“Русский рок” как музыка быдла

На самом деле ничего удивительного в этом нет, ибо дьявол, как обычно, кроется в деталях: «рок — это про бунт», а не «рокеры про бунт». Рокеры все же куда чаще про тупых гогнарей. Более того, содержимое лавки старьевщика в лице всех этих Самойловых с Кинчевыми к року никакого отношения не имеет, по меньшей мере, последние лет двадцать.

Много ли рокеры той эпохи за эти два десятилетия написали выдающихся песен? Я не могу назвать ни одной, если, конечно же, кто-то не считает всякие «дедушка по городу шагает босиком» рок-музыкой. Все их хиты остались «в комнате с белым потолком» питерской хрущевки 90-х. Без права на надежду! И слушает сегодня их исключительно возрастное ностальгирующее население.

Невозможно себе представить современного школьника, который бы сходил с ума по «Агате Кристи». Полагаю, что концерт какого-нибудь «Чайфа» в наши дни больше напоминает поминки в доме престарелых, нежели рок-н-рольный задор. Где не трусики на сцену летят, но вставные челюсти, обгаженные старческим недержанием панталоны и пузырьки корвалола.

Русский рок со всей своей уникальностью, смыслом, задором и бунтарством фактически умер ровно в тот день, когда умер и Советский Союз. А с ним умерла и идея противостояния Советскому Союзу, из разлагающегося трупа которой родилась идея новая, не романтическая, а сугубо мещанская — зарабатывать бабло. Все, что было дальше — сплошная какая-то «тулула», и лишь единицы смогли продержаться до конца 90-х, а там и они сдохли.

В этом плане Цой погиб очень своевременно: если кто-то думает, как много прекрасных песен он мог бы еще написать, если б не злая превратность судьбы, я вас успокою: ничего интересного он больше не написал бы, как и вся остальная тусовка. Вместе с СССР ушла и сама идея.

Перелом в русском роке произошел приблизительно в 1993 году, что видно даже по молниеносному изменению стиля всех рок-групп первой волны. Если ДО Егор Летов голосом затравленного анархиста ревел про тифозные бараки черепных коробок, то ПОСЛЕ было сплошь унылое нытье, и ни одного хита с тех пор он так и не написал. Фанаты ГО, конечно же, на это возразят, для них священно решительно все, что вышло из под пера гуру. Однако же ярчайшим показателем является тот факт, что ассортимент воспроизводимых где бы то ни было сегодня песен ГО ограничен сплошь репертуаром 85-93 годов.

То же самое можно сказать и про гр. «Сектор Газа»: до 93 года это был очень жесткий агрессивный рок, выражавшийся в степенях от крайнего презрения сформировавшейся системе, вроде «я кланяюсь начальнику, ведь он второй отец» или «а кто пашет за станками — истинный дурак» до трудностей выживания в постсоветской России. После — убогая синтезаторная попсня с заезженными шуточками про тещу.

Эта агрессивность выражалась и в звуке: сколь жесткое гитарное рубилово было в альбоме «Колхозный панк», столь жалким гитарным дристаловом под примитивнейшие синтезаторные аранжировки, сляпанные за день на коленке, оно сменилось к альбому «Танцы после порева». Деградация налицо. Это было следствием перехода от рока к попсе, которую рокеры еще вчера так сильно ненавидели.

Рокеров, в наши дни вставших на путь оголтелой попсятины, можно разделить на две категории: тех, кто познал его через религиозный фанатизм, и тех, кто постиг дзен житейско-старческой мудрости. Сначала поговорим о первой категории.

В США есть такое явление, как «клуб 27». Согласно легенде, при достижении этого возраста (плюс минус пара лет) у рок-звезды стремительно возрастает риск смерти. Выборка действительно поражает: в 27 лет умерли Хендрикс, Моррисон, Кобейн и т.д. Этот закон применим и для российских рок-звезд той эпохи: Башлачев и Чумычкин умерли в 27, Цой — в 28 и т.д. В среднем взрыв смертности в кругу рок-звезд (именно той волны) приходится на 26–30 лет с пиком на 27–28, однако же при детальном рассмотрении ничего мистического в этом нету.

