Десятки миллионов жертв репрессий НКВД

В СССР в 1990 году приехала толпа западных журналистов. Цель — ознакомиться с открытыми архивами. Ознакомились с архивами НКВД – не поверили. Потребовали архивы Наркомата железных дорог. Ознакомились – получилось 4 млн. репрессированных в ГУЛАГе. Не поверили. Потребовали архивы Наркомата Продовольствия. Ознакомились – получилось 4 млн. репрессированных. Ознакомились с вещевым довольствием лагерей. Получилось – 4 млн. репрессированных.

Вы думаете, что после этого в западных СМИ пачками пошли статьи с правильными цифрами репрессий? Да ничего подобного. Там по-прежнему пишут и говорят о «десятках миллионов жертв репрессий».

Правда на Западе никому не нужна. Верхнюю планку в оценке числа «жертв коммунизма» задал А. Солженицын, заявив в 1976 году в интервью испанскому телевидению о 110 млн. жертв.

На самом же деле всего, по архивным данным, за период с 1921 по 1953 год осуждено 3 777 380 человек, из которых приговорено к высшей мере наказания – 642 980 человек.

Впоследствии эта цифра была увеличена до 4 060 306 человек за счет 282 926 расстрелянных по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193 п.24 (военный шпионаж и диверсии). Куда вошли умытые кровью басмачи, бандеровцы, прибалтийские «лесные братья» и другие особо опасные кровавые бандиты, шпионы и диверсанты. Крови людской на них больше, чем воды в Волге. И их тоже на Западе считают невинными жертвами сталинских репрессий. И во всем этом обвиняют Сталина.

Следует понимать еще одну вещь. Термин «репрессии» – есть термин медицинский (подавление, блокировка) и введен специально для снятия вопроса виновности. Посажен в конце 30-х – значит, невиновен, так как «репрессирован». Кроме того, термин «репрессии» введен в оборот для использования его изначально с целью придания соответствующей моральной окраски всему сталинскому периоду не вдаваясь в подробности.

События 30-х годов показали, что основную проблему для советской власти составляет партийный и государственный «аппарат», состоявший в немалой степени из беспринципных, малограмотных и алчных совслужащих, руководящих партийцев- болтунов, привлеченных на жирный запах революционного грабежа. Такой аппарат был исключительно неэффективен и неуправляем, что для тоталитарного советского государства, в котором от аппарата зависело все – было смерти подобно.

Именно с тех пор Сталин сделал репрессии важным институтом государственного управления и средством сдерживания «аппарата» в узде. Естественно, аппарат и стал основным объектом этих репрессий.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Нет недостижимых целей, есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок. И отсутствие огнестрельного оружия, конечно, не будем забывать про отсутствие огнестрельного оружия.
Сортировать по:   новые | старые
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Во — правильный подход к терминам.

wpDiscuz