Декарбонизация убивает человечество

Мы должны помогать природе — с этим утверждением мало кто не согласится. Как это лучше сделать? Европа предлагает декарбонизацию. Но если подумать — выяснится, что декарбонизация убивает человечество.

Живая природа — растения, животные, грибы, простейшие и археи — чем их больше, тем лучше. Потому что чем меньше, тем меньше особей приходится на каждый отдельный вид и тем выше риск его вымирания. Чем их больше, тем эффективнее эволюция и тем больше голодающих индийских детей можно накормить. 

Можем ли мы увеличить объем биосферы? Легко. Организмы состоят из углерода, кислорода, водорода и микроэлементов. Последних надо не так много, кислород и водород есть в воде, значит узкое место — углерод. И действительно, при добавлении двуокиси углерода в атмосферу, растения показывают мощный дополнительный рост. 

Откуда мы можем взять этот углерод? Конечно же, сжигая уголь и нефть. 

Это здорово — сжигать уголь. В свое время он весь уже был в биосфере, но был потерян. На картинке к посту — каменноугольный лес. Древние лепидодендроны, достигая семидесяти метров в высоту, покрывали всю сушу планеты, и даже моря, произрастая на плавучих островах.

Эта тактика и стала причиной того, что современная биосфера по объему составляет едва ли половину от каменноугольной. Плавучие острова-​маты лепидодендронов попадали в шторма, тонули и, не имея способов разложиться бактериями на большой глубине, откладывались толщами, которые позже превратились в каменный уголь. 

Друзья, современная природа с карбоновой эры и до наших дней тяжело болеет анорексией. Она живёт, но живет плохо — ей нужна помощь. Вот вам картинка, которая показывает зависимость развития риса и зеленого щетинника от содержания углекислого газа в воздухе:

И эту помощь может дать человек — именно мы способны добраться до каменного угля и сжечь его, снова переведя в доступную для усвоения растениями форму. В обмен на нее мы получаем энергию и через небольшое время — избыточную биомассу для прокорма голодных негритят. Через очень небольшое. Растения за несколько десятков лет усвоят весь избыточный углерод, и не будет никакого «парникового эффекта» — просто настанет климатический оптимум, как в карбоновую эру.

Некоторые бухтят, мол много углекислого газа — человеку дышать трудно. Но вот факт — когда углекислого газа в атмосфере было много, тогда и кислорода было не 20%, а 35%, и все животные настолько хорошо себя чувствовали, что даже насекомые, которые сейчас маленькие (это связано с особенностями их дыхательных органов, нынешняя концентрация кислорода не дает им дышать), вымахивали до размеров эпических.

Как назвать того, кто препятствует сжиганию угля, то есть помощи природе? Дураком, если делает это по недоразумению. И вредителем, если делает сознательно. 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

12 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Kugelblitz !
Kugelblitz !
1 месяц назад

Как слышал в тот момент климат был на самом деле очень суров. Суша представляла собой в основном пустыню, а климат довольно холодным. Зеленый рай был сосредоточен ближе к экватору в устьях рек. А все из-за как примитивности древних растений и избытка кислорода. К тому нельзя забывать про кислород выделяемый сине-зелеными водорослями.

Palaeontolog
Palaeontolog
для  Proper
1 месяц назад

Никакого избытка углекислого газа в карбоне! Наоборот — повышенный уровень кислорода, и «обратный парниковый эффект», о чём как раз явно свидетельствуют гондванские оледенения и рост линейных размеров тела у насекомых.
А углерод с лесами массово захоранивается в отложениях в неокисленном виде, тем самым изымаясь из биосферы на 300 миллионов лет. Пока человек не начал его снова добывать и сжигая возвращать в биосферу планеты.

Palaeontolog
Palaeontolog
для  Kugelblitz !
1 месяц назад

Бурное развитие высших наземных сосудистых растений в конце девонского периода, привело к повышению уровня кислорода и «обратному парниковому эффекту» в следующем каменноугольном периоде. В результате это привело к оледенениям на южном материке Гондвана и к увеличению линейных размеров насекомых, вроде стрекозы меганевры с размахом крыльев в 70см или растительноядным диктионевридам размером примерно с голубя.
Отложения каменных углей образовались из умеренных и субтропических глоссопиериевых лесов в Гондване, но в первую очередь — из влажных экваториальных лесов Еврамерийской и Катазиатской областей Лавразии. Тут Вы совершенно правы. Но что любопытно, — экваториальные еврамерийские леса формировали во многом примитивные сосудистые растения: плауновые (лепидодендрон), членистостебельчатые (каламит) и папоротникообразные, и лишь отчасти голосеменные (кордаиты). А вот в более прохладной Гондване леса преимущественно из голосеменных — глоссопиериевых.

Ванёк26
Ванёк26
1 месяц назад

Представил комара размером с ньюфаундленда.
Может ну его?

Человек в квадрате
Человек в квадрате
для  Proper
1 месяц назад

Так это самцы. Вот самкам нужна кровь, никто не захочет огромных комаров.

Gena
Gena
для  Человек в квадрате
1 месяц назад

Самкам любых видов нужна кровь. И иногда — мозг и кошелёк Самца.

Palaeontolog
Palaeontolog
для  Человек в квадрате
1 месяц назад

Кровь нужна только самкам кровососущих видов комаров. Звонцы, толкунчики, дергунчики, коретры и прочие — все растительноядные и самки и самцы. Здоровенные комары-звонцы, которых боятся дети и зачастую называют по незнанию и от ужаса перед их размерами «малярийными», полностью растительноядны — и самцы и самки. И у них, конечно же есть хоботок)))) Им они прокалывают ткани растений, чтобы добраться до сосудов.

Palaeontolog
Palaeontolog
для  Ванёк26
1 месяц назад

Ну, комаров тогда ещё не было. Как и вообще представителей отряда двукрылых.
Самые крупные насекомые того времени и вообще всей своей истории — стрекоза меганевра с размахом крыльев 70 см, растительноядные насекомое палеодиктиоптера с размахом крыльев от 60 до 100 см. И также растительноядные диктионевриды размером с голубя.
Гигантские насекомые карбона — результат повышенного уровня кислорода в атмосфере.
Насекомые дышат трахеями — такими трубочками, которые ветвясь достигают всех органов насекомого. Никакой принудительной вентиляции трахей нет — новые порции кислорода попадают к органам только в результате диффузии. «Кровь» насекомых — гемолимфа, не способна переносить кислород. Таким образом организм насекомого лимитирован в размерах и напрямую зависит от уровня кислорода в атмосфере. Поскольку если размер тела насекомого будет больше, условно, размеров жука-голиафа, трахеи не смогут доставлять к органам насекомого кислород, ибо диффузионный газообмен имеет ограничения. А в карбоне кислорода в атмосфере было побольше — потому и насекомые смогли «подрасти» до размеров меганевры и диктионеврид.
А, карбоновая растительноядная многоножка артроплевра длиной 1,5 метрпа ещё!

Palaeontolog
Palaeontolog
1 месяц назад

Кстати да! У палеоэкологов в частности и у биологов вообще, есть подозрение, переходящее в уверенность, что биосфера стремится к максимальному задействованию и вовлечению в круговорот как можно бОльшего числа биогенов, вещества и химических элементов. Чем вся эта био-гео-химичечкая канитель и карусель больше — тем устойчивее и биосфера и геохимические циклы. И биосфера геохимические циклы как-бы стабилизирует, создавая, в том числе, и некие биохимические депо веществ и биогенов на планете.
С этих позиций, углерод ископаемых углеводородов, в первую очередь углей — это как бы «выпавший» из циклов биосферы и бесполезно захороненный неокислившийся углерод.
Добывая уголь и сжигая его, человек возвращает изъятые из «обращения» массы неокисленного углерода назад в биосферу. Вот оно — настоящее предназначение человечества, как части биосферы)))) Усиливать стабильность биосферы и вводить в её оборот, захороненные в геологических депо дополнительные биогены)
Если ещё учесть, что мы живём в коротенький интегляциал — межледниковье, между ледниковыми периодами, то сжигая и возвращая углерод обратно в биосферу, мы, может быть, хотя-бы чуть-чуть притормаживаем наступление следующего оледенения, подобного Валдайскому, Вюрмскому и т.п.)

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.