Рок-звезда той поры — фигура обычно мнительная, утонченная, свободолюбивая и очень чувственно пропускающая через себя переживания, что и позволяет ей столь остро сублимировать в творчество. Пика популярности она в среднем достигает к 25 годам, а вместе с тем получает и первые серьезные проблемы. Поскольку рок-звезда — вчерашний дворовый пацан, неискушенный в вопросах жизни, то он, как правило, неспособен фильтровать свое окружение. Поскольку он мягкотелый расзвиздяй, то он никому не способен сказать «нет». Как итог, на популярную личность слетается уйма проходимцев самого разного калибра, и если учесть то, что рок вырастает из маргинально-подвальных кругов, то и окружение формируется соответствующее.

До кучи от внезапно приваливших ништяков крышу рок-звезды сносит окончательно, после чего вся жизнь превращается в беспросветный алко-нарко-трип со всеми вытекающими отсюда последствиями: не зная ни в чем меры и не умея никому отказывать, вчерашний простой пацан начинает потреблять, как не в себя, все сомнительные прелести жизни. И все, к чему сводится его жизнь, по меньшей мере, на ближайшие лет пять — бесконечное бухалово, ширялово и трахолово.

В итоге и без того специфичные люди “не от мира сего” допиваются до такой степени, что начинают откровенно шизеть. Лучшая композиция Федора Чистякова отнюдь не «Человек и кошка», лучшую композицию он исполнил, когда, удолбавшись галлюциногенами, принял за ведьму из ада свою сожительницу и, решив избавить мир от ее черной ауры, зарезал во время прогулки ножом. Вот уж поистине «Доктор едет-едет сквозь снежную равнину…».

Читал как-то историю «Гражданской обороны» — это, конечно же, пик коллективной шизы: то кто-то у кого-то в шкафу сидел часами, то еще что-то подобное. Крыло чуваков не по-детски. Многие упивались так, что погибали, захлебнувшись рвотными массами (Сергей Фишев, в более позднее время — Егор Летов), дохли прямо в наркопритонах со шприцом в заднице, ибо у них отказывала печень (Юра Хой).

Ну и, конечно же, зачастую, будучи личностями, не вписавшимися в наш суровый мир, обладали суицидальными наклонностями, которые состояние измененного сознания лишь подстегивало. Летали из окон рок-звезды СССР с частотой и свистом пуль над окопами Донбасса. Некоторые умудрялись даже креативить в этом направлении — как тут не вспомнить классику: «Весенний дождик поливал гастроном — музыкант Селиванов удавился ремнем».

Вот вам эпичнейшее видео наших дней, на котором была опознана… Ирина Линник, королева Ленинградского рока 80-х. Та самая Линник, которую любил Башлачев и не добил ножом Чистяков:

Ну, какой был рок, такие и королевы.

Естественно — при таком образе жизни немалая часть рокеров подыхала, не дожив до тридцати и пополнив своими именами «Клуб 27». Таким образом, в весьма ограниченный период времени передохла чуть ли не половина всей рок-тусовки. Майк Науменко, по рассказам, пил столько, что во время гастролей «Зоопарка» стопорилась работа аптек, больниц и советского автопрома: все спиртосожержащее намертво оседало в кованом советской жизнью желудке этого человека. Виктор Цой даже посвятил ему стихи: «Травка зеленеет, солнышко блестит, около «Сайгона» пьяный Майк лежит». Так пил, что к 30 годам умудрился словить инсульт, лишившись работы одной руки, а потом упал и проломил себе череп, на чем славная рок-карьера и подошла к своему логичному завершению.

Андрей Панов в этом плане мало чем отличался, о чем даже скажет его прозвище «Свинья». В итоге допился до перитонита и составил компанию Майку. Говорят, что легендарный «Ленин-гриб» Сергея Курехина — не просто художественный вымысел, а прочувствованный и выстраданный шедевр по итогу соответствующих экспериментов. Анатолий Крупнов переширял все, что можно было переширять, создав в России дефицит стирального порошка, инсулина и глазных капель. Как итог— инфаркт в тридцать с гаком.

