснефти к АФК как в капле воды отражаются все сложности взаимодействия президента и Роснефти, и также некоторых других госкорпораций, из которых вырастили так называемых «национальных чемпионов». По самому иску я уже высказывал свое мнение, которое можно свести к нескольким пунктам:

1. Иск портит инвестиционный климат в России и вредит российской экономике, так как АФК Система пытаются наказать за действие, которое является с одной стороны законным, а с другой стороны соответствует нормальной корпоративной практике.
2. Иск не был санкционирован Путиным и не был скоординирован с Путиным. Один из моих материалов так и назывался «Убить инвестклимат без ведома Путина».
3. Роснефть — это «национальный чемпион», который ведет себя как некоторые игроки сборной России по футболу, которые не очень слушаются тренерских указаний. Однако, как показывает практика, это временное явление. В российской системе «главный тренер» всегда найдет способ вернуть в команду дисциплину.

Сейчас после конференции Путина на саммите БРИКС уже можно точно сказать, что моя оценка была максимально близка к оценке самого президента, который обратил так сказать свое «тренерское внимание» на ситуацию вокруг Роснефти. Вот, что он сказал:

«Я встречался и с руководителем «Роснефти», и с руководителем «Системы», и с Евтушенковым, и с Сечиным именно по этому вопросу. Я выслушал позицию и того и другого. Я думаю, было бы неправильно, если бы я сейчас публично заявил о своем отношении к этому делу, но я очень рассчитываю на то, что им удастся достичь мирового соглашения, и думаю, это было бы на пользу как обеим компаниям, так и российской экономике в целом, — подчеркнул президент РФ. — Ну а как это будет развиваться дальше, на 100% я сказать не могу, потому что никаких прямых указаний я никому по этому поводу не давал и считаю — давать нецелесообразно» — http://www.vestifinance.ru/articles/90512

Итого:

1. Никто с Путиным ничего не согласовывал и какого-то мандата на то чтобы что-то там стрясти через суд с АФК не было, иначе бы президенту незачем было встречаться постфактум со всеми участниками процесса и выслушивать их позиции. Это к вопросу о том, что ничего серьезного в стране не происходит без ведома Путина. Еще как происходит.

2. Президент совершенно однозначно обозначил, что процесс сам по себе вредит российской экономике и, что самое интересное, вредит обеим компаниям, в том числе самой Роснефти. Так что оценка насчет порчи инвест-климата тоже была точной, кто бы что ни говорил по поводу того что все нормально.

3. Президент не может себе позволить отдавать прямые публичные указания, но трудно себе представить, как он еще более четко мог обозначить желательность и необходимость того чтобы стороны процесса исчезли из инфополя, договорились между собой и заключили мировое соглашение. Путин явно не хочет чтобы иск продолжался, и он использует свой публичный авторитет для того чтобы поставить участников спора перед выбором: или идти до конца в судебной системе, наперекор публично высказанной позиции президента, или все-таки его послушать. Идти наперекор позиции президента можно, но это явно не самая разумная позиция, особенно если президент уже заявил о своей позиции.

Пример с иском приведен потому что там уже прошел как бы полный цикл жизни типичной российской управленческой проблемы. Сначала проблема появляется, потом проходит время пока система государственного управления осознает, что проблема есть, потом, если проблема очень серьезная, проходит время прежде, чем она дойдет до президента, потом президент вникает в проблему, потом президент призывает участников проблемы к тому чтобы они ее все-таки решили, и дальше идет «развилка»: если президента слушают, то все хорошо, а если не слушают, то начинается самый интересный этап — принуждение к решению проблемы. В случае АФК цикл получился коротким, а вот в случае таких больших проектов как торговля нефтью в России, получается сериал из нескольких сезонов, и такой сериал по уровню интриги заруливает любую «Игру престолов».

Например, год назад никто бы не поверил, что на бирже в Санкт-Петербурге в качестве маркет-мейкеров, то есть поставщиков ликвидности, будут присутствовать Лукойл и Газпромнефть, они буквально несколько дней назад все-таки подписали соответствующие соглашения, но при этом не будет Роснефти. В голове не укладывается, как получается так что крупнейшая частная нефтяная компания вписалась, пусть и с опозданием, в этот важный для страны проект, а как бы государственная Роснефть — нет. Видимо, тоже потребуется очередное вмешательство президента для того, чтобы проект двигался дальше.

И не надо думать, что это у нас все плохо и у нас система сверхцентрализованная, а вот где-то в Китае или на Западе все работает как бы само по себе. Не работает. Везде в ключевые вопросы должен вмешиваться или президент или канцлер или председатель компартии как в Китае, или какие-то коллективные органы госуправления типа политбюро компартии.

Тут важно другое — насколько система контролируема, то есть насколько условные Роснефть и АФК готовы прислушаться к тому что говорит Путин и ближайшие несколько недель или месяцев как раз будут таким тестом на контролируемость.

АФК уже взяли под козырек и готовы мириться — посмотрим, что скажет и сделает Роснефть, и посмотрим, что будет, когда у президента дойдут руки не только до вопросов исковой самодеятельности нефтяных компаний, но и до более фундаментальных проблем российского нефтяного и финансового сектора.

А в качестве позитивного момента можно отметить разве что следующее. Все успешные мегапроекты в нашей истории делались в авральном режиме и после личного вмешательства первого лица государства, и реализация таких проектов — это что-то вроде нашей национальной фишки. Будем надеяться, что и на этот раз у нас все получится.

Материал: https://crimsonalter.livejournal.com/117218.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Никому не хватает денег, а ума почему-то хватает всем.

Комментарии о материале

На почту
avatar
wpDiscuz