Как из демшизы готовят террористов

Вот что об это рассказывает Анатолий Шарий в своём Телеграме (ссылается на материалы “Фонтанка.Ру”):

Дарья Трепова (которая взорвала Владлена Татарского в Питере) сошлась с неким активистом Навального. Девушке предложили перебраться в Киев на позицию редактора в одном из медиаресурсов. Но для этого ей надо было пройти стажировку, доказать, что она умеет бороться с российской пропагандой здесь и сейчас.

Первым заданием было прийти в книжный магазин «Листва» и познакомиться там с Владленом Татарским. После предоставить фотоотчет: Дарья и лидер патриотического звена. Выполнила, получила зачет.

Чуть после ей указали выдвинуться в Москву, где через таксиста передали «тайную вещь». По данным «Фонтанки», этот таксист и понятия не имел, что делает. Что касается самодельного взрывного устройства, то его также заказали через «телегу», расплатились, а мастер уже анонимно переправлял в нужное время, в нужные руки посредника.

Вернувшись в Петербург, Дарья удаленно получила новое задание — встреча с Татарским на Университетской набережной. Что касательно посылки, то написали: передай бюст, загни что-нибудь про героев ЧВК «Вагнер», а дальше действовать будем мы. А за всё за это ей купили авиабилет Пулково — Узбекистан, пообещав, что из Азии ее уже спокойно переправят на Украину.

Про бомбу она, по ее словам, не знала, догадывалась лишь, что это «что-то плохое». Согласно руководству, Трепова сигнализировала сообщениями свои действия, вплоть до передачи бюста. Все это время она, как известно, находилась в непосредственной близости от упаковки, куда было вмонтировано взрывное устройство. Это своего рода ее прочное алиби.

Взрывотехники, готовящие экспертизу, а эта процедура нескорая, должны подтвердить: бомбу активировали на расстоянии — в нее была зашита сим-карта.

Источник – https://t.me/ASupersharij/17660

PS. Знаете, как это называется? Это называется “концы в воду”. Если это настоящие показания Треповой – это “концы в воду”. Глухие.

Допустим, названа фамилия активиста (который уже вне России и не вернется). Это пустышка. В лучшем случае – он просто расскажет похожую историю, дескать его попросил другой активист найти девушку для киевского медиаресурса, но надежную. Единственное, что тут проверяемо – кто и каким образом заказал билет на Узбекистан.

Что такое “тайная вещь” – вот что интересно. Очевидно, эта вещь не имеет отношения к бюсту. Поскольку они получены в разное время в разных местах. Возможно, эта вещь – трекер, оформленный каким-нибудь хитрым образом, или микрофон. Впрочем, если “тайная вещь” может быть представлена в физическом виде, нам об этом не расскажут. Но если Дарья ее выкинула – сами понимаете, это тоже некий миф.

https://youtu.be/GQ_KAuLSRD0

Судя по тому, что в Москве она бюст получила, а реализовала его в Питере, между этими событиями должны быть очень сжатые временные рамки. То есть нужно искать билеты, и другие следы, буквально в течении нескольких дней, которые объединяют поездку в Москву и встречу в кафе. Если поездка в Москву состоялась за неделю или более – значит, это все гон.

На самом деле здесь временные рамки крайне важны. Ибо если бомба взрывалась по мобильному сигналу (симка), то встает вопрос времени работы устройства от батареи. А оно в нынешних смартфонах порядка 7-10 дней в режиме ожидания, потом все глохнет.

Наиболее же здесь интересен некий “мастер”, который по заказу изготавливает такие вот бюсты, и через посредников передает клиентам. Если в этом рассказе есть хоть доля правды – это очень интересный человек. Лично я мыслю так, что мастер этот может быть одним из сотрудников некоего посольства (возможно, совсем не украинского, есть такая интуиция), скорее всего из окружения военного атташе, и передает “вещи” через таксистов, когда бывает в городе. В этом случае снимается вопрос об обороте взрывчатки (могут отследить линию поставки, а тут диппочта), а также о квалификации передающего лица насчет слежки (кадровый разведчик) и контроля операции (он же).

Еще раз. Если рассказанная история правда – то получается вот такая вот петрушка.

Кроме того, у нас еще один вывод интересный выходит. И это вывод о том, что за Татарским следили. За ним следили много дней, изучали график и привычки, возможно, контролер находился в кафе рядом с самим Татарским во время встречи, уйдя чуть раньше, когда увидел, что Дарья пришла. Не только место встречи, но и точное время, и обстоятельства (работа охраны, к примеру) были известны ЗАРАНЕЕ, потому что “дальше действовать будем мы”.

Возможно, Дарья сидела и ждала, а контролер прошел в кафе, оценил обстановку, и только убедившись, что все может быть исполнено, уже вызвал ее – вот откуда её часовое опоздание на встречу.

Понятно, что сейчас этой вот системы слежки уже нет – по причине гибели Владлена. Но она была, без такой сети слежки рассыпается вся система совершения теракта в соответствии с показаниями Дарьи.

Ребята, если мы все суммируем, то у нас выходит высокопрофессиональная работа серьезной разведывательной структуры. И скорее всего – вовсе не украинской. Не потому, что украинцы неспособны на такое – а потому, что обычно такие люди маскируются и работают издалека. Я ставлю на Великобританию, Польшу, или США.