А если мы будем рассматривать не только рок-звезд, но и рядовых музыкантов, у них играющих, то картина окажется совсем уж мрачной. Например, из концертного состава гр. «Сектор газа» 94-2000 годов уже давным-давно в живых не осталось вообще никого: один насинячился и попал под суровую воронежскую машину, другой насинячился и замерз в суровом воронежском сугробе, лишь третий очень гармонично вписался в российское общество — превратился от пьянки в ничего не соображающего и неподвижного овоща. Впрочем, потом тоже помер.

В этом плане показательно интервью с Сергеем Тупикиным, опубликованное в книге «Эпитафия рок-раздолбаю» 2001 года:

С легендарным басистом «Сектора Гaзa» мы встретились на лавочке у его дома. Начало разговора было нестандартным:

— Я – тёмный алкаш… Алкоголик. Тебя это не смущает?

Я отрицательно покачал головой.

— Ну тогда налей выпить… А что ты вообще хочешь узнать? Налей выпить…

В грязном павильоне на троллейбусной остановке нам налили по сто граммов в пластиковые стаканчики (б/у). В качестве закуски Тупикин попросил стакан томатного сока и кусочек хлеба. Мы выпили. Сели на лавочку и закурили.

– Ну, а что ты хочешь узнать? Вообще? Ты знаешь, я ведь тёмный алкаш. Тебе рассказывали?.. В смысле, без выстебонов без этих… Слушай, налей выпить… Как мы познакомились? Был, короче, концерт в ДК Ленина… А я Хоя видел еще раньше… Я же раньше играл с этой, как ее… С Ольгой Зарубиной с группой “Вагон номер 26”. А что? Нормальные бабки — 10–20 концертов в месяц. Вот, короче, в ДК Ленина у Хоя был концерт. И он там бегал. Бегал, бегал… У него, короче, гитариста не было, понял? А я сижу такой обдолбанный и к нему подхожу — слышь, Юрец, давай типа я сыграю. А Юрка меня, значит, спрашивает — а ты сможешь? Ну, я отвечаю, не знаю, блин, попробую. Короче, сыграли мы, сыграли мы этот концерт. А потом Юрик мне и говорит — поехали в Череповец. В Череповец на родину Башлачева. Это был 88 год. Ну, мы и поехали. Как приехали, как выступили — ни хрена не помню. Всю дорогу бухали, в Москве бухали, там в Череповце бухали. Бухали без роздыху, бухали и еще раз бухали…

Знаешь, я ничего не прибрел за время работы в «Секторе». Ни хрена. Всё, что у меня есть — телевизор, магнитофон бобинный, сейчас, блин, не работает, две гитары, колонки с усилителем — все это я приобрел до «Сектора». А в «Секторе» мы пропили все до копья. Все деньги пропивали нахрен. Вот помню был случай. Короче, отдыхали мы в какой-то гостинице. Люксовой. Уже не помню в какой… Ну, мы сели в номере Юрки, сидим, выпиваем. И я пошел в туалет. Возвращаюсь, а на моем месте уже сидит проститутка какая-то. Ну, не проститутка, а это — девки… Шлюхи из какой-то парикмахерской, из хренакерской, горничные, хрен их поймешь, короче. Ну, я этой проститутке говорю: блин, ты на моем месте сидишь! А она — да пошел ты! Я и говорю — пошла отсюда, ты мне тут на хрен не нужна! А она взяла меня и ударила по лицу. Тогда я взял стакан водки и вылил ей на физиономию. Беру второй стакан… Тут Юра взорвался и мне говорит: «Ты что, блин, делаешь?» А я ему — «да пошел ты!» И он мне хотел в пятак врезать, но не стал… Просто я хочу сказать, что тогда мы допивались до полной отключки мозгов. Блин, целыми днями в ж@пу пьяные ходили, выступали как-то…

Русский рок — это та самая история, когда ученик превзошел учителя. В данном случае — западного учителя, которому так отчаянно подражали русские рокеры. Лозунг «секс — наркотики — рок-н-рол», наложившись на русский быт и будучи без остатка поглощенным разверзнувшимся лоно широкой русской души, выродился в нечто совсем уж маргинальное. Все-таки Кобейн, Аллин и Сид Вишес не являлись системным явлением. Чаще западные иконы умудрялись сохранять человеческое обличие, все эти металлики, креаторы, антраксы, зеппелины, осборны, имея некие системы сдержек и противовесов, доживали до глубокой старости. Российские же, как один, полегли на поле нещадного алкогольного боя, в какой-то момент в обоссанных портках оказавшись на дне самого глубокого ленинградского оврага.

