Вой с потомакских болот

Когда Путина спросили, а нельзя ли долбить хохлов побыстрее, он ответил, что можно, но не будем. Причем упомянув в ответе слово «ритмично», Путин дал весьма четкую ассоциацию с анекдотом про старого и молодого быка.

Прошли сутки — и в газете Washington Post (которую некоторые называют «Вашингтонская Правда») появилась длиннющая простыня на главной странице с заголовком — «Затянувшаяся война в Украине создает серьезные проблемы для мировой экономики». Следует понимать, что Washington Post, когда пишет про «мировую экономику», имеет в виду «развитой мир», а не папуасов каких-то.

В Вашингтоне еще 11 марта со злорадством говорили про то, что война для России затянется, но спустя месяц тональность сильно изменилась. Оказывается, теперь в связи с отсутствием признаков скорейшего окончания войны на Украине растет риск того, что конфликт приведет к спаду хрупкой «мировой экономики». В Вашингтоне, кажется, поняли, что быки медленно спускают с горы, чтобы поиметь всё «развитое» стадо.

За первые семь недель спецоперация уже вызвала массовые потоки украинских беженцев, подстегнула инфляцию (инфляция изрядно выросла еще до, но операция усугубила) за счет роста цен на продукты питания и нефть, и подорвала перспективы роста в Европе.

Во вторник Всемирная торговая организация снизила прогноз роста на этот год до 2,8% с 4,1% до войны, заявив, что конфликт якобы нанес «серьезный удар» по «мировой экономике».

Грегори Дако, главный экономист Ernst & Young, сказал, что «затяжная война» и дальнейшее усиление союзнических санкций в отношении России могут сократить мировой рост на два процента.

Экономисты с Уолл-​стрит более оптимистичны и ожидают, что «мировая экономика» вырастет на 3,5 процента в этом году, согласно апрельскому опросу Bloomberg, по сравнению с 4 процентами в марте. (даже интересно, в момент опроса уже знали про инфляцию 8% в марте в США?)

«Чем дольше продолжается эта ситуация, тем значительнее становится разрушение», — сказал Дако.

И это не всё, ведь по мере роста инфляции рост цен общество начинает пинать политиков и принуждать решать вопросы с корпоративной жадностью.

Несмотря на неоднократные угрозы Москвы в начале этого года действовать против Киева, вторжение 24 февраля удивило руководителей правительства, руководителей предприятий и экономистов, которые ожидали, что 2022 год станет годом восстановления после пандемии коронавируса. Вместо этого они столкнулись с крупным европейским конфликтом, который, оказывается, затянется.

Генерал армии Марк А. Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, заявил в этом месяце Конгрессу, что боевые действия в Украине будут «измеряться годами». Аналогичные комментарии в последние дни высказали глава НАТО Йенс Столтенберг и советник Белого дома по национальной безопасности Джейк Салливан.

Ожидается, что по мере роста опасений по поводу экономических последствий войны, боевые действия на Украине будут только усиливаться.

В воскресенье Всемирный банк предупредил, что «война усилила опасения по поводу резкого глобального замедления».

Ко всему прочему в США марте инфляция рванула вертикально вверх в стратосферу и выросла на 8,5% по сравнению с прошлым годом.

Места боев приходятся на самые важные пахотные земли на земном шаре. По данным Всемирного банка, на Украину и Россию вместе приходится четверть мирового экспорта пшеницы.

Затяжные боевые действия в Украине могут прервать годовой цикл посева и сбора урожая на украинских фермах, нарушив глобальную торговлю продовольствием после конца 2022 года. Уже сейчас не менее 20 процентов посевной пшеницы в Украине «не могут быть собраны из-за прямого уничтожения, ограниченного доступа или нехватка ресурсов для сбора урожая», — заявила на прошлой неделе Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН.

Агентство ООН снизило прогноз мировой торговли зерновыми до 469 млн тонн, что на 14,6 млн тонн меньше мартовской оценки, сославшись на прекращение экспорта из Украины и России. Снижение объемов торговли сократит импорт продовольствия на большую часть Ближнего Востока и в Северную Африку, что вызовет опасения по поводу голода и политической нестабильности.

Влияние войны проявляется в тот момент, когда два главных двигателя мировой экономики, США и Китай сталкиваются со своими проблемами. Политика абсолютной нетерпимости Китая к коронавирусу анигилирует логистику поставок и вызывает большие сомнения в отношении радужных прогнозов ВВП в США.

В Соединенных Штатах Федеральная резервная система пытается сдержать самую высокую инфляцию за последние 40 лет. По словам Марка Занди, главного экономиста Moody’s Analytics, из-за роста цен на нефть и ожиданий потребителей в отношении повышения цен война повышает вероятность того, что ФРС будет агрессивно повышать ставки, увеличивая риски рецессии.

«Последствия российского вторжения в экономику США стали внезапно значительно более проблематичными», — написал Занди в записке для клиентов в понедельник.

Война и последующие санкции также нанесли неожиданный ущерб глобальным торговым потокам. На Россию и Украину вместе взятые приходится менее 3 процентов мирового экспорта. Но боевые действия усложнили логистику, повысив стоимость доставки и страхования в Черноморском регионе.

Всемирный Банк заявил, что после более чем двух лет хронического хаоса в логистике, война стала еще одной головной болью для автомобильной, нефтехимической, сельскохозяйственной и строительной отраслей.

Еще одной жертвой войны может стать орган, который координирует глобальные меры реагирования на серьезные спады, — Группа 20 наций. Министр финансов Джанет Л. Йеллен на прошлой неделе заявила, что Россию следует исключить из G-20 за ее вторжение в Украину, добавив, что Соединенные Штаты будут бойкотировать встречи организации, если на них будут присутствовать российские официальные лица. В ответ Индонезия, принимающая саммит в этом году, заявила, что приветствует Россию.

Первое испытание позиции США может состояться 20 апреля, когда в Вашингтоне соберутся министры финансов и представители центральных банков G-20. Наряду с США в группу входят Европейский союз, Канада, Япония, Китай и развивающиеся страны, такие как Бразилия и Южная Африка.

«После финансового кризиса 2008 года «Большая двадцатка» стала самой важной стабилизирующей силой в мировой экономике, — сказал Джош Липски, директор Центра геоэкономики Атлантического совета. «Это очень важный координирующий орган».

Россия в значительной степени пережила первоначальные последствия санкций: рубль восстановился после первоначального 40-​процентного падения и почти восстановил свою довоенную стоимость, чему способствовало введение контроля за движением денежных средств в Россию и из России. Российский центральный банк на прошлой неделе снизил свою основную процентную ставку до 17 процентов после того, как удвоил ее до 20 процентов для защиты рубля.

Сокращение говорит о том, что российские власти считают, что они могут позволить себе снизить защиту рубля и сделать кредит более доступным, чтобы компании могли инвестировать и нанимать.

«Им удалось потушить первые пожары, а именно набеги на банки и потенциальный крах финансовой системы. Сейчас они переходят на поддержку роста», — сказала Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста Института международных финансов.

А кому теперь легко?

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.