Итоги сенцоволюбивого «Кинотавра»

Фестиваль «Кинотавр» – это место, где привечают своих, награждают своих, защищают своих, а чужие здесь просто не ходят. При этом фестиваль претендует на то, чтобы задавать тон если не в массовом кинопрокате, то в том, что с большим или меньшим основанием считается у нас киноискусством. Но по большей части здесь демонстрируют кино, которое за пределы самой тусовки не выходит, да и ею самой быстро забывается.

Злые языки прозвали «Кинотавр» не иначе как «Татлером» на выгуле». И трудно поспорить с тем, что тусовочная сторона мероприятия с демонстрацией обнаженностей Елены Берковой или пляшущей дочерью Бориса Ельцина имеет не меньший резонанс, чем кинематографическая с демонстрацией Ксенией Собчак фильма о своём отце (да, она еще и сценарист).

Впрочем, в этом году всё затмила украинская политика. Главными героями кинотаврианских разговоров были, на сей раз, «Сенцов и Серебренников».

Кто-то весьма умно ухитрился смешать в одну кучу имя скандального российского режиссера, оказавшегося под арестом за неаккуратное обращение с выделенными государством на театральные проекты огромными деньгами, и имя осужденного украинского террориста, ставившего своей задачей гибель людей в Крыму в результате теракта. При всем моем негативном отношении к Серебренникову, такое уравнение для него все-таки оскорбительно. Он, если суд признает его виновным, — ворюга, но никак не кровопийца. Однако при помощи приемов обычной в России проукраинской пропаганды, до нас доводят мысль, что если террорист — «творческий человек» и, к тому же, с тризубом в сердце, то это «не считается».

«Сегодня заканчивается 29-й «Кинотавр» и я бы перестал себя уважать, если бы не сказал, что сегодня же заканчивается 28-й день голодовки нашего коллеги Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам заключения за намерение, причем недоказанное, поджечь дверь офиса правящей партии», — сказал российский кинокритик Виктор Матизен. Вслед за ним заявления, показанные российским телевидением, в поддержку Сенцова сделали председатель жюри основного конкурса Алексей Попогрейский Попогребский, председатель жюри «Дебют» кинокритик Андрей Плахов, композитор Игорь Вдовин и другие.

Почтенные кинодеятели зачем-то лгут. Целью организации, в которую входил Сенцов, был не поджог офиса ЕР, а систематический террор против крымчан, решивших связать судьбу с Россией. Предполагались взрыв у мемориала Вечного огня в Симферополе в ночь на 9 мая, поджог офисов не только «ЕР», но и «Русской общины Крыма». Просто называть вслух эти обвинения в адрес Сенцова, установленные всеми судебными инстанциями России вплоть до Верховного Суда, творческая интеллигенция не сочла возможным. Партию «ЕР» как «партию начальства» любят не все, а вот с подрывом «Вечного огня» и «Русской общины» всё становится понятно само собой.

Впрочем, считают ли кинотавриане вообще за людей «ватников», работающих в офисе «Русской общины», и «колорадов», собирающихся у Вечного огня, дозволительно усомниться. Террор против них большой провинностью точно не считается. В прошлом году приз «Кинотавра» за режиссуру получили «Заложники» Резо Гигинеишвили, где апологетика терроризма прикрыта лишь легоньким фиговым листочком.

В этом году обертоном «Кинотавра» оказалась более или менее явно выраженная русофобия. Русская традиционная культура — источник зла и средоточие мерзостей. Российское государство — чудовищный демон-мучитель, которого поддерживает народ-фашист. Лишь немногие избранные представители высшего творческого духа, люди с хорошими лицами, могут этому монстру противостоять. Остальных ждет разочарование и гибель.

Это обостренная ненависть креативного класса к стране и народу маскируется, конечно, под остросоциальное кино. Мол, мы вам просто говорим правду, как она есть. Но, на деле, никакой социальности и правды не получается — обычное «в этой стране всегда так будет». «Вечная Россия» этого и в самом деле вневременного кино, это ад, мордор, и ничего больше. О чем бы не снимали креативные режиссеры, у них все время получается один и тот же фильм.

Комедия певца 90-х Григория Константинопольского — «Русский бес», удостоенная приза за режиссуру. Из названия уже понятна суть. Молодой прохиндей пытается открыть ресторан под таким маркетингово шикарным названием как «Русский бес» и для этого пытается втереться в доверие к будущему тестю, изображая из себя ревнителя православия и антизападничества. Только при этом герой, по факту, сходит с ума и превращается в садиста и психопата. Ну, или православие-самодержавие-народность его превращают.

