Ракетные удары ВСУ по Антоновскому мосту

Одной из главных военных новостей последних дней стал очередной ракетный удар ВСУ по Антоновскому мосту через Днепр на окраине Херсона. Этот мост – важное инженерное сооружение, якобы связывающее российский плацдарм на правом берегу Днепра с основными силами на левом.

Общая протяженность моста составляет 1366 метров, ширина – 25 метров, ширина проезжей части – 20,5 метра, пешеходные тротуары с двух сторон по полтора метра. Мост состоит из 30 пролетов.

За две недели ВСУ не менее шести раз атаковали его различными реактивными системами залпового огня (РСЗО), основные из которых – высокоточные РСЗО американского производства M142 HIMARS – шестизарядные 227- или 240-миллиметровые на колесном шасси, оснащенные ракетами с дальностью до 70 километров.

Чтобы поразить мост, украинские артиллеристы проявили всю возможную хитрость. Каждый залп HIMARS предварялся залпами РСЗО «Ураган», отвлекавшими на себя силы ПВО и «обнулявшими» их боекомплект, после чего ПВО была необходима перезарядка. В этот момент по мосту и наносили удар ракетами HIMARS. Часть ракет наша ПВО всё же успевала отрабатывать и сбивать, но в общей сложности за две недели в мост попало больше двадцати ракет, из которых восемь – 27 июля в ходе самого масштабного (36 пусков ракет) удара.

Двухнедельная война ВСУ с мостом в районе села Антоновка закончилась тем, что уничтожить мост им так и не удалось. Все опоры моста – целы, пролеты также сохранились, но в проезжей части образовалось такое множество пробоин шириной от метра до двух, что мост был закрыт для проезда, и это тут же отозвалось просто восторженным шквалом эмоций в украинском информационном пространстве. Выведение моста из строя окрестили «великой перемогой ВСУ» и началом столько раз анонсированного украинского контрнаступления до Крыма и Ростова. Еще бы! Ведь поврежденный мост, по словам украинских пропагандистов, «отрезал русских» на правом берегу от поддержки с левого берега и теперь осталась самая малость – разгромить их и сбросить в Днепр!

Этой «перемогой» в форме «зрады» заразилась и часть российских информационных бойцов. Вокруг украинских атак Антоновского моста вновь разгорелась погасшая было ожесточенная дискуссия вокруг того, почему наше командование до сих пор не уничтожило все мосты через Днепр? Дискуссия разгорелась с такой силой, что в какой-то момент стало казаться, что целью украинских ударов был не сам мост, а тот информационно-пропагандистский удар, который нанес его вывод из строя коллективному бессознательному российского околовоенного информационного сообщества.

По крайней мере, никакого контрнаступления ВСУ так и не началось, а вот ломка копий в Сети вокруг этого факта не смолкает уже десятые сутки.

Я не собираюсь влезать в этот информационный Верден. Повторю лишь то, что сказал ранее. Идею полного вывода из строя и уничтожения всех контролируемых Украиной тридцати с лишним мостов через Днепр я считаю утопией. Если бы наша военная промышленность производила сотню оперативно-тактических ракет в сутки, то такую задачу можно было поставить, но и в этом случае ее военная целесообразность была бы сомнительной. Скорость восстановления мостов, возможности использования понтонных мостов, паромных и не только переправ потребовали бы создания отдельного смешанного ракетно-авиационного соединения («Ликвидаторы мостов») исключительно под решение этой задачи. Очевидно, что такой возможности у нас сейчас нет. Последовательный же вывод из строя мостов, конечно, осложнит логистику снабжения ВСУ, но не сделает ее настолько проблемной, чтобы нарушить их боеспособность.

Тезис, предложенный кем-то из коллег-журналистов, что каждый уничтоженный мост – это сохраненные жизни наших солдат, я для себя формулирую иначе. Уничтоженный склад боеприпасов, вооружения, ГСМ, штаб или расположение солдат ВСУ – это реальное сохранение жизней наших солдат, поэтому поиск и уничтожение этих объектов являются нашей приоритетной задачей. А мосты – только в части, касающейся их непосредственно: когда именно этот мост становится для нас проблемой или мешает нашим планам.