Среди прочих на дне этого оврага возлегали и балансирующие на грани жизни и смерти Бутусов с Кинчевым. И тут-то в их сердца постучала спасительная религия.

К удивлению многих, православие является одним из наиболее эффективных средств реабилитации наркозависимости. Желающие могут загуглить по запросам «православие наркозависимость реабилитация». В этом свете неудивительно, что реабилитационный центр при Храме — явление распространенное. Работает это по простому принципу: «Извольте лечить подобное подобным» и «клин клином вышибают». Самый надежный способ излечиться от зависимости — заменить ее другой, менее пагубной зависимостью. Недаром же при бросании курить на смену сигаретам часто приходят семечки или обжорство.

Наркозависимость — явление более серьезное, требующее особого подхода. Семечками тут не обойтись, религия же — идеальный инструмент. Я знал в Питере одного торчка, который в юные годы стал религиозным фанатиком, пройдя именно этот путь. Помните главного православного активиста России еще до того, как это стало мэйнстримом — Дмитрия Энтео? Он тоже был пробитым торчком и встал на путь религиозного экстремизма именно через реабилитационные центры. Так религия и для многих российских рок-звезд стала той соломинкой, через которую на дно канавы в их легкие поступал спасительный кислород.

В какой-то момент удолбанный в хлам Бутусов со шприцом в запястье, мухомором подмышкой, бутылкой в кармане и отборным чуйским косяком в зубах был обнаружен на дне сточной канавы Петербурга отряхивающим с себя несвежий голубиный помет и орущим в туман между делом «видно, кто-то решил, что зима, и покрыл меня мелом!». Обнаружила его будущая жена Анжелика Эстоева. Она незадачливую звезду отмыла, отстирала с портков круги алкогольной нетерпимости и решила слепить из него человека.

Да, не всегда бабы тянули рок-звезд на дно, как Башлачева, Чистякова, Хоя и т.д. Нередко они как раз выполняли функционал настоящего ангела-хранителя.

Выражение «за каждым великим мужчиной стоит женщина» отчасти правдиво. Многие рокеры не просто выживали, но и становились звездами благодаря своим пробивным женам. Например, Паук. Как вы думаете, благодаря чему эта пьянь, рвань и ср@нь умудрилась достигнуть такого грандиозного успеха в 90-е? У него были свои телешоу на ТВ и радио, свои рок-магазины, он владел «Корпорацией тяжелого рока», которая привозила в Россию множество зарубежных рок-звезд, организовывала половину концертов рок-групп в Москве (в т.ч. и для Арии) и тьму фестивалей, таких как «Рок против наркотиков». Да и «Коррозия» тогда была самой популярной хэви-металл группой России. Сам же Паук буквально не вылезал из телеэфиров.

На самом деле ни к чему вышеперечисленному Паук не имеет никакого отношения: решительно всем руководила его чертовски пробивная и властная жена Жанна, пока он пьяный перекрикивался с Бутусовым из соседней канавы. Именно она все организовывала, лоббировала и, подобно строгой мамке, водила Паука за ручку на конференции. Если бы не она, Паук так бы и остался бухающим в подвале хиппарем. Аналогичный функционал выполняла сестра Паука – Наталья. Как только Наталья повесилась, а Жанна подала на развод, вся империя Паука в один день рухнула, все телешоу и магазины закрылись, «Коррозия» переместилась со стадионов туда, где ей самое место — в пропахшие распаренным натоптышем пенсионера подвалы, а Паук спился окончательно.

