Терпению России приходит конец

Пресс-​конференция Лаврова: «Терпению России приходит конец». Много интересного, в частности:

«Нашему терпению пришел конец. Мы очень терпеливы, знаете, что мы долго запрягаем. Запрягали мы очень долго, вот сейчас уже пора нам ехать. Вот ждем, когда ямщик на той повозке нам ответит конкретно на наши предложения…

У Запада накопились обещания, а потом они были грубейшим образом выброшены в корзину в нарушение всех обязательств и здравого смысла. Россию категорически не могут устроить такие неприемлемые подходы».

Выступление и ответы на вопросы СМИ С.В.Лаврова в ходе пресс-​конференции, 14 января 2022 года

Уважаемые коллеги, Добрый день! Поздравляю всех с наступившими новым годами по всем стилям, кроме некоторых наших восточных коллег. Праздники продлятся еще месяц: китайский Новый год и по восточному календарю.

Приступили к работе после праздников «с колёс». Даже частично пожертвовали выходными днями. Нынешняя обстановка в мире такова, что отдыхать и расслабляться не приходится. Не буду детально её оценивать. Вы знакомы с подробными программными выступлениями Президента России В.В.Путина на расширенных заседаниях Коллегий министерств иностранных дел и обороны нашей страны и на большой пресс-​конференции 23 декабря 2021 г.

Всем понятно, что ситуация не улучшается. Накапливается конфликтный потенциал. Западные коллеги в решающей степени способствуют такому негативному развитию событий. Они взяли курс на подрыв архитектуры международных отношений, базирующихся на Уставе ООН. Ведут линию на подмену международного права своими «правилами», на которых они хотят заставить всех выстраивать новый миропорядок. Создаются разного рода «форматы» по направлениям международной деятельности, давно стоящим на повестке дня универсальных органов системы ООН. Происходит дублирование. Эти узкие форматы, «междусобойчики» подаются как коалиции «передовиков», диктующих новые подходы, «необходимые» сегодня всем остальным. Те, кто не присоединяется к таким мероприятиям, объявляются ретроградами, странами, пытающимися внедрить ревизионизм в международную жизнь. Хотя, казалось бы, ревизионизм – это то, чем сейчас занимается Запад. Он пытается ревизовать Устав ООН. Россия и другие страны, являющиеся нашими союзниками и стратегическими партнерами, отстаивают Устав Организации, её принципы, цели, структуру и защищают ее от ревизионизма.

Наиболее одиозный «прожект» состоялся 9-10 декабря 2021 г. – «саммит за демократию». Подготовка этой встречи, само мероприятие, его провозглашенные в Вашингтоне «результаты» – наглядный пример курса американских коллег на реидеологизацию международной жизни (от чего мы не так давно избавились) и создание новых разделительных линий.

Курс США и Североатлантического альянса откровенно провозглашен как сдерживание КНР и Российской Федерации. Не прекращаются попытки искусственно расширять состав НАТО, втягивать туда Украину. Недавно прозвучали интересные заявления от руководства альянса и США о том, что скандинавские страны, не являющиеся членами НАТО, будут приветствоваться. Попытки искусственного «заманивания» и расширения этой структуры, потерявшей смысл своего существования после «холодной войны» и исчезновения Варшавского договора, продолжаются.

В декабре 2021 г. передали США и членам НАТО два документа, обнародовали их: проекты договора между Россией и США о гарантиях безопасности и соглашения о мерах обеспечения безопасности между Россией и государствами НАТО. Они носят пакетный характер. Направлены на исключение любого дальнейшего продвижения НАТО на восток и размещения угрожающих нам систем вооружений вблизи российских границ. 10 января с.г. в Женеве состоялись переговоры между нашими и американскими экспертами. 12 января с.г. – заседание с участием стран НАТО в Брюсселе. Четко обозначили и подробно аргументировали необходимость сконцентрироваться именно на прекращении экспансии одного блока в ущерб интересам других государств на европейском континенте. Думаю, вы внимательно следили за подробным освещением этих мероприятий и интервью представителей МИД и Минобороны России.

