Почему марксизм не взлетел

Согласно марксистской экономической теории, угнетенные рабочие должны были быть заинтересованы в социальной революции и занять свое место на вершине властной структуры. Однако когда эти возможности предоставились, рабочие на них не откликнулись.

Посудите сами: после окончания Первой мировой войны произошло коммунистическое восстание «спартаковцев» в Берлине под руководством Розы Люксембург, был создан «Баварский совет» во главе с Куртом Эйснером; в 1919 г. также была образована «венгерская коммунистическая республика», возглавляемая Бела Куном.

В то время капиталисты очень опасались, что вся Европа может попасть под знамена большевизма. Это чувство обреченности еще более усиливалось ввиду вторжения Красной армии Троцкого в Польшу в 1919 году.

Тем не менее, Красная Армия потерпела поражение от польских войск в битве на Висле в 1920 году — что было бы невозможно, если бы множество польских пролетариев не выступило против революции. Германский «Спартак», правительства Советской Баварии и венгерской республики Бела Куна также не смогли получить широкую поддержку со стороны рабочих, и вскоре все они были свергнуты.

Однако марксисты-революционеры не признали свои теории порочными из-за этих неудач. Они обвинили в этом сам рабочий класс — мол, рабочие недостаточно созрели. Надо больше эксплуатации — и тогда рабочие дозреют.

Однако довольно быстро стало понятно, что эксплуатация не возрастает, а снижается. В капитализм привносятся элементы социализма. А это значит, что рабочие сами собой не дозреют никогда.

Тогда Антонио Грамши и Георг Лукач придумали так называемый «культурный марксизм». По их мнению, новый «коммунистический человек» должен быть создан еще до того, как станет возможной политическая революция. Это привело к сосредоточию усилий марксистских интеллектуалов на образовании и культуре — мол, рабочим надо открыть глаза на их угнетенное положение, объяснить им, как их угнетают, и тогда они всё поймут и захотят революции. Что же до культуры — то ее надо дискредитировать и разрушить.

Грамши также сделал вывод, что пока у рабочих в душе остаётся христианство, они не будут реагировать на революционные призывы. Поэтому надо сначала дискредитировать христианство — и уже потом звать к революции.

Лукач вообще считал, что для возникновения новой марксистской культуры существующая культура должна быть уничтожена. Он говорил: «Я считаю революционное разрушение общества как единственное решение культурных противоречий эпохи». Став заместителем наркома по вопросам культуры при большевистском режиме Бела Куна в Венгрии в 1919 году, Лукач занялся так называемым «культурным терроризмом». В рамках этого терроризма он ввел радикальные программы полового воспитания в венгерских школах. Венгерских детей обучали свободной любви, половому акту, внушались идеи об архаичности семейного уклада, устаревшей природе моногамии и ненужности религии, которая лишает человека всех удовольствий. Женщины тоже были призваны восстать против сексуальных нравов того времени.

«Культурный терроризм» Лукача был предвестником того, что позже, во времена политкорректности, пришло в американские школы.

В 1923 году Лукач и другие марксисты-интеллектуалы, связанные с коммунистической партией Германии, основали Институт социальных исследований в Германии, во Франкфурте-на-Майне. Институт, который стал известен как «Франкфуртская школа», и был создан по образцу института Маркса-Энгельса в Москве. В 1933 году, когда нацисты пришли в Германии к власти, члены Франкфуртской школы бежали. Большинство переехало в Соединенные Штаты.

Исследования Франкфуртской школы сочетали марксистский анализ с психоанализом Фрейда и заложили основу того, что стало известно как «теория критики». Теория критики представляла собой, по существу, деструктивную критику основных элементов западной культуры, в том числе: христианства, капитализма, власти, семьи, патриархального уклада, иерархии, морали, традиции, сексуальных ограничений, верности, патриотизма, национализма, наследования, этноцентризма, обычаев и консерватизма.

Эти критические замечания были отражены в таких работах Франкфуртской школы как «Бегство от свободы» и «Догмат о Христе» Эриха Фромма, «Массовая психология фашизма» Вильгельма Рейха и «Авторитарная личность» Теодора Адорно. «Авторитарная личность» стала настольной книгой американских политиков при проведении кампании против любых предрассудков или дискриминации согласно теории, что если это зло не искоренить, то на американском континенте может произойти второй холокост.

