Малой кровью, могучим ударом!

Французский историк Мишель Гойя подготовил аналитическую заметку «Красная буря: уроки проведения операций, которые можно извлечь из двухлетней военной кампании России в Сирии». В своей работе, считает Le Monde, историк «блестяще» выявил основные причины успеха российской кампании. Газета приводит отрывки из его аналитической заметки.

Мы войны не хотим, но себя защитим,
Оборону крепим мы недаром,
И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!

«Эта военная кампания увенчалась успехом: она позволила достичь главной политической цели — спасти сирийский режим, который в то время находился в весьма затруднительном положении, и даже способствовать его возможной победе», — считает историк.

В конце 2015-го российский экспедиционный корпус сыграл ощутимую роль в сдерживании сил повстанцев. Затем, особенно после взятия Алеппо, в установлении контроля над крупным участком трассы М5, которая оказалась в эпицентре конфликта. И наконец, Россия начала операцию в пустынной местности на востоке страны, где недавно от террористов освободили военный аэропорт провинции Дейр эз-Зор. «Война ещё далека от завершения, но она уже не может завершиться поражением Башара Асада», — уверен Гойя.

При этом историк находит любопытным то, что таких впечатляющих результатов Москва добилась, затратив весьма ограниченные ресурсы. По количеству развёрнутых сил (4—5 тысяч человек и 50—70 летательных аппаратов) и стоимости их развёртывания (примерно €3 млн в день) затраты России составляют лишь одну четвёртую или пятую затраченных Америкой ресурсов.

Франция задействовала в регионе 1200 человек и порядка 15 воздушных судов, что обошлось ей в €1 млн в день, совершала вылеты в среднем 6 раз в день, тогда как российские самолёты поднимались в воздух 33 раза в день.

Судя по достигнутым результатам, оперативный потенциал России (соотношение затраченных средств и их стратегический эффект), вне всякого сомнения, значительно выше американского и французского, отмечает Гойя.

«Мозаичный» тип войны

Война в Сирии носит «мозаичный» характер, пишет французский историк. Иными словами, в ней не две, а целый ряд противоборствующих сторон. Эти стороны и их спонсоры преследуют разные цели, поэтому в зависимости от ситуации интересы сторон то совпадают, то расходятся.

Главная особенность гражданской войны в Сирии, по мнению француза, состоит в следующем: страны, которые поддерживают противоборствующие стороны, а именно Соединённые Штаты и Россия, всячески избегают прямых столкновений, вследствие чего завоевание территории одной из сторон автоматически останавливает другую сторону от продвижения в этом направлении.

Такую стратегию Гойя называет стратегией «неосторожного пешехода», который, переходя дорогу в неположенном месте, вынуждает водителя остановить машину. Именно к такой стратегии, по мнению историка, Россия и СССР периодически прибегали в прошлом.

Своим вступлением в сирийский конфликт Россия значительно усложнила положение других его участников. Она утвердилась в воздушном пространстве, в частности, развернула высокотехнологичные комплексы типа «земля — воздух» и «вода — воздух».

Сделала она это не для того, чтобы отразить нападение повстанцев (они ударить с воздуха не могли), а чтобы создать зону влияния в небе над Сирией, закрытую для других игроков, в частности для США. Развернув оперативно-тактические ракетные комплексы, Вашингтон мог побороться за создание аналогичной, закрытой для других зоны на земле или в небе, но не решился.

Комбинированные операции

Главная составляющая российской доктрины — комбинированные операции. Они нацелены на захват ключевых точек, размежевание сил врага и принуждение к добровольному отступлению тех вооружённых группировок, с которыми можно вести переговоры.

Операции 2016-го и особенно 2017 года говорят о том, что Россия развила прекрасные навыки в проведении комбинированных операций. От беспорядочных действий войны с Грузией 2008 года не осталось и следа, пишет Гойя.

Россия применила прицельно-навигационный комплекс СВП-24, который использует спутниковую навигацию для прицельного нанесения ударов неуправляемыми боеприпасами. Также Москва вернулась к сверхлёгкой мотопехоте, то есть пехотным отрядам с лёгкими и быстрыми внедорожными транспортными средствами.

Военно-воздушная кампания в Сирии также дала России возможность испытать новое вооружение и, самое главное, продемонстрировать его, отмечает Мишель Гойя.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Когда не за что браться, берись за большую работу.

Комментарии о материале

На почту
avatar
Сортировать по:   новые | старые
Наиль
Наиль

Путин слил..

Ванёк26
Ванёк26

А вот что то за Вашингтоном раньше такой скромности не наблюдалось. Может не решились потому что ничего достойного не выставить?

Наиль
Наиль

Почему? Топорами кидались,в ООН плевались. Мало что ли?

Ванёк26
Ванёк26

Я не про топоры а ЗРК.

Henren
Henren

Передавать ЗРК отморозкам — будет как на Украине. А оно пиндосам надо?

Ванёк26
Ванёк26

Ну зачем передавать? Или у них там своих людей нет? Тогда и получите утерю превосходства в воздухе.

wpDiscuz