Отмечу, нам нужны именно юридически обязывающие гарантии. Политические обязательства, которые закреплялись в 1990-е гг. (не говоря уже об устных обещаниях), никогда не выполнялись нашими западными партнерами. Судя по всему, они не собираются этого делать и сейчас. Это отдельная тема. Подробно разъясняли ущербность такого подхода, неприемлемость однобокого толкования политических обязательств о нерасширении НАТО и об обеспечении неделимости безопасности. Ожидаем от наших коллег письменных, положенных «на бумагу», ответов. Как это сделали мы, внося свои предложения. Продолжим работу над тем, чтобы быть готовыми на случай любого развития событий.

Убеждены, что при наличии доброй воли, готовности к компромиссу всегда можно найти взаимоприемлемые решения. Напомню, в начале 2021 г. удалось продлить Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений на пять лет без каких-​либо условий, как это и предлагала Российская Федерация. Оценили этот шаг Администрации Дж.Байдена в качестве одного из первых после вступления в свои права. В ходе встречи в Женеве 16 июня 2021 г. Президенты России и США В.В.Путин и Дж.Байден договорились о необходимости диалога по всем вопросам стратегической стабильности и влияющим на неё вооружениям. Было принято важное заявление, подтверждающее принцип о том, что ядерная война не может быть выиграна, поэтому она никогда не должна быть развязана. С удовлетворением отмечу, что в рамках «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН на высшем уровне 3 января с.г. принято соответствующее совместное заявление о недопустимости ядерной войны и об обязательствах ядерных держав сделать всё, чтобы её предотвратить. Этот шаг будет способствовать подготовке саммита лидеров пяти ядерных государств, с инициативой созыва которого выступил Президент России В.В.Путин. Ожидаем договоренности по организационным вопросам и повестке дня этого мероприятия. Надеемся, что оно состоится в очном режиме, как только позволит эпидемиологическая обстановка.

Работаем на западном векторе, активно действуем на других направлениях российской внешней политики. В 2021 г. развивалось интеграционное сотрудничество в рамках ЕАЭС, укреплялся процесс интеграции в рамках Союзного государства России и Белоруссии. Это способствовало продвижению инициативы Президента России В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства.

Развивали отношения в этом контексте с партнерами на азиатском континенте. Отмечали 20-​летие подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Продвигали особо привилегированное стратегическое партнерство с Индией и с большинством партнеров в АТР, а также с государствами Африки и Латинской Америки. В АТР особое внимание уделяли активным связям со странами-​членами АСЕАН в контексте формирования Большого Евразийского партнерства. Максимально использовали возможности для конструктивного диалога, который предоставляют такие объединения, как «Группа двадцати», БРИКС и ШОС.

Были вовлечены в работу по содействию урегулированию различных конфликтов (в Нагорном Карабахе, Сирии, Афганистане, Ливии), иранской ядерной программы, палестино-​израильским делам, ситуации на Корейском полуострове и в других «горячих точках». В этом контексте отмечу миссию, которую выполнили (сейчас завершают остающиеся вопросы) миротворческие силы ОДКБ. По просьбе Президента Казахстана К.-Ж.Токаева миротворцы помогли справиться с откровенной террористической угрозой, оказавшейся на территории этой страны не без влияния извне.

Внимательным образом занимались дипломатической поддержкой работы по борьбе с пандемией коронавируса и её последствиями. Вакцина «Спутник V» зарегистрирована в 71 стране. В наших контактах с зарубежными партнерами продолжаем разъяснять очевидную практическую значимость инициативы Президента России В.В.Путина, выдвинутой на саммите «Группы двадцати» 30-31 октября 2021 г., о взаимном признании национальных вакцинных сертификатов. С рядом стран такие договоренности уже достигнуты.

В 2022 г. продолжим работать на всех этих направлениях. Будем отстаивать центральную роль ООН, необходимость строгого уважения международного права, как оно воплощено в универсально согласованных и принятых документах, без попыток «растащить» его по отдельным статьям и интерпретировать их в угоду только одной группе стран.

Будем бороться с терроризмом и киберпреступностью. На этот счет есть важные решения, принятые за последний год в ООН и в других форматах. Будем поддерживать и способствовать консолидации Русского мира в качестве многонационального и многоконфессионального движения. В октябре 2021 г. состоялся VII Всемирный конгресс российских соотечественников. Были намечены дальнейшие совместные планы.