В свою очередь, эта кампания послужила основой для идеологии политкорректности. Да-да. Теоретики Франкфуртской школы понимали, что для достижения революции традиционные представления и существующие общественные структуры должны быть уничтожены, а затем заменены.

Патриархальная социальная структура будет заменена матриархатом. Убеждение, что мужчины и женщины разные и, следовательно, играют разные роли, будут заменены «унисексом», а представление о том, что гетеросексуальность нормальна, будет заменено представлением о нормальности гомосексуализма.

Начертав большой план, предназначенный уничтожить ценности, присущие белому гетеросексуальному мужчине, теоретики Франкфуртской школы вышли к расовым противоречиям троцкистов.

Еще Лев Троцкий считал, что угнетенные черные могут быть авангардом коммунистической революции в Северной Америке. Он осуждал белых рабочих, которые предвзято относятся к чернокожим и призывал их совместно с неграми делать революцию.

Герберт Маркузе, еще один представитель Франкфуртской школы, развил эту идею. Его основной тезис состоял в том, что студенты, негры из гетто, маргиналы, асоциальные элементы и выходцы из стран Третьего мира могут занять место пролетариата в будущей коммунистической революции. Маркузе писал, что белые люди виновны и что чернокожие представляют собой наиболее естественную силу восстания.

Вот теперь, мои дорогие друзья, вы знаете, отчего в США старательно насаждали феминизм, гомосексуализм, культ политкорректности (под которым понимаются увеличенные права для разного рода меньшинств и всякого отребья), завозили эмигрантов из стран Третьего мира, которые ничего не умеют и тупо сидят на пособиях, разрушали христианство (доведя его до венчания гомиков), и так далее.

Да-да, это такой марксизм. Пролетариат не захотел революции — ну ОК, вместо пролетариев в ход дойдет любая шваль, набранная с дна общества. «Кто был ничем — тот станет всем», как бы. На самом деле кто был ничем — тот ничем и останется, но вот их вожди под это дело продвинутся к власти.

Современный марксизм — это Хиллари Клинтон и Пусси Риот, если вы еще не поняли.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

7 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
ironback
ironback
2 лет назад

Забавный парадокс — чем более развита промышленность, а следовательно более многочисленный и организованный рабочий класс, тем менее он революционен. И наоборот чем менее развита промышленность, тем более склонен рабочий к революции. Как это оказалось в России. Развитая промышленность требует более профессионального, следовательно более образованного и, конечно же, более оплачиваемого рабочего. Ни разу не пролетария, терять то есть что.

А Кун и прочие извращенцы потом получили своё. Может кто-то даже реализовал новую нормальность в петушиных углах лагерных бараков.

Ванёк26
Ванёк26
для  Proper
2 лет назад

А не странно.
Маркс то был прав.

Henren
Henren
для  Ванёк26
2 лет назад

Ни Маркс, ни Энгельс, ни тем более Ленин или Троцкий не считали возможным и даже желательным победу революции в России. Они стремились к революции в наиболее развитой стране мира — Германии. После захвата России коммуняки направили все ресурсы страны на революцию в Гекрмании, готовилась и началась и прямая агрессия против Германии, но не прокатило — Польшу пройти не удалось. После разгрома Германии в ВМВ и победы там революционных идей паразитизма меньшинств на теле белого германского пролетария и белого германского буржуя они взялись за следующую промышленно развитую страну — Соединенные Штаты Америки, и победили. В результате США оказались отброшены на обочину исторического процесса. Что интересно — никто из коммунистов никогда не призывал к свержению английского самодержавия и победе коммунизма в Британии. В пропагандистских материалах коммунистов Британии вообще нет. Есть Америка, Дядя Сэм, американские корпорации, американский империализм — и всё. Интересно, с чего бы это? Карфаген должен быть разрушен!

Базилевс
Базилевс
для  Henren
2 лет назад

Да, Ви таки — просто опасный революционер, батенька!
А с чего должно начаться падение дома Эшеров?
— Прально, с рыгалюции в России, чтобы победившие Шариковы пронесли долгожданное освобождение по всем АААА — Африке, Америке, Азии и Австралии. От белых цисгендерных мразей, так понимаю.

Anunah
Anunah
2 лет назад

А на фотке к псто разве марксисты?)))

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.