Элитный террор, дорого

Заметки на полях дагестанской трагедии. Мало кто задумывается над тем, что факт, когда террористы оказались детьми местной «аристократии второго эшелона» — это, на самом деле, признак того, что у наших оппонентов сложности с кадрами.

Вдумайтесь: персонажи, которые интегрированы в местную элиту (дети элиты), которые состоят в политических партиях, которые могут двигаться вверх внутри местной (и потенциально не только местной) власти — это же очень ценные кадры для любой иностранной разведки. Одноразово использовать их для такой единичной акции можно только в одном случае – при условии, когда «отчитаться надо, а нищие закончились».

Ну серьёзно, бегать с автоматом (первый и последний раз) — это обычно удел для самых нищих и отчаянных участников таких структур, у которых нет никаких перспектив в жизни. А «принцы» (детишки элиты) нужны как раз для их крышевания, вербовки, финансирования, предоставления информации и т.д.

А тут пожертвовали «принцами» (да и папу их спалили тоже) — это или большая глупость, или явно проблемы с кадрами.

Например, сообщают, что ликвидированный в ходе контртеррористической операции в Дагестане Али Закаригаев был исключен из партии “Справедливая Россия” в понедельник, сообщили РИА Новости в пресс-службе. Больше того – этот Али даже возглавлял районное отделение “Справедливой России”.

Напомню, что проникновение в органы власти и партийные (КПСС) органы было объявлено в свое время бандеровским подпольем основной задачей после разгрома военного крыла УПА. Задача эта была бандеровцами успешно выполнена. Нет причин не считать, что и этот Али был целенаправленно внедрен в партию разведкой наших противников.

Про «государство ничего не делает с проблемой»

Напомню: в 1999 году в Дагестане шли полноценные боевые действия, а сам Путин в 2002 признавал, что ситуация была настолько серьёзной, что страна была в шаге от объявления мобилизации для того, чтобы справиться с проблемой.

За 25 лет (ничтожный срок по историческим меркам и ничтожный срок для преодоления настолько фундаментальной проблемы, при наличии масштабного сопротивления этому решению со стороны внешних компетентных и ОЧЕНЬ ресурсных акторов) мы дошли от «полноценные боевые действия» до по сути полицейских операций. Россия — это асфальтовый каток (со стразиками и смешными наклейками, так получилось) — если едет в правильном направлении, то доедет точно, просто ОЧЕНЬ медленно.

И главные проблемы у российского “катка” — это не те, кто стоят на пути у катка (им ничего не поможет), а те, кто прыгают на водителя с криками «дай порулить!».

Я не могу знать, какое количество жителей Дагестана участвует в СВО, но «на глаз», это 20 000 минимум. Они рискуют жизнью, некоторые её теряют.

Внимание, вопрос: кем надо быть, чтобы призывать делать какие-то обобщения или выводы по поведению нескольких человек, вместо того чтобы делать выводы и обобщения по поведению 20 000? Да, государственная политика должна купировать террористические проявления, но она должна одновременно исходить из того, что террористические проявления — это не норма, а как раз попытка бунта против хорошей нормальности, которая как раз и проявляется в тысячах дагестанцев, участвующих в СВО.

P.S. Соболезную всем жертвам теракта. Желаю максимальных успехов тем, кто работает над предотвращением следующих.

Материал: https://t.me/crimsondigest/1715
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.