Почему россиянки преуспевают в технике?

Живущая в московском Зеленограде Ирина Хорошко выучила таблицу умножения в пять лет.

Ранний талант, поддержка семьи, помешанной на математике, а также любимая учительница, превращавшая каждый урок в разгадывание головоломки, помогли ей по-настоящему увлечься этим предметом.

В итоге — научная степень по математической экономике в Российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова.

«Мой лектор вселил в меня веру в силу цифр и формул, в то, что они помогают предсказывать вещи. В этом смысле этот предмет всегда казался мне волшебным», — говорит она.

Сейчас Ирине 26, она работает научным сотрудником в российской компании онлайн-кредитования ID Finance и создает математические модели, определяющие платежеспособность заемщиков.

Для России это совершенно нормальная ситуация, в отличие от многих других стран мира.

Некоторые исследования свидетельствуют, что во многих европейских странах, если девочка в раннем возрасте интересуется техническими предметами — химией, технологиями, математикой или инженерными науками — то этот интерес, как правило, выдыхается, не успев развиться.

В итоге совсем мало женщин выбирают инженерные или технологические науки для развития карьеры. Почему?

Недавнее исследование, проведенное компанией Microsoft, частично проливает свет на эту проблему.

Проведя 11,5 тыс. собеседований с девочками и молодыми женщинами по всей Европе, авторы пришли к выводу, что их интерес к техническим предметам резко падает к 15 годам.

Виной тому — гендерные и социальные стереотипы, ограниченный круг женских примеров для подражания, а также недостаток поддержки со стороны родителей или учителей.

Все это, однако, не касается России.

Согласно данным ЮНЕСКО, в мире 29% научных исследований проводят женщины. В России — 41%. В Великобритании женщины стали авторами 4% изобретений, а в России этот показатель достигает 15%.

Российские девочки смотрят на технические науки куда позитивнее, их интерес проявляется раньше и длится дольше, говорит Джулиан Ламбертин, управляющий директор компании KRC Research, анализировавшей собеседования для Microsoft.

«У большинства девочек, с которыми мы беседовали в других странах, был слегка игривый подход к техническим наукам, — говорит он. — А в России даже самые молодые были уверены в том, что возможности их будущего трудоустройства, скорее всего, будут зависить от знания точных наук и технических предметов».

В качестве стимулов девочки упоминают одобрение и поддержку со стороны родителей, а также наличие примеров для подражания — женщин, добившихся успеха в этой сфере. К тому же, среди их учителей точных наук тоже преобладали женщины.

Однако на этом различия не заканчиваются.

Департамент образования провел опрос британских тинейджеров, пытаясь понять, что они думают о математике и физике.

В итоге получился список из пяти ключевых слов, которые ассоциативно возникают у девушек при упоминании о точных науках: «мужчины», «уравнения», «скучно», «шаблонно», «неуместно».

Это список помогает понять суть проблемы. В России, тем временем, такой проблемы не существует, считает Джулиан Ламбертин.

«Они действительно это уже прошли, — говорит он. — Здесь считается, что люди должны показывать хорошие результаты по техническим предметам вне зависимости от пола».

Научный прогресс был одним из приоритетов в СССР, говорит Алина Безуглова

Алина Безуглова — глава Российского отделения Tech London Advocates. Эта компания ищет работу в Великобритании для российских талантов.

Алина регулярно проводит мероприятия для женщин-технарей в Великобритании. А в России — нет. Почему?

«На это можно ответить, что мы игнорируем проблему. Или что проблемы вовсе не существует. Я склоняюсь ко второму, — говорит она. — По сравнению с остальными странами Европы мы просто не переживаем из-за женских вопросов».

По ее словам, отчасти российские женщины заняли прочные позиции в науке и технологиях еще в советское время, когда научно-технический прогресс был частью национальных приоритетов.

По мере развития исследовательских институтов техническое образование в СССР становилось доступным каждому, а женщин стимулировали продолжать карьеру в этой сфере.

«В школе мне никто не говорил, что не стоит выбирать технические предметы, потому что я девочка. На работе я тоже не замечаю особенного сексизма, о тебе судят по способностям», — говорит она.

Может быть, свою роль играет национальная психология? Может, учитывая характерную для российских женщин прямолинейность, им просто легче заявить о себе в мире, где доминируют мужчины?

По крайней мере, именно так считает научный сотрудник Московского физико-технического института Эмели Дрэл.

Она вспоминает, как именно эта черта характера помогла ей и еще одной девочке в ее школьной группе углубленного изучения математики.

«Это сделало нас обеих еще более конкурентоспособными и полными решимости доказать самим себе, что мы можем быть лучше мальчиков», — говорит она.

«Думаю, российские женщины довольно уверены в себе, даже оказываясь в меньшинстве. В основном из-за поддержки, которую они получали от родителей с ранних лет, — продолжает она. — Мои никогда не спрашивали, почему я интересовалась математикой или инженерными науками. Это считалось нормальным!»

Ольга Резникова по большей части освоила технические науки самостоятельно, что в итоге помогло ей получить должность старшего специалиста по программному обеспечению.

Она выросла в маленьком приморском городке, населенном в основном шахтерами и рыбаками. Любовь к компьютерам появилась, когда Ольге было четыре года. А потом началась борьба за то, чтобы страсть стала карьерой.

Благодаря онлайн-урокам она освоила основы разработки алгоритмов, машинного обучения и программирования, затем начала зарабатывать деньги, кодируя простые сайты.

Опасаясь застрять на стадии аутсорсинга, она отправилась в Санкт-Петербург для продолжения обучения и поисков лучшей работы.

«В какой-то момент я была единственной женщиной-программистом в нашей компании, — говорит она. — Я сталкивалась с проблемами, потому что не всегда меня воспринимали всерьез. Но я осталась и в итоге зарабатываю на треть больше, чем раньше».

Несмотря на то, что Россия многое в этой сфере делает правильно, до полного равноправия полов здесь еще далеко. Но здесь умеют еще в детстве увлечь девочек математикой и разбудить их воображение.

«А в тех странах, где девочек еще не привлекают эти предметы, хорошо было бы добавлять в школьные программы творческую составляющую и возможность реального применения полученных знаний. А также объяснять ученицам реальную связь между этими предметами и возможностями будущей карьеры», — заключает Джулиан Ламбертин.

Источник материала
Материал: Кэролайн Буллок, корреспондент Би-би-си
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Знание не занимает много места.
Сортировать по:   новые | старые
Ванёк26
Ванёк26

У меня женщины вокруг — изобретатели и ученые. А я так, инженер-середнячок.

wpDiscuz