Такой властной женой стала и Эстоева, которая вывела Бутусова из запоев и наркотических трипов путем безобъемного всевластия. Как оказалось, без жесткой авторитарной руки российская рок-тряпка существовать попросту неспособна. Чтобы окончательно отбить у мужа пагубные пристрастия, она привела его за ручку в церковь. Реабилитация прошла успешно, наркотик духовный выдавил наркотик физический, с тех пор Бутусов исключительный раб своей госпожи, лишь изредка что-то попискивающий из-под ее стального каблука.

В то же самое время по тем же самым причинам путь трансформации от опиума плантационного к опиуму народному проходил Кинчев, только без участия властной жены. Так в рок-среде зародилась мода на православие. Как и Бутусов, к 30-ти годам на социальном дне оказался и Сергей Высокосов «Боров», но его тоже спасло православие — сегодня он играет какой-то убогий православный металл про батюшек и поле ратное.

Поскольку рок-звезда — бесхарактерная тряпка, не знающая ни в чем меры, то, естественно, из любой своей зависимости она делала настоящий культ. Так что неудивительно, что все они не просто принимали православие, а становились именно религиозными фанатиками. Бутусов на этой почве превратился в настоящего овоща: последние 20 лет живет в Пушкине отшельником, а единственное что делает хорошо и с полной самоотдачей — молится, постится да расшибает лоб в непрерывном молитвенном экстазе. Кинчев же натянул майку «Православие или смерть» да отличненько так долбанулся на числе зверя, в поисках которого с тех пор и блуждает по нигилистическим питерским подворотням.

Таким образом, обретение православия со всем его «смирением» спасло их жизни, хотя… спасло ли? Один стал овощем, второй долбанулся… По-моему, это та же самая смерть.

На поверку под личиной непримиримого бунтаря скрывалась жалкая рабская душонка в худшем значении этого слова; как выяснилось, российский рок-бунтарь оказался совершенно неспособен управлять своей жизнью, во главе его алтаря располагалась не свобода, а авторитарное идолопоклонничество — наркотикам, алкоголю, православию и, конечно же, власти. К исламистам Кавказа никаких вопросов нет: они нищие, обиженные миром, неграмотные — было бы странно, если бы они не становились религиозными фанатиками. Но у нас совершенно другая история: хваленое советское образование, не менее хваленая культура достоевских с чеховыми, талант, слава, деньги — всему этому можно было найти грандиозную по масштабам реализацию. Но, имея такие ништяки, они выбрали путь невежественного раболепия. Человек при столь мощном культурно-экономическом стартовом капитале, собственноручно выбирающий рабство, достоин исключительного презрения.

Впрочем, часть рокеров смогла пережить наркотический кризис своими силами, после чего вышла на достойный коммерческий уровень. В этот-то момент наружу и полезли потребительские инстинкты в наиболее уродливых своих формах. Все выжившие группы превратились в банки с ядовитыми пауками, которые не смогли поделить гонорары и перегрызли друг друга. На фоне дележки денег составы менялись со скоростью медицинских перчаток сельского акушера, подходя к единому знаменателю в лице вокалиста, набравшего себе копеечных лабухов, для которых он стал священный отцом нации, ведущим паству своего коллектива в светлое музыкальное будущее.

В рамках российской группы из-за дележки денег не могли ужиться даже братья, отчаянно кидая друг друга, — например, братья Самойловы, разошедшиеся именно по коммерческим вопросам, и еще много лет позднее утопающие в судебных тяжбах. В России невозможно представить себе рок-группу, состав которой за историю своего существования не перетрясся с ног до головы — так что модель, при которой Хэммет, Ульрих и Хэтфилд 40 лет подряд играют рука об руку, а в составе «Раммштайна» за 30 лет не поменялось вообще ни одного участника, в России выглядит откровенно фантастично.

До кучи музыкальная рок-группа превратилась в ту самую тоталитарную систему, против которой еще вчера так яростно выступала; систему, где не могло быть даже речи о каком-либо равенстве. Российская рок-группа стала тоталитарным государством в миниатюре с культом личности ее лидера и существованием исключительно его мнения. Всяк, о правах вещающий, идет молниеносно нахрен.