Картина Авдотьи Смирновой «История одного назначения» — эпизод из жизни Льва Толстого, защищавшего русского солдата, ротного писаря Шибулина, ударившего по лицу офицера и за это расстрелянного. Неудавшаяся попытка спасти человека изменила мировоззрение Толстого, и он стал борцом против смертной казни, да и вообще государства. Фильм получился совершенно неисторический, как будто это подмосковных гопников переодели для смеху в царские мундиры. Основная тема — ненависть к русским. Ненавидит русский народ Софья Андреевна Толстая в исполнении Ирины Горбачевой (очень сомнительная роль прекрасной актрисы). Зато любит, якобы, офицер-казнокрад, из-за которого и заварилась катавасия. Россия представлена страной, где все врут, дуркуют и воруют, развесив по стенам иконы.

Но, главное, Смирнова совершенно исказила нерв этой истории — дискриминированное положение русского народа в имперском сословном обществе. Ротный командир-поляк Яцевич ненавидел рядового-писаря русского Шабунина, всячески изводил его придирками и довел до агрессии. Шабунин ударил ротного со словами «За что же меня в карцер, поляцкая морда?» и был, несмотря на защитные усилия графа, за это расстрелян. Всем было понятно, что это подлость из национальной ненависти, наложившейся на личную спесь офицера, но даже после подавления польского восстания, когда поляки считались в империи не самым надежным элементом, остановить трагедию не удалось. Эта история могла бы быть иллюстрацией непростых национальных отношений в Российской Империи. Могла бы стать историей о том, как гуманность сталкивается с непреложным законом военной дисциплины. Смирнова же представляет изверга-русоеда едва ли не мучеником — мол, он довел до убийства русского солдата ради закона и сам за это поплатился.

Фильм Дениса Шабаева «Мира» ложится в ту же канву расчеловечивания русских жителей Донбасса в глазах западной и восприимчивой части российской аудитории, как и «Донбасс» Лозницы, которому рукоплескали в Каннах. Это история живущего в Лондоне словака Миры, который знакомится по интернету с девушкой из Луганска, оказывающейся, разумеется, мошенницей, и отправляется в прифронтовой город, где начинает восстанавливать разрушенные войной памятники Ленину. Луганск предстает настоящим Мордором, зоной ужаса, тоски и абсурда, где кормят тушеной собачатиной, и это доводит героя до отчаяния. В общем, если режиссер рассказывает вам о том, что «не сочувствует ни одной из сторон конфликта», можно быть уверенными в том, что он душой и сердцем за Украину, считает дончан и луганчан орками и только по тем или иным причинам это скрывает.

Немножко и по касательной можно критиковать Украину лишь тем, кто снимает про Холокост, как Алексей Федорченко в «Войне Анны». Снятый на деньги, собранные на краудфандинговой платформе, камерный (почти в прямом смысле) фильм, рассказывает о маленькой девочке, выбравшейся из-под горы трупов во время массового расстрела евреев. Добрые украинские крестьяне девочку помыли, одели, сладили ей обувь и сдали в немецкую комендатуру, очевидно, чтобы её еще раз расстреляли. Но Анна прячется в печке и живет там почти два года, наблюдает за жизнью оккупантов и оккупированных, добывает себе еду немыслимо унизительными способами… По сути, перед нами такой же артхаус на тему Холокоста, что получился и у Хабенского с «Собибором», но если там была хотя бы героическая тема и минут 15 «экшена», то фильм Федорченко так и остался затянутой артхаусной поэмой.

Историю Ады, превратившейся в фильме в Анну, перепечатали многие СМИ, хотя статус её весьма сомнительный, блогерский, было ли это на самом деле, или кто-то сочинил красивый и страшный рассказ, — неизвестно. Зато точно известно, что Федорченко изменил концовку. В оригинале еврейская девочка выжила только благодаря русской уборщице Тёте Зине, подкармливавшей её еженощно, а заканчивалась история мытарств девочки так:

В одно прекрасное утро в комендатуре перестала звучать немецкая речь. Все шло совсем непривычно. Дом наполнился новыми запахами и звуками. Незнакомые люди говорили только по-русски. Ада целых три дня еще сидела в камине прислушиваясь, пока не решилась выйти к нашим».

Русская речь как знак освобождения… Какие-то «наши»… Разве может себе такое позволить по-настоящему креативный режиссер, рассказывающий, что не вышел в майке «Свободу Сенцову» только потому, что она оказалась мала? Поэтому девочка просто поет в конце фильма грустную колыбельную на идише и растворяется в неизвестности. Момент освобождения показан лишь туманным намеком.

