Назад нельзя, там фашисты

В ночь с 22 на 23 июня 1942 года подводная лодка М-32 готовилась выскользнуть из осаждённого Севастополя. Вечером 22-го она привезла в город восемь тонн мин и снарядов и почти шесть тонн бензина. А теперь, под покровом ночи, должна была уходить — выход из Стрелецкой бухты простреливался немецкой артиллерией и в дневное время был невозможен.

На борт перед выходом в море взошли восемь человек: два корреспондента «Красной Звезды», два штабиста Черноморского флота с чемоданами секретной документации, два раненых военнослужащих и две женщины. Других способов покинуть город — кроме как на подводной лодке — практически не оставалось.

И вот субмарина готова к переходу. Оставалось провести дифферентовочное погружение (пробное погружение для регулировки положения лодки в воде). Однако вскоре после его начала, на глубине шесть метров, в центральном посту (третьем отсеке) внезапно раздался взрыв. Его сила была такова, что выбило переборочную дверь и в соседний отсек выбросило трюмного. Всего от взрыва пострадали пять человек. Обожжённый главный механик лодки капитан-лейтенант Дьяконов, несмотря на то, что на нём горела одежда, продул цистерны, и лодка выскочила на поверхность.

Причину взрыва определили довольно быстро — виновником стал перевозимый бензин. В Севастополь его везли в балластной цистерне №4, а затем выкачивали при помощи собственной пожарной магистрали. В результате пары горючего разошлись по всей лодке, а в трюме даже образовались бензиновые лужи.

Цистерна №4 не имела вентиляции и оставшиеся в ней пары во время погружения были вытеснены давлением внутрь лодки. Достигнув критического объёма, они вспыхнули от первой же искры. Эпицентром взрыва стала «наэлектризованная» радиорубка в центральном посту.

До рассвета оставалось полтора часа, когда командир лодки капитан-лейтенант Колтыпин запросил у берега помощи. Ситуация складывалась аховая — выйти в море подводники уже не успевали, а оставаться на поверхности после восхода солнца — верное самоубийство. В итоге решили отлежаться до следующего заката на дне бухты, а затем уже пробовать выйти в море.

Раненые при взрыве упросили командира не оставлять их на берегу. Все понимали — в городе их шансы выжить стремятся к нулю.

Подлодка всё ещё была наполнена парами бензина. А пережидать предстояло весь длинный летний день, с 5 утра до 21 часа вечера. Но выбора не оставалось.

Чтобы никакие случайные бомбы и снаряды не побеспокоили, М-32 легла на глубину в 35 метров на выходе из Стрелецкой бухты. Экипажу и пассажирам оставалось только ждать заката. Колтыпин приказал всем лежать и не шевелиться, чтобы сэкономить воздух. Люди должны были провести почти семнадцать часов в лодке, вдыхая ядовитые испарения бензина.

Токсическое отравление у находившихся на борту началось довольно быстро. К 10 часам утра работоспособность сохранили единицы, к полудню большинство впало в бредовое состояние.

Акустик Кантемиров лежал на палубном настиле и плакал, говоря непонятные слова. Моторист Бабич кричал и плясал. Электрик Кижаев медленно ходил по отсекам и кричал: «Что это всё значит?».

Большинство пребывали в глубоком обморочном сне и ничего не понимали. Находившиеся на борту женщины решили, что моряки совершают какое-то странное самоубийство и умоляли их застрелить. Рассудок, хотя бы частично, сохранили только трое: сам командир, секретарь парторганизации Сидоров и старшина мотористов Пустовойтенко.

Сидоров ходил следом за взятым с берега механиком Медведевым — тот пытался открыть аварийные люки в первом и шестом отсеках. Сидоров каждый раз оттаскивал механика за ноги.

К пяти часам вечера вменяемыми остались только двое — командир лодки и старшина Пустовойтенко. Чувствуя, что больше не может держаться, Колтыпин приказал старшине дотерпеть до девяти вечера и разбудить его в это время. После чего отключился.

Время от времени командир ещё просыпался и повторял старшине свой приказ, но в целом Пустовойтенко остался один.

Огромным усилием воли старшина продержался до назначенного времени. Он прекрасно понимал: если он отключится, все люди, находящиеся на борту, навсегда останутся на дне.

Однако в 21 час разбудить ни командира Колтыпина, ни механика Медведева не удалось. Тогда он сам подал сжатый воздух в цистерны, и лодка всплыла под рубку.

Старшина открыл рубочный люк и вдохнул свежий воздух. Опьянённый, он отключился и упал назад в отсек, успев захлопнуть верхний люк.