А теперь рассмотрим всё сказанное выше на примере поврежденного Антоновского моста. Насколько для нас является проблемой его вывод из строя? Начать стоит с того, за какое время движение по нему будет восстановлено. Имеющиеся повреждения специалисты определяют, как умеренные, не затронувшие несущие элементы конструкции моста, и их устранение при неспешной работе займет несколько дней. При этом всего в 70 километрах (50 минут на машине) выше по течению находится еще одна переправа через Днепр: дамба-плотина в районе города Новая Каховка длиной 447 метров – капитальное гидротехническое сооружение, уничтожить которое ракетами HIMARS невозможно. Тем более, что находится плотина практически на максимальной боевой дистанции – 57-59 километров от линии фронта. Чтобы попасть по ней американскими РСЗО, их придется подтащить в зону уверенного накрытия российской артиллерии, которая в последние недели преуспела в контрбатарейной борьбе. Рисковать таким ценным ресурсом ВСУ не могут и не станут. То есть без глубокого прорыва – рассечения российского плацдарма на правом берегу – отрезать русскую группировку от левого берега в районе Каховки невозможно. Невозможно это сделать и по другой причине.

Напомню, всего год назад в ходе масштабных учений инженерных войск «Запад-2021» в условиях, максимально приближенных к боевым действиям, военные понтонеры навели двухпутную понтонную переправу (мост, по которому техника может идти одновременно в оба направления) через реку Оку шириной 500 метров (о скорости процесса – чуть ниже). Он был, как конструктор, собран из штатных комплектов понтонного парка ПП-91. Напомню, с помощью всего одного такого комплекта можно навести наплавные мосты грузоподъемностью 60, 90 и 120 тонн длиной до 268 метров при ширине проезжей части 6,55 метра. Допустимое волнение – до двух баллов, скорость течения – до трех метров в секунду. При такой ширине проезжей части моста танки могут двигаться по нему со скоростью до 30 км/ч, колесная техника без ограничения скорости. Для колесной техники данный мост является двухпутным, то есть допускается организация движения одновременно в двух направлениях. Длина моста в 268 метров является не только предельно возможной, но и суммарной, то есть при необходимости можно навести одновременно сразу несколько мостов (минимум два, так как в комплекте парка четыре комплекта береговых звеньев). Помимо этого, можно навести мост из двух комплектов парка длиной 572 метра.

А теперь посмотрим на карту Днепра в районе Каховки. Поврежденный Антоновский мост имеет длину 1366 метров, при этом ширина реки – 940 метров, но всего в пяти километрах выше – там, где до сих пор находится паромная переправа через Днепр, связывавшая два берега Херсона много десятков лет – ширина реки 476 метров, а на пять километров ниже моста – 350 метров. При этом уничтожить такой мост ракетным ударом HIMARS уже на порядок сложнее. Высокая точность его ракет обуславливается наличием блока GPS, корректирующего полет ракеты в районе цели. А значит, целиком зависит от точности определения координат цели – Антоновский мост, намертво «привязанный» к земле, идеальная цель. А вот понтонный мост – цель, которую еще необходимо вовремя обнаружить, внести точные ее координаты в головки наведения ракет, при этом любое перемещение переправы даже на пару сотен метров в сторону выводит ее из-под удара – перенацеливание ракет в полете не предусмотрено. К тому же обстреливать переправу днем в степной местности – настоящее самоубийство, а с наступлением темноты «разобрать» переправу – дело нескольких минут. Напомню временной норматив: от спуска на воду понтонов до начала движения по готовому понтонному мосту войск и боевой техники – всего 30 минут. И наши понтонеры регулярно перекрывают этот норматив.

Так почему же ВСУ с такой маниакальной настойчивостью бьют по Антоновскому мосту? Мне видится только один логичный ответ: выведение его из строя – это отличный повод для пиара успехов ВСУ (при их полном отсутствии) в борьбе против «русских оккупантов». «Уничтожен стратегический мост» – именно так назвала украинская пропаганда перекрытие моста для автомобильного движения. «Русские отрезаны и обречены! Перемога!». Зримо! Мощно!

Ну а то, что в реальности никакого «отрезания» русских нет и в помине, и двухнедельная война с мостом – это не более чем «сражение за избушку лесника», как называют в военной среде такие бессмысленные «победы», понятно только военным. Но они заняты делом – громят ВСУ. Для диванной же публики «закрытый» Антоновский мост – это бесконечное поле поиска «зрады». Зато не скучно.

Материал: https://shurigin.livejournal.com/878735.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

12 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
izu4atel
izu4atel
16 дней назад

А подавление gps в этом случае по каким то причинам невозможно?