Так новое время показало, что в России не существовало ни одной рок-группы, существовали лишь неотразимые барды, выступавшие на фоне звуков, издававшихся какими-то трехкопеечными ничтожествами, недостойными даже упоминания вскользь. Никто и никогда (кроме узкой прослойки фанов) не знал музыкантов, игравших в рок-группах, все сжирало эго вокалистов, строго следивших за тем, чтобы кто-то, не приведи господь, не поднялся в вопросах популярности выше голенища его сапога, перебив лучи славы.

Ситуация с абсолютно равными партнерами по коллективу, как в случае, например, с группой «Раммштайн», для российского рока оказалась в принципе неприемлемой. Потому что в России нет рок-групп, в России есть лишь барды, которым подыгрывают какие-то лабухи.

Ни о каком равенстве в российском роке не могло быть даже речи, и в особенности это правило распространялось на барабанщика. Имя барабанщиков металлики, раммштайна, «Дип перпл», “Битлз” и т.д. знают все так же хорошо, как и имя вокалистов. Поразительно, но барабанщик в западной рок-группе очень часто является полноправным партнером, у него даже интервью берут не реже, чем у вокалиста, представляете себе? А теперь назовите мне хотя бы одного известного барабанщика за всю историю русского рока. Я вот вам не назову ни одного. Потому что барабанщик в русском роке — презренная вошь, которая должна быть благодарна вокалисту за то, что он наградил его правом немножечко постучать в такт неподражаемым стихам!

Не смогла сохраниться в оригинальном составе даже «Ария». Что немаловажно, большую популярность «Ария» приобрела лишь ближе к началу нулевых, до этого являвшись преимущественно клубной группой, дававшей по 3-4 концерта в месяц. Например, с 1990 по 1995 год «Ария» постоянно выступала на разогревах у… «Коррозии металла», а также — у приезжих западных металлистов. Т.е. влекла весьма небогатое существование. На полноценный стадионный уровень с соответствующими гонорарами она вышла году к 2000, а уже через два года все участники группы жестко расплевались друг с другом и разделились на две группы. Надолго в коллективе не задержался и новый вокалист — Беркут.

Я могу вспомнить лишь одну группу, просуществовавшую десятилетия в оригинальном составе, — «Чайф». Впрочем, лучше бы она развалилась еще на зачатках своего музыкального становления.

Видите? Если вдуматься, склонность российского общества к авторитарной системе управления проявляется даже в таких незначительных деталях. Это проявляется и на практике: я неоднократно слышал о том, что Шнуров, Летов, Паук и прочие — страшнейшие диктаторы, которым мог бы позавидовать сам Сталин. Ну, а те, кто не были диктаторами, сдохли в свои 27.

Память о прошлом — это не плохо. Плохо, когда это единственный и безальтернативный эталон, отклонение от которого считается, как и в любом культе, осквернением божественного. Для рок-музыки, которая с 60-х годов основывается на постоянном развитии и трансформации, такой подход непременно ведет к гниению. Иногда даже кажется, что русскому року очень нужно, чтобы кто-то в его составе обязательно умер. Подумайте, к какой идиллической картине привела, например, смерть Михаила Горшенева. Её результат до сих пор вылезает на поверхность ПРАЗДНИЧНЫМИ концертами Князева и «Кукрыниксов», специальными программами и судебными спорами за музыкальное наследство, которое фанаты с радостью зачислили в сокровищницу тех самых культов.

Но дело не только в умерших. Прошлым живет вообще все, что происходит внутри системы. Именно поэтому братья Самойловы судятся друг с другом дольше, чем существует независимость Косово, и лепят на афиши фразу «хиты “Агаты Кристи”», а Сергей Бобунец полжизни проездил с «Прощальными концертами». По сей день вся Россия залеплена афишами «Сектор Газа» — группы не сущестует больше 20 лет, а концерты она дает по сей день. Говорят, что ребята столь ошизели в маниакальной рубке бабла, что там на сцене выступает… настоящая голограмма Хоя.

