Идея мировой революции теперь названа глобализацией

Как теперь стало понятно, марксова идея «мировой революции» подверглась ребрендингу, и теперь называется глобализацией.

Дело в том, что идея мировой революции пролетариата оказалась завиральной глупостью. Мало того, что она физически является неподъемной, так еще и исходила из ошибочных предпосылок классовой борьбы персонифицированного вида. Большевики-теоретики не понимали, да и сейчас, похоже, не понимают, что социальное неравенство – объективное свойство любого замкнутого социума, а не следствие наличия в нем «антагонистических классов». Ленину и Троцкому казалось, что достаточно отпилить и расстрелять северный полюс у магнита, и у тебя останется кювета с чистым источником коммунистической любви. И уже начали обобществлять комсомолок, готовить инкубаторы для выращивания будущих бойцов за счастье всех угнетенных — но что-то пошло не так.

Какое-то понимание, что природа неравенства значительно сложнее, стало приходить только в 20-е годы со смертью одного и принудительным удалением другого поджигателя мировой революции. Начали понемногу настраивать механизм перераспределения прибавочного (тогда еще отсутствующего) продукта, исходя из нового социального понимания государства. С завершением революционного угара стало очевидным удручающее положение Советской России в мире: революция родила недоношенного и с виду нежизнеспособного ребенка. И это при том, что прежняя царская Россия также всё сильнее отставала от крупнейших мировых держав.

Короче говоря, вместо завоевания всего мира встала задача элементарного выживания с полным изменением парадигмы развития, причем в кратчайшие сроки. Было совершенно очевидно, что любой крупный экспедиционный корпус, обеспеченный современным вооружением и направленный в Москву, легко свергнет правительство большевиков. Это утверждение не противоречит известным фактам о присутствии экспедиционных войск США, Британии, Франции и Японии на территории бывшей Российской империи в годы Гражданской войны. У тех не было цели свержения большевиков — они ожидали естественного падения Совдепии с целью оттяпать себе кусок территории побольше, ну и попутно мародерствовали. А когда совдепия не упала — джентльмены быстренько убрались восвояси, не обращая внимания на вопли брошенных деятелей Белого движения.

По масштабам и последствиям переуклад жизни в Советской России, начатый в 20-30-е годы и завершенный в 50-70-е — не имеет аналогов в новейшей истории. Сравнить можно разве что с аналогичным подъемом в США в ХХ веке, однако за океаном могли опираться на выгоднейшие геополитические факторы, прежде всего, связанные с приватизацией результатов двух мировых войн. Сейчас уже ни для кого не является тайной, что вступление США в эти войны преследовало не столько политические, сколько стратегические экономические цели с формированием будущей инфраструктуры собственного доминирования в мире. Тот факт, что СССР в таких условиях смог обеспечить себе твердое второе место по совокупности параметров (я не буду сейчас приводить статистику по выпуску пружинных кроватей и снижению заболевания корью), является безусловным и феноменальным достижением Советской власти.

Разумеется, это стало результатом мобилизации ресурсов на ключевых направлениях, результатом планового ведения хозяйства, а также – как это сейчас не шпыняй – умелого управления кадрами и мотивацией. Можно долго спорить по поводу последнего тезиса с разными забавными советскими анекдотами и случаями из жизни, я же перейду к ключевому вопросу о стоимости этого рывка.

История многих государств, прежде всего больших растущих и находящихся на тектонических культурных разломах дает богатый материал по стоимости развития субцивилизаций. Свои калькуляции имеются у китайцев, индийцев, японцев. Есть цена немцев и англичан. Известны цены борьбы за «ирландский мир» и «армянский мир», существует и цена того, что сейчас называется «русский мир». Всегда это какая-то комбинация внешних и внутренних преодолений, индивидуальная для каждого народа или группы народов.

Ставить вопрос, много или мало заплатил народ за свою реальную независимость, неправильно. Это всегда очень много, и уплаченная цена еще ничего не гарантирует. Можно слиться на какой-то стадии, как поступили поляки и литовцы, пустив в свой дом католичество — и вот уже нет ни Великого Княжества Литовского, ни Речи Посполитой, которые когда-то претендовали на почетное звание центра славянской государственности, а сами эти страны стали объектом раздела между великими державами.

Есть и другая объективная статья затрат – плата за прогресс, за весь тот комплекс действий, приводящий к повышению технической мощи социума, но одновременно меняющий традиционный уклад жизни населения, снижая зависимость от ручного и непроизводительного труда. Этот процесс идет всегда и почти незаметен, однако в определенные периоды принимает формы социальной революции. Так было в Англии с виселицами за бродяжничество и вывозом рабов в колонии, было в Германии с утилизацией избыточного населения в междоусобных войнах. Россия к этому делу в силу значительной доли неосвоенных пространств и большей инерции развития подошла только в ХХ веке, хотя и раньше предпринимались попытки активизации внутренних экономических отношений.

Можно ли выставлять Советской власти претензии за раскрестьянивание, расказачивание, за сведение единоличных хозяйств в коллективные? Было ли при этом применено насилие и были ли ошибки и преступления? Да, конечно, были и ошибки, и преступления, и совершалось это достаточно часто насильственным путем. Можно было это сделать гуманнее? Да, скорее всего. Можно это было сделать ненасильственным путем? Очень вряд ли. Опыт реформ в Российской империи не дает положительного ответа, все попытки захлебнулись, а положение крестьян сделало их наиболее нетерпимой частью населения. Предъявляя претензии Советской власти за коллективизацию, нужно помнить то, какую цену за аналогичные реформы платились в других странах, и ответить себе на вопрос, а было ли это благом? Хочу ли я вернуться к лучине, коняжке и неизбывным русским просторам? Так вот, рассудив все это для себя лично, я не могу предъявить претензий Советской власти за коллективизацию, хотя оба моих корня из крестьян. Эта реформа была объективной, давно назревшей — и оттягивать ее дальше было нельзя. Хотя, еще раз повторю, по технике исполнения может быть множество вопросов.

Куда более очевидны доктринальные провалы РСДРП-ВКП(б)-КПСС. На мой взгляд, в основу положена совершенно ошибочная классовая стратификация общественного устройства, дающая упрощенное понимание сложных социальных процессов. Эта ошибка в дальнейшем и привела к разрушению модели СССР: упрощенчество достаточно хорошо работало в первой фазе советского проекта, когда государство опиралось на тот самый репрессивный аппарат, но когда потребовалось отойти от понуждения и выработать более тонкие механизмы управления социумом, система рухнула, не сумев даже выработать механизмы передачи власти от вождей, «беззаветно преданных делу Ленина», к управленцам «развитого социализма», не говоря уже о том, чтобы предложить действенные ориентиры идеологии.

Другими словами, большевики показали себя прекрасными тактиками в борьбе за власть и в мобилизации страны, но абсолютно бездарными теоретиками, так и не понявшими природы мира, который они пытались переделать, при этом их материальные достижения вряд ли в ближайшее время будут кем-нибудь превзойдены.

Материал: http://seann.livejournal.com/3990592.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.