Henren
Henren
для  izu4atel
16 дней назад

Как мы видим по фото, применена MGM-140B ATACMS Block 1A Unitary. С фугасной БЧ и вертикальным конечным участком траектории. Никакой GPS, разумеется, в ней нет. В данной ракете реализована инерциальная комбинированная система наведения по заранее заданным координатам, на основе волоконно-оптических гироскопов и акселерометров, совмещенных в некоторых моделях с магнитометрами. Данная система не имеет подвижных частей, абсолютно бесшумна, прочна, не требует никаких эксплуатационных знаний и специального обслуживания.
И вообще — в реальном вооружении спутниковая навигация применяется крайне ограниченно. Это все же не Голливуд, где в кинокартинах все завязано на спутники и прочую хрень.
По факту стрельба такого типа боеприпасами производится так — от разведки получают информацию о той или иной цели. По прибытии машины/корабля в район пуска осуществляется его топопривязка по карте-двухверстке с возможным, но необязательным уточнением позиции по GPS. При возможности по каналу ЗАС идет запрос на уточнение. К примеру, получение он-лайн данных со спутника, самолетов или БПЛА, или от наземной разведки. После этого в электронный блок ракеты вводятся координаты цели, набор цифр с клавиатуры и производится ее запуск. Посему понятно, что никаких хохлов, кстати, у американских установок на Украине нет. Там кадровые офицеры армии США.

Gena
Gena
для  Henren
16 дней назад

А как же пули для кулеметов со спутниковым наведением? Их нет? Нам всё врал холливут, и на самом деле там в каждой куле сидит фиксик-камикадзе? Ты цЫнична разломал хрупкий хрустальный мир спутникового наведения!

Henren
Henren
для  Gena
16 дней назад

Вера в Голливуд сродни вере в леших, домовых, полёты на Луну и т.д.

Gena
Gena
для  Henren
16 дней назад

Значит,всё-таки фиксики…Так и зналЪ!
Кстате,тебе понравится —

comment image

Henren
Henren
для  Gena
15 дней назад

Инфляция, однако) Дык 200 лет, опять же.

Henren
Henren
для  Henren
16 дней назад

В случае с мостом все намного проще — его координаты известны, неизменны. Точку пуска можно тоже выбрать заранее. Т.е. ввел данные на базе, приехал в точку пуска, отстрелялся и свалил. В точке пуска соответственно находишься минимальное время, что позволяет не подохнуть прямо вот сразу. А это важно для американцев)

izu4atel
izu4atel
для  Henren
15 дней назад

Теперь понятно, инерционная машинерия. Спасибо за подробности.
Сколько ракет им понадобится для перфорации одного пролёта, и сколько стоит его замена. Что выйдет дороже?

Henren
Henren
для  izu4atel
15 дней назад

Понятно, что такой объект, как мост не уничтожишь, даже если залить в боеголовку какую-нибудь Composition C-3. Для этого предназначены ядерные заряды умеренной мощности, размещенные на КР «Томагавк» или, соответственно, «Калибр». Однако сама концепция ведения войны не предусматривает разрушение гидротехнических сооружений, т.к. типа «самим надо». Наоборот, действия войск и ДРГ направлены на захват их в целости и сохранности. Современная концепция ведения войны вообще не предусматривает боёв в стиле ВМВ, ибо незачем. Выключается свет у противника, и на этом боевые действия можно считать завершенными, наступает фаза гуманитарной операции по спасению той немногочисленной части населения, которую после блэкаута еще можно спасти.

Удар хохлов по мосту в данной ситуации — исключительно пиар американской РСЗО. Мост выведен из строя, расход — 36 ракет. Ремонта там — ну, неделя.

mikell
mikell
16 дней назад

Запилили бы в сети нарезку пи#&@ла Зеленского, шо «люди им важнее»… и на, раздача оружия всём отбросам и расстрел семьи во внедорожнике; «… люди важнее…» — и на, люди под взорванными мостами; «люди важнее» и на, расстрелянные тела в Буче; «люди важнее» — и на, кадры мёртвых людей на вокзале Краматорска; «люди важнее» — и на, нарезка множества тербатов и частей ВСУ, что отказываются быть «мясом», » люди важнее» — и на, расстрел бараков военнопленных; много чего «важнее»… В конце «люди важнее» и кадры Минских соглашений, затем укрозакон вступивший 24.02.2018 о Донецкой и Луганской областях, дезавуирующий Минск. Эпик.

Henren
Henren
для  mikell
15 дней назад

Да чёго о них говорить, убивать надо. Что и делается, конечно, но как-то вяло.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.