Более двух часов никем не управляемая лодка медленно дрейфовала в ночи. Течением её отнесло на мель возле Херсонесского маяка, а через люк в шестом отсеке, всё же отдраенный в бреду Медведевым, внутрь начала поступать вода.

Старшина вновь очнулся первым. Он вынес наверх командира, а пока тот приходил в себя, включил трюмный насос и судовую вентиляцию, продул оставшиеся цистерны, задраил протекающий люк шестого отсека. Следом Пустовойтенко начал выносить наверх других членов экипажа.

Лодка стояла на мели носом к берегу, к счастью, никем не замеченная из-за непогоды — лил сильный дождь.

Сознание командира начало проясняться, и он приказал немедленно уходить от берега. Для этого надо было рвануть электромотором «полный назад». Но все ещё находившийся в полуобморочном состоянии электрик Кижаев вместе этого дал «полный вперёд», и лодка ещё больше села на камни.

«Наша лодка должна идти только вперёд, назад нельзя, там фашисты», — объяснил свои действия Кижаев.

Столкновение повредило вертикальный руль лодки — теперь она могла поворачивать только влево. К счастью, к этому времени уже очнулись рулевые и мотористы. Они запустили дизель, снялись с камней и наконец смогли выйти в море. Работающий дизель создал в лодке мощный поток из свежего воздуха, и мало-помалу в себя пришёл остальной экипаж. Утром 25 июня подлодка успешно завершила поход в Новороссийске.

Фактически лодка не погибла исключительно благодаря мужеству, стойкости и грамотным действиям старшины Николая Пустовойтенко. За это его наградили орденом Красного Знамени (на «Героев» начальство тогда было ещё очень скупо).

Пустовойтенко, как и его лодка, пережили Великую Отечественную. Его подвигу посвятили многочисленные рассказы и плакаты. Одно из произведений — рассказ «Держись, старшина!» — написал знаменитый писатель-маринист Леонид Соболев.

PS. Подводные лодки типа М — «Малютка» — тип советских подводных лодок времён Второй мировой войны, самые малоразмерные подводные лодки в Советском Союзе в этот период, водоизмещением всего 200 тонн. Разработаны специально для возможности перевозки по железной дороге. За основу при проектировании была взята подводная лодка «Минога», имеющая водоизмещение около 120 тонн.

На самом деле лодки типа М были построены по трем совсем разным проектам — серия 6 (конструктор А. Н. Асафов), серия 12 (П. И. Сердюк) и серия 15 (Ф. Ф. Полушкин). М-32 относится к серии-12.

Лодка сохранилась и сейчас стоит в музее в Верхней Пышме.

Серия-15 была довольно интересной — лодка стала полуторакорпусной, с булями по типу лодок Щ, и двухвальной (что сильно повысило живучесть лодки). Автономность плавания увеличилась до 15 суток, дальность плавания в надводном положении — 3000 миль, в подводном положении — 85 миль. Увеличение длины до 49,5 метра привело к увеличению надводной скорости до 14-15,5 узла, однако подводная скорость даже немного снизилась. К сожалению, лодки этой серии появились слишком поздно.

За годы войны ни одна «Малютка» серий 6 и 6бис не имела успеха. Из всех лодок этой серии лишь черноморской М-55 удалось дважды применить оружие — и оба раза безрезультатно. То есть, 50 лодок этих серий не смогли внести никакого вклада в разгром врага.

В отличие от предшественниц, подлодки 12 серии оказались вполне успешными и конкурентоспособными даже в сравнении со старшими по классу кораблями. Северные «Малютки» потопили четыре транспорта и три боевых корабля противника, еще один транспорт повредили. Черноморские — семь транспортов потопили, еще три и один боевой корабль повредили. Плюс транспорт, потопленный 45-мм пушкой. На Балтике «Малюткам» не удалось потопить ни одного судна. Итого на счету «Малюток» 12 серии пятнадцать потопленных и пять поврежденных транспортов и боевых кораблей, по достоверным данным, подтвержденным обеими сторонами.

Итогом боевой деятельности лодок 15 серии было потопление одного боевого корабля — но за время войны в строй вступили только 4 субмарины этой серии, и то ближе к концу войны.

В то же время при оценке результативности Малюток серий 6 и 6бис следует учитывать тот факт, что большая часть из них (34 из 49) служили на Тихоокеанском флоте (для чего их и строили с возможностью перевозки по железной дороге), и не принимали участия в Великой Отечественной войне. Только во второй половине 1944 года несколько подводных лодок этих серий были перевезены по железной дороге обратно на Черноморский флот, но приступить к боевым действиям до завершения войны не успели.

Материал: https://masterok.livejournal.com/5629625.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.