Вообще мне кажется, что понятия «голограмма» и «теща моя — злая свинья» несколько не сочетаются ввиду принадлежности к разным эпохам. Долбанутые даже голограмму Цоя умудрились сделать, и теперь гоняют с ней по городам и весям концертными чёсами. Но суть не в том, что на лохах рубят бабло. Суть в том, что пипл уже несколько десятилетий ходит на эти бесчисленные памятные концерты, чтобы посмотреть, как кривые проекции мертвых Цоя и Хоя якобы поют песни. Это мне уже напоминает совершенно откровенную шизу.

Во-первых, само по себе слушать «Сектор Газа» в 2023 году — это приговор умственному развитию. Но желать еще позырить на голограмму и платить за это деньги — это уже не модный и не социальный, а медицинский приговор!

А знаете, сколько концертов памяти Кобейна за все время прошло в США? Ноль. Вы удивитесь — даже голограмму его не придумали. А сейчас я прямо добью вас: оставшиеся музыканты Нирваны не дали ни одного концерта под раскрученным брендом со слоганами «Старые хиты “Агаты Кристи”… простите, “Нирваны”». Группа Квин, хоть и осталась, но также не додумалась возить с собой голограмму Меркьюри. Неудивительно, что мракобесие с голограммами так хорошо прижилось либо в стране, где Ленин в мавзолее лежит, либо среди негров всяких (Тупак).

Тут еще немаловажно добавить, что 90% русского рока — это даже не г@внарство, это роком не является в принципе. Взять того же Шахрина и «Чайф». Рока там нет даже на визуальном уровне. Шахрин похож на кого угодно — на надутую велосипедным шлангом жабу, на переживающего кризис среднего возраста работника отдела кадров консалтинговой компании, но только не на рокера. Я не знаю, что такое «Чайф», — вероятно, какое-то специфичное уральское кантри.

Брутальность — это вообще не про русский рок. Был у нас один персонаж, который пытался скопировать брутальный типаж западной рок-звезды. Пауком звали. Получилось, как в старом анекдоте: будто под елкой наср@ли. Да и как он скопирует брутальный образ, если ему жена до развода хлебушек разжёвывала да в сахарные уста сплевывала, чтобы сереженька не поперхнулся ненароком? Жена ушла, а привычка сосать сисю осталась — он ее на бутылку и заменил.

Ко второй половине 90-х вспыхнула вторая волна русского рока, и если первая волна хотя бы на начальных этапах до 93 года местами что-то могла, то вторая являла собой совсем уж кромешный беспросветный пипец, суть которого емко уместилась в одной лишь фразе: «Мой рок-н-рол — это не цель и даже не средство!». Можно было, впрочем, не пояснять, это и без того видно невооруженным взглядом.

Впрочем, пафосно именуя себя роком, ребята, очевидно, занимались самолюбованием. Сравнить это с тем, что на Западе именовалось роком, все равно что объединить китайский фарфор и урюпинский унитаз в одну категорию «керамические изделия». Слово «rock» к новой волне русского рока не подходило в той же мере, в которой ему не подходило и слово «roll». В лучшем случае — «and». Так что я бы сказал, что все, кто играл эту музыку после 93-го, — эндеры.

Философия волны эндеров заключалась в полном упадничестве и инфантильности, сопровождаемых такой же депрессивной гогномузыкой, напоминающей кружку мочеподобного пива, в которую побросали слюнявые окурки. Эндеры — это не про задор, не про протест, это про кухонное смирение, глушение проблем алкоголем, самоедство и опускание рук. «Вечно молодой, вечно пьяный» — звучало заунывное нытье из радиоприемников. «Да!», грустно опустив глаза, соглашался русский рок-обоср@нец и продолжал топить свои проблемы в литрах алкоголя.

Чтобы в одно рыло топить их было не так скучно, для него позднее придумают фестиваль «НАШЕствие», где он мог встретиться с себе подобными и радостно изваляться в гогне.

«НАШЕствие» — верный показатель того, что рок-культура в России так и не выросла, а робкие ростки начала 90-х были загублены ядовитым содержимым выплеснутых на них рвотных масс. Спирин, вокалист «Тараканов!», по приезду с первых германских гастролей в восторге рассказывал: «Я теперь знаю, что такое настоящий клуб. Там даже в самом завалящем городишке в панк-клубах такая атмосфера, такой угар, какого я и представить себе не мог. Словами этого не передать. У нас нигде и ничто даже рядом не лежало». Т.е. на Западе даже убогие в общем-то рок-клубы были на порядок выше, чем “главный рок-фестиваль России” «НАШЕствие».