Нахождение в непосредственной близости от статуэтки вовсе не означает алиби. Тем более, что чтобы пройти к Татарскому, Дарье пришлось оставить бюст в гардеробе. Потому что охрана не пропускала. То есть какое-либо дистанционное средство, основанное на дальности от “тайной вещи” до бюста тут не годилось. Скорее всего, Дарью контролировали, снимая голосовую информацию с ее мобильного, или с “тайной вещи”, если оная тайная вещь была при Дарье. Иными словами, ход операции контролировался аудиально по микрофону. После того, как по микрофону Дарьи был установлен факт вручения бюста, было задействовано микрофонное устройство в самом бюсте. И звуковые показания сравнивались. И когда организаторы убедились, что бюст действительно находится в руках Владлена, а не дома у Дарьи или в гардеробе – тогда был отправлен рапорт наверх, получено разрешение, и осуществлен подрыв.

Таким образом, нахождение в непосредственной близости от статуэтки вовсе не означало алиби для Дарьи. Это было условием использования. Ее действия, когда она вручила статуэтку (она попыталась сесть подальше, а затем просто ушла) говорят о том, что она хотела побыстрее убежать от бюста. И делать так она могла, потому что знала о взрыве, или потому, что испугалась…

Если бы она действительно не знала о взрыве, она бы посидела со всеми, и еще раз на память сделала бы фотку с Татарским и статуэткой. Как привычную форму отчета о проделанной работе. Точнее – она бы не сделала эту фотку, потому что ее кишки намотало бы на вентилятор.

Короче. История, в принципе, правдоподобна и реализуема. Но она реализуема для очень специфических высококвалифицированных людей. Из очень специфических высококвалифицированных организаций. Это крайне дорогая и сложная операция, из серии голливудских фильмов. Как показала история Дарьи Дугиной, гораздо проще и эффективнее использовать готового агента. Который сам все сделает, и которого не надо контролировать на восемнадцати уровнях проверок. Все эти поползновения с телеграммами, посредниками, тайными вещами и прочим, сопровождающиеся редакторством медиаресурса – все это очень хорошо для кино, но крайне мало подходит для работы в реальности.

И вот сочетание реализуемой (чудовищно затратным и стремным образом) истории, с ее полной практической неприменимостью – вот это вот и навевает на мысль о фуфле…

А если Даша гонит фуфло – значит, это кому-нибудь нужно…

Она активистка ФБК. Эта бл@дская организация лицемеров и подонков, питающаяся дураками – предполагает навыки провоцирующего поведения различного плана в отношении органов и государства. Ну просто без этого в ФБК делать нечего. Идеология там на уровне – “мы тут власть, вы тут г@вно”, понимаете?

Что такое задержание, содержание под стражей и суд она знает – она это уже проходила. Осознанно проходила. За совершенные действия. Причем за заведомо антигосударственные действия. Вы не смотрите, что ей 26 лет и она “дурной ребенок” – она уже имеет партийный стаж и тюремный опыт.

Следующий момент касается другого видео, как она уходит с места взрыва. Оно есть в телеге, на Ютубе его нет. Я сейчас не нашел, но все кто интересуется – видели. Люди выходят окровавленные, бросаются друг к другу, а она стоит в сторонке некоторое время, а затем спокойным шагом уходит по улице. Почему? Потому что если бы к ней кинулись, или кто-то обратил на нее внимание, она тоже включилась бы в общий кавардак, типа она не знает ничего и не понимает. Если бы она действительно была НЕ В КУРСЕ, она или сразу бы свинтила, или сразу возилась бы со всеми. Но она вышла (заметим, чистенькой), и постояла, поконтролировала обстановку.

Затем она уехала, и сменила несколько такси. Так делают, когда уходят чисто, чтобы запутать преследование, которое еще не началось. Если тебя преследуют – менять такси бесполезно, и я бы сказал – даже вредно для здоровья. То есть смена такси говорит о попытке окончательно “анонимироваться” после того, как “чисто ушла”.

Третий момент касается “можно, я попозже расскажу?”. Ребята, человек задержан, по обвинению в тяжком преступлении, человеку светит от надцати лет до пожизненного – и он “можно попозже расскажет”? Да она сразу должна назвать фамилию, потому что это ее обеляет, это дает ей шанс на снисхождение, превращая квалификацию ее действий из “убийство” в “пребывание на месте преступления”. Это соломинка, это шанс – и за него надо хвататься… Почему Дарья не схватилась за этот шанс сразу, а попросила подождать?

Она знала, что ее арестуют, она готовилась к аресту, и она была к нему готова. Мы видим человека, который играет со следствием в кошки-мышки. И пускает следствие по ложному следу. Мы видим человека талантливого (тем особым талантом, сталкиваясь с которым в жизни, теряешь веру в человечество), который реализует свой талант.

Предположим, что все было иначе, чем она рассказывает. Предположим, что в деле фигурируют совершенно иные люди и организации. И эти люди определенным образом ведут следствие по ложному пути. Представим себе, что следствие верит, и послушно идет. И в результате получается уголовное дело, построенное без доказательств, на одной лжи и впечатлениях. И это дело предъявляется в суде, и даже завершается успешно…

Вот только потом, в конце пути, появляется какой-нибудь журналист, возможно даже Христо Грозев, который камня на камне не оставляет от доказательной базы, на Западе поднимается бум с обвинениями в том, что “ФСБ фальсифицирует процессы”, и начинается тягомотина, заканчивающаяся обменом каким-нибудь…

Вот за такой вариант – с обменом – наша клуша и может держаться зубами, как за свой шанс, и потому она не сдает всех сразу.

Материал: https://bigdrum.livejournal.com/2196238.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
mikell
mikell
1 год назад

Лет на 20 она уже наговорила, даже если никого не найдут. Знала о некой смертельной опасности предмета, принимала указания от враждебной её стране лиц, передала, отошла, скрылась, в полицию не обратилась (не раскаялась) – умысел исполнителя теракта с массовыми жертвами в общественном месте.

Henren
Henren
для  mikell
1 год назад

Верно. Причастность к убийству, совершенному общеопасным способом – само по себе преступление.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.