Несмотря на массу критических восторгов и похвал в либеральной прессе победу «Война Анны» не одержала и, как сообщено, фильм в прокат не попадет.

О фильме-победителе, как водится в последнее время на большинстве наших фестивалей, сказать вообще нечего. Такие фильмы выигрывают по принципу «наименьшего раздражения», чтобы не было слишком большого скандала. Так получилось и с «Сердцем мира» Анны Мещаниновой — написав отличный сценарий прошлогоднего триумфатора — «Аритмии» Хлебникова, фильм она сняла вялый и растянутый, не оставляющий ни на секунду вопросом «а собственно, зачем»?

Но зато ответ на вопрос «зачем он победил» — понятен. Чтобы общая атмосфера ненависти к «этой стране» и этому народу, выражавшейся обжиравшейся деликатесами под разговоры о голодовку Сенцова креативной публикой, не дали слишком уж шумного и скандального всполоха.

Впрочем, есть и хорошая новость — фильмы, которые варятся в нашем «креативном» болоте в этом году, настолько коммерчески бесперспективны и почти ничего не стоили бюджету, что можно констатировать: продюсерское кино, снятое для массового зрителя и временами действительно удачное, и кино, которое тусовка снимает сама для себя, стали двумя разными вселенными.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

13 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Gena
Gena
3 лет назад

А нахрена все эти ляди и всё это действо на деньги налогоплательщиков нужно? Сжечь вместе с кланами и пепел в британию.

ZloyPrepod
ZloyPrepod
для  Gena
3 лет назад

Лучший вариант — сжечь вместе с кланами и Британией. В пепел.

Henren
Henren
3 лет назад

С Британией РВСН разберутся, не вопрос. А вот для тусовки не так все просто — надо просить поляков о восстановлении Аушвица, тянуть туда ветки от Газпрома и РЖД…

Xenophob
Xenophob
для  Henren
3 лет назад

Зачем так сложно? Прекратить бюджетное финансирование и всё на этом… Эффект тот жы, затрат ноль, только одна сплошная экономия.

Gena
Gena
для  Xenophob
3 лет назад

Как? Как прекратить сосание сиськи?

Xenophob
Xenophob
для  Gena
3 лет назад

Как? Путем изъятия. Полного. Пусть удъ сосут, они привычные.

Giga
Giga
3 лет назад

Вообще, во всей этой эниллихентской тусне крайне мало людей, которых можно уважать. Не относиться нейтрально, с оценкой профессионализма «хороший/плохой режиссер/актер», а именно уважать. Поступков достойных уважения единицы. Меньшов, прилюдно отказавшийся вручать награду фильму «Сволочи» за то, что фильм лживый и русофобский, да Гостюхин, сломавший об колено пластинку Окуджавы (у которого немало хороших песен. Сволочь тоже бывает талантлива) после подписания им письма 42-х. Больше людей искусства, способных на поступок, способных сказать свое слово наперекор всему собственному окружению не припомню. Да, может многие и думают по другому, в душе патриоты, но молчат, слабые духом. Боятся травли этого сообщества, как подвергся травле режиссер «Спящих». Вполне возможно. Но уважения это не заслуживает. Одно слово, «говно нации»©.
ПыСы: впрочем, интеллигенция всегда была гнилой. Хоть творческая, хоть технарская. Интересно, еще в какой другой стране исторически была такая же интеллигенция? В массе своей

Ванёк26
Ванёк26
для  Giga
3 лет назад

Пореченков?

Gena
Gena
для  Ванёк26
3 лет назад

Иван Петрович Сидоров. Никогда не снимался в кине, не лез в политику, не был режисссёром, просто спасал людей от голода. Был хлеборобом.

Ванёк26
Ванёк26
для  Gena
3 лет назад

Я имел ввиду людей из кины.

Gena
Gena
для  Ванёк26
3 лет назад

В кине нет людей. Там только актёры и паяцы-уё…ки.

Giga
Giga
для  Ванёк26
3 лет назад

Пореченков… Ну возможно. Пока что от него разве что выражение своей позиции о Донбассу. Базара нет, уважаю. Но это не поступок. Поступок у Меньшова. Не знаю, понятно ли выразился. Это просто его позиция, правильная. Но поступок, это другое

Ванёк26
Ванёк26
для  Giga
3 лет назад

Фигасе заявы. Вы пруффчекаме свои сентенции подтвердите пожалуйста.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.