Продолжение следует…

Материал: https://hueviebin1.livejournal.com/508250.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

17 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее
для  Proper
8 месяцев назад

Биограф его жены
Авторитетнеший источник, обнаруженный в нужное время, и все совпадения случайны.

Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
для  Небритое прямоходящее
8 месяцев назад

… отражением собственной души писателя

И ещё связи с потусторонним миром))

ironback
ironback
8 месяцев назад

Так может всё дело в том, что наш рок глубоко вторичен? Или даже третичен, этакая подделка копии. Виктор Рыбин (говорят, пропивший со своей группой собственную студию звукозаписи)) в одном интервью тоже сказал, что никакого русского рока не существует. Есть какая-то наша местная смесь шансона с авторской песней. Выкидыш Груши.)))

Владимир
Владимир
для  ironback
8 месяцев назад

Не знаю о чем поют буржуйские рокмэны, не силён в оккупационном, но музычка у них на уровне. В целом. Видимо потому что всевозможных групп всевозможных стилей тупо больше. Есть из чего выбрать за долгие годы творчества той или иной группы.
Хотя откровенного шлака тоже в избытке.

Из т.н. русского рока частично заходили Кино и С.Г. Настроение и мысли были такие, творчество находило отклик в мозгу)

ironback
ironback
для  Владимир
8 месяцев назад

Так и не стал чьим-то фанатом. Кого не слушал, одна-две, в лучшем случае четыре-пять композиций.

Владимир
Владимир
для  ironback
8 месяцев назад

В принципе не муз.фанат)
Аналогично. Редко альбом заходил целиком. Например ранний Юрай Хип.
Прямо четко.
Недавно “поторчал” на австралийской группе Airbourne.
Опять не же не сплошняком, но в разных альбомах есть забойные композиции)

Hmm4
Hmm4
для  ironback
8 месяцев назад

Любая музыка глубоко вторична. Лет триста – так точно.
Последняя революция была, дай бог памяти, в 11 веке – изобретение полифонической музыки.

ironback
ironback
для  Hmm4
8 месяцев назад

Ага, а нот всего семь, то есть количество комбинаций конечно.))

kaktuz
kaktuz
8 месяцев назад

Злая статейка , афта , видать с перепоя вспомнил как его пьяный папашка , ему испанский галстук натянул , чтобы тот струмент не мучил , и не мешал корешам культурно отдыхать.
Аффтырь , измазав дерьмом себя отойди в сторонку , просохни. Не пачкай вокруг себя…, а то опять всё хреново , даже мьюзика свово нет. Весь мьюзик на западе остался , ПуГалкины с макаркой послднее вывезли.

Валерий Д
Валерий Д
для  kaktuz
8 месяцев назад

..вашу молодость обидели? Но это было,и нет никого русского рока,это факт.

kaktuz
kaktuz
для  Валерий Д
8 месяцев назад

За@#$тся обижать , Валерон. Но твой прогиб под аффтыря , им , будет засчитан.

Валерий Д
Валерий Д
для  kaktuz
8 месяцев назад

.. причем тут прогиб?) Пинк Флойд и через сто лет будут слушать,а о наших “рокерах” кто что вспомнят?)
Мелькнёт разве Пикник с Агатой)

Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
для  kaktuz
8 месяцев назад

А вывозить то нечего, они сами сдруснули продавать там то, что тут уже считают за дерьмо..
То есть повезли своё дерьмо туда вместе с собой.

ZIL.130
ZIL.130
8 месяцев назад

Даёшь “Пикник”!
Это не только рок.
И кстате — молодёжь на их концертах сейчас вполне в количествах.
Такшта — играй моя шарманка, играй.

Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα Zಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
для  ZIL.130
8 месяцев назад

Шарманка, или всё же баян? Вот в чём вопьёзс.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.