Высокие американские стандарты

Дорогие друзья, нас на днях спросили, что мы думаем по поводу увольнения журналиста Тимура Олевского из американского проекта “Настоящее время” за критику Алексея Навального в стриме Олега Кашина и конспирологической теории, согласно которой отец жены Навального (ныне покойный) работал до этого в спецслужбах. И уже сегодня — о публичном покаянии журналиста Олевского перед сифой из Кафтанчиково.

Если вы прочли этот абзац, дорогие друзья, на всякий случай примите душ и купите глаза, которые его не видели, а мы пока продолжим.

Нам сказали: все об этом написали, ведь получается, что американцы сами притесняют свободу слова и попирают свои же стандарты, почему мы молчим?

Очень меткий вопрос, дорогие друзья, попробуем ответить.

Во-первых, на выходных мы взяли небольшой тайм-аут, чтобы поразмыслить о по-настоящему интересном для нас, как-то: что более жутко — знать, что мы одни во вселенной или, наоборот, знать, что мы не одни во вселенной?

Или, например, если инопланетяне когда-нибудь к нам прилетят — что если у них не будет чувства юмора (в нашем, человеческом понимании)? Как мы им объясним всё, что у нас тут происходит и почему оно происходит именно так? И если у них не будет чувства юмора, не сотрут ли они нас в порошок, не дождавшись концовки?

Во-вторых, что касается журналиста Тимура Олевского, “Настоящего времени”, Кашина и теорий вокруг родственников Навального.

Внимательно следить за этой драмой — это всё равно что смотреть десятиминутное видео удаления угря из уха под песни Моргенштерна, дорогие друзья.

Всё равно, что ввести в строке поиска “гангрена Фурнье фото” (не делайте этого) и внимательно изучить все результаты выдачи, поочерёдно разворачивая каждый снимок во весь экран.

Как на экспертном уровне разбираться в том, кого облапала лысина журналиста Колпакова на корпоративе Медузи.

В системе бесполезных входящих знаний, которые мы с вами помимо нашей воли ежедневно получаем из внешнего мира, знания об отношениях внутри дружного клубка российской несистемной оппозиции и обслуживающих её интересы изданий занимают особенное место. Из них в принципе невозможно вычленить информацию, сколько-нибудь применимую в реальной жизни.

В сравнении со знаниями о связях внутри российской оппозиции, дорогие друзья, флаер с адресом новой пиццерии на “Речном вокзале” можно считать Александрийской библиотекой.

Виртуальное облако оппозиционных фамилий и реплик — и случай сифы из Кафтанчиково это прекрасно демонстрирует — вообще можно удалить из российской повестки без каких-либо последствий. И затем изредко бить этот кадавр палкой по хребту, когда он будет пытаться вползти обратно.

Кроме того, в 2020 г. невозможно с серьёзным лицом рассуждать о том, что США попрали какие-то собственные высокие стандарты чего угодно и поставили под удар свободу слова.

Чтобы испытать по этому поводу серьёзные эмоции или хотя бы лёгкую иронию, нужно напрочь забыть о пробирке Колина Пауэлла и химическом оружии в Ираке, об американских медийных трубадурочках, рассказывавших, как Россия напала на Грузию в 2008, об отравлении вышедшего в тираж перебежчика Литвиненко, о “русских” снайперах на Майдане, о русском следе в отравлении Скрипалей, о хайли лайкли русских хакерах на американских выборах, о блокировке российских изданий на зарубежных социальных платформах.

Для этого потребовалась бы очень аккуратная лоботомия.

Америка не может попрать собственные высокие стандарты, потому что их в принципе нет. И не факт, что они вообще существовали где-то вне рамок накрученной Голливудом фантазии обывателя.

В сегодняшнем мире Америка — это проворовавшийся лживый гадюшник с коллективно поехавшей кукухой. Дряхлеющий Рэмбо, натягивающий на волосатые ноги сетчатые колготки, туфли на высоком каблуке и орущий в никуда, чтобы его отныне принимали и уважали именно таким, и обязательно следовали его примеру, потому что он избранный, он лидер свободного мира и знает, как надо делать.

Ну, захотел журналист Олевский себе такого работодателя. Журналист Олевский его получил.

Инопланетянам, прилети они к нам, об этой истории мы точно ничего не расскажем.

PS. Между прочим, согласно выводам, опубликованным в докладе национальной комиссии по безопасности военной авиации США, небоевые потери с 2013 по 2020 г. составили 186 летательных аппаратов и 224 лётчика. Это в среднем 26 самолётов и 32 лётчика каждый год на протяжении последних семи лет.

То есть, с 2013 года ВВС США каждый месяц теряют 2 боевых самолёта и примерно трёх лётчиков вне боевых действий, просто в силу эффективной подготовки кадров и высокого качества производимой военной техники.

И это всё, что вам нужно знать про «великую Америку».

В России тоже боевые самолеты падают, бывает. Но не в таких же количествах.

Материал: https://t.me/orda_mordora/7775
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

1 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Ванёк26
Ванёк26
11 месяцев назад

Вкусно написано.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.