На особом контроле останутся вопросы обеспечения свободы выражения мнений и равного доступа к информации. В этой связи будем и впредь настаивать на том, чтобы западные коллеги не «отлынивали» от своих обязательств и в полной мере их выполняли.

Продолжим общаться со СМИ, если вам это интересно. Готовы к этому.

Вопрос: Вы уже сказали об итогах переговоров по российским предложениям по гарантиям безопасности в Брюсселе и Женеве. Сейчас ждем письменного ответа: от США на следующей неделе, от НАТО – в течение недели. Вместе с тем видим, что наши партнеры критически и иногда отрицательно высказываются по важным для нас положениям. Какие действия предпримет Россия, если предложения будут отвергнуты США и НАТО?

С.В.Лавров: Ожидаем письменной реакции. Есть основания полагать, что наши партнеры уяснили необходимость сделать это быстро, конкретно, «на бумаге». Мы не будем ждать бесконечно. Планы «замотать» этот процесс существуют. Если говорить откровенно, то все понимают, что перспектива достижения согласия зависит от США. Что бы нам ни говорили о необходимости консультироваться с союзниками и вовлекать всех членов ОБСЕ в эти переговоры – это все отговорки и попытки затянуть процесс.

Когда формировались отношения между Россией и НАТО, заключался Основополагающий акт, достигалось решение о создании Совета Россия-​НАТО – в контексте всех этих процессов между Москвой и Североатлантическим альянсом согласовывались политические договоренности о том, как мы будем вести себя впредь в рамках конфигурации вооруженных сил и вооружений, – никто не консультировался. Это никому не приходило в голову. Ни с ОБСЕ, ни с Европейским Союзом, который сейчас (устами Ж.Борреля) активно «обижается», что их оставили «за бортом». Можно отдельно говорить на эту тему.

Хотим видеть позицию «на бумаге», постатейно по каждому нашему пункту обоих документов получить реакцию: что подходит, что нет и почему. Если это нужно чем-​то дополнить, пусть сформулируют поправки.

Вы упомянули то, что сейчас на устах у всех СМИ, – западная реакция концентрируется прежде всего на безапелляционной констатации невозможности отказаться от принципа открытых дверей Североатлантического альянса. Но Россия не связана какими-​либо договоренностями внутри НАТО. Мы, американцы, европейцы, натовцы, нейтралы прочно связаны договоренностями и политическими обязательствами в рамках ОБСЕ. Организация в этом контексте предоставляет нам нормативную основу исключительно потому, что в 1990-е гг. достигалась договоренность о недопустимости подрыва неделимости безопасности и укрепления собственной безопасности за счет безопасности других. В тех документах (в частности, в Хартии европейской безопасности, подписанной на высшем уровне в 1999 г. в Стамбуле) зафиксированы три компонента. Их все разделили и под ними подписались.

Первое – то, о чем сейчас любит говорить Запад, – право свободно выбирать способы обеспечения своей безопасности, включая союзные договоры. Там же сказано, что каждое государство имеет право на нейтралитет. Это тоже не надо забывать. Затем идет блок, являющийся неотъемлемой частью этого компромисса, – договоренности о том, что каждое государство будет уважать права остальных стран и не будет укреплять собственную безопасность за счет безопасности других. Специально оговорено, что ни одно государство, группа стран или организация не могут быть наделены преимущественной ответственностью за поддержание мира и стабильности в Евроатлантическом регионе и не могут рассматривать какую-​либо часть этого региона в качестве сферы своего влияния.

Наши коллеги из США и НАТО, «прикарманивая» первую часть этого неразрывного пакета (право каждого выбирать союзы), пытаются перечеркнуть всё остальное, без чего первая часть не работает. Мы не связаны этой нормой (об уважении права выбирать союзы), если она будет применяться или будут пытаться ее применить в грубейшее нарушение остальных частей этого неразрывного пакета. Достаточно подробно это объяснили. Ждем письменных ответов. После чего, если станет ясно, что имеет смысл возобновить переговоры, этот вопрос будет главным.

Будем настаивать на объяснении, как наши партнеры относятся к своим обязательствам, тем более принятым на высшем уровне. Если наши предложения будут отвергнуты, то  оценим ситуацию и доложим Президенту России В.В.Путину. В рамках большой пресс-​конференции он говорил, что мы будем принимать решения с учетом всех факторов, прежде всего в интересах надежного обеспечения нашей безопасности. Гадать, как сейчас это пытаются сделать коллеги на Западе, не стану. Считаю это контрпродуктивным. Нам важно получить конкретный ответ или контрпредложения, чтобы они касались вопросов, сформулированных в наших документах и являющихся ключевыми для недопущения негативного развития в нашем общем регионе – в Европе. Будем судить по реакции коллег, насколько они серьезны.

Глава переговорной команды США в Женеве, заместитель Государственного секретаря США У.Шерман, давая интервью, сказала, что это были не переговоры, а изучение позиций. Это красноречиво. Мы пришли на эти переговоры с позициями, сформулированными «на бумаге» за месяц до даты встречи в Женеве. Американцы, которые за этот месяц так и не смогли изучить наши предложения с тем, чтобы сформулировать конкретную позицию, лишь ограничивались вопросами и устными объяснениями. Это пройденный этап.

Вопрос: Рассматривает ли Россия возможность расширения в каких-​либо странах своего политического и военно-​стратегического присутствия?

С.В.Лавров: У нас разветвлённые военные, военно-​технические связи с нашими партнёрами, союзниками. Есть наше присутствие в разных регионах мира. Это вопрос, который касается двусторонних отношений. Будем исходить из интересов глобальной стабильности, когда дальнейшие шаги будут обсуждаться с нашими союзниками на двусторонней основе в этом направлении.

Вопрос: Тема «невхождения» Украины в НАТО, активность НАТО в Восточной Европе были на повестке дня уже много лет. Россия неоднократно поднимала эти вопросы. Тем не менее, российские официальные лица называли эти проблемы неотложными, требующими безотлагательного решения прямо сейчас. Почему этот вопрос «встал ребром» именно сейчас, в ноябре – декабре 2021г.? Что произошло?

С.В.Лавров: Накопилось. За период после 1990-х гг., когда обещания, дававшиеся о нерасширении НАТО, о непродвижении военной инфраструктуры на Восток, о неразмещении существенных боевых сил на территории новых членов были грубейшим образом «выброшены в корзину» нашими западными друзьями. НАТО в течение пяти «волн» расширения подошла вплотную к нашим границам. Если в 1997 г., когда мы «оформляли» наши отношения с НАТО, только Польша была «аспирантом» на присоединение, то посмотрите, как ситуация изменилась сейчас. Более того, все эти территории активнейшим образом осваиваются в военном плане. Если наши предложения нацелены на то, чтобы сокращать военные противостояния, деэскалировать общую ситуацию в Европе, то на Западе происходит ровно обратное. Натовцы наращивают свои сухопутные силы, авиацию на территориях, которые прямо прилегают к Украине. Учения в Чёрном море, их масштаб и количество возросло многократно за последнее время, но и многое другое. У нас есть основания полагать, что те громогласные заявления, которые сейчас звучат, что если Россия не «подчинится» требованиям Запада о том, как поступать со своими войсками на своей территории (что само по себе абсурдно), то тогда в ближайшие 2-3 месяца Запад будет наращивать активность сил быстрого реагирования, сил специальных операций НАТО вокруг наших границ.

Отвечая на Ваш вопрос, скажу, что изменилось многое. Изменилась ситуация с реальной конфигурацией вооружений, военной техники, вооружённых сил в Европе. От нас неприемлемо требуют на своей территории войска направлять в казармы, а параллельно американцы, канадцы, англичане на постоянной основе расположились под видом «ротации» и в Прибалтике, и в других странах севера Европы. Создаются базы на Чёрном море. Англичане создают базы на Украине. Они строят базу на Азовском море. Это нас категорически не может устроить. Это неприемлемые подходы. Время, которое было выбрано, отражает период, давайте прямо говорить, когда Запад «зарвался». В нарушение всех обязательств, здравого смысла пошёл на «обострение». Запад осуждает насильственные действия против