День танкиста

Сегодняшний день можно считать днем рождения и юбилеем российских бронетанковых войск. Ведь, ровно 105 лет назад, 30 июня 1919 года, армия генерала Врангеля захватила город Царицын, взломав мощные полевые укрепления, за которые этот город прозвали “красным Верденом”.

Успех штурма был обеспечен первой в русской истории массированной танковой атакой.

Перед атакующими цепями 7-й пехотной дивизии шли 17 танков 1-го танкового дивизиона Добровольческой армии: девять пулеметных “Уиппетов”, один из которых был дополнительно вооружен 37-миллиметровым орудием Гочкисса, а также — восемь пушечных “самцов” и пушечно-пулеметных “гермафродитов” Mk V. Шестнадцатью машинами управляли русские экипажи, а одной — английские инструкторы, обучившие первых российских танкистов и решившие посмотреть, как они покажут себя в бою.

Ход сражения описал в своих воспоминаниях его участник, полковник Трембовельский:

“Постепенно разгоняясь, разбрасывая мелкий сыпучий песок, танки развили максимальную скорость и неслись в пыли, как в дымовой завесе. Наконец, окруженные разрывами гранат артиллерии красных, они прошли сквозь линию передовых форпостов противника и врезались в систему укреплений главной линии обороны Царицына.

Нанося сокрушительные удары, танки, не задерживаясь, шли вперед, оставляя следовавшей за ними пехоте захватывать брошенные красными укрепления. Своим стремительным натиском, ведя прицельный огонь и поддержанные огнем артиллерии, танки прорвали оборонительное кольцо. Большевики, бросая оружие, в панике бежали, спасая свою жизнь от танков, которые казались им неуязвимыми. Белым досталась богатая добыча, брошенная спешно и в беспорядке бежавшими красноармейцами. Многие из них сдались в плен, говоря, что были насильно мобилизованы”.

Пытаясь остановить танки, красные отправили в бой бронепоезд, но один из пушечных Mk V быстро парализовал его, двумя выстрелами разбив паровоз, после чего команда бронепоезда сдалась подбежавшей белой пехоте. К вечеру в строю остался только один танк. У остальных закончилось горючее и боеприпасы, а подвезти их было невозможно, так как подступы к городу простреливались бронекатерами и вооруженными пароходами красной Волжской флотилии.

Последний сохранивший боеспособность Mk V принял участие в уличных боях, прикрывая своей броней атакующую пехоту и ведя огонь по отдельным зданиям, в которых засели наиболее стойкие защитники Царицына. Но их было немного, а основная часть гарнизона уже бежала на север, в сторону Камышина.

Неуязвимость танков в этом бою объяснялась в первую очередь тем, что в боекомплекте советских орудий не было бронебойных снарядов, а осколочно-фугасные гранаты пробивали броню только на малых дистанциях. Красным артиллеристам не хватило выдержки, чтобы под плотным пулеметным огнем подпустить танки поближе. Они прекращали стрелять и бежали, бросая орудия, когда до наползавших стальных “ромбов” оставалось 200-250 метров. Впечатление от блестящей победы танкистов смазывает лишь то, что одержана она была не в борьбе с внешними врагами, а в братоубийственной гражданской войне.

Финал денкинской эпопеи: танки Mk V, брошенные на железнодорожных платформах в Новороссийске при поспешной эвакуации белогвардейцев из города 26 марта 1920 года. В дальнейшем эти машины составили основу зарождавшихся бронесил Красной армии.

Да, я знаю ваше ехидное замечание о том, что все эти танки — вовсе не русские. Действительно, “Уиппеты” и Mk V, состоявшие на вооружении 1-го танкового дивизиона Добровольческой армии, имели английское происхождение, а русскими на них были только экипажи и опознавательные знаки.

Однако в Белой армии Юга России применялись и танки (или тяжелые полугусеничные бронеавтомобили) собственного производства, хотя и сделанные на импортных шасси. И это были первые российские танки, принимавшие участие в боях.

В начале 1919 года в рамках военной помощи генералу Деникину англичане доставили в Новороссийск несколько мощных тракторов “Баллок-Ломбард” (Bullock-Lombard) с гусеничной ходовой частью, рулевыми колесами и двигателями в 100 л.с. В британской армии эти трактора использовались для буксировки крупнокалиберных орудий и перевозки боеприпасов на грузовых платформах.

На новороссийском заводе “Судосталь” по проекту местных инженеров два “Ломбарда” быстро превратили в импровизированные пулеметные танки, склепав для них из 10-миллиметровой противопульной брони корпуса с вращающимися башнями. Вооружение танков, получивших названия “Генерал Улагай” и “Доблестный ленинец лабинец”, состояло из четырех пулеметов “Максим”, один из которых был установлен в башне, два — в бортовых спонсонах, а еще один — в кормовом спонсоне.

Максимальная скорость эрзац-танков вне дорог была невелика — всего 8 км/ч, но проходимость, маневренность и управляемость оценивалась как вполне удовлетворительные. Обе боевые машины летом 1919-го зачислили во 2-й бронезивизион Кавказской армии, где из них сформировали 2-й бронеотряд. В сентябре-октябре “Улагай” и “Доблестный лабинец” принимали активное участие в боях под Царицыном, отражая попытки красных отбить город.

Но в начале 1920 года белым под угрозой окружения пришлось оставить Царицын. Танки вывезти не удалось – и они стали трофеями красных. Обе машины были неисправны или намеренно выведены из строя, поэтому их отправили на капитальный ремонт в Москву. Дальнейшие следы деникинских “бронеходов” теряются. Известно только, что в гражданской войне они больше не участвовали, а в следующем году в составе бронесил РККА их уже не было.

Кроме двух танков, белые летом 1919 года сделали в Таганроге на шасси “Баллок-Ломбардов” две тяжелые САУ со 120-миллиметровыми морскими пушками. На тот момент это были самые мощные самоходные орудия в мире. Они вошли в состав 6-го тракторного дивизиона морской тяжелой артиллерии Кавказского фронта и применялись в боях на Кубани.

В 1920 году обе машины были захвачены красными, дальнейшие их следы теряются.

Кроме “Баллок-Ломбардов”, белогвардейцы испльзовали в качестве базы для постройки танка другой английский гусеничный трактор “Малтипед” фирмы “Клэйтон энд Шаттлуорт”. В механических мастерских Донской армии для него сделали бронекорпус, напоминающий вагон, внутри которого установили мощное вооружение — 76-миллиметровую пушку, стрелявшую назад, и шесть пулеметов “Максим”. Экипаж состоял из 11 человек. Танку присвоили наименование “Полковник Безмолитвенный” в честь командира 3-й Донской казачьей дивизии.

Однако эта конструкция оказалась излишне перетяжеленной и в целом — неудачной. Проходимость и маневренность оказались очень низкими, при движении по бездорожью двигатель быстро перегревался, а вода в радиаторе закипала буквально через километр пути. Исользование “Безмолитвенного” на фронте сочли невозможным, его разоружили и отправили в качестве учебной машины в танковую школу. Там он прослужил до конца 1919 года, а дальнейшая информация о нем отсутствует. Во всяком случае, ни среди техники, эвакуированной в Крым, ни среди красноармейских трофеев он не значился.

Материал: https://vikond65.livejournal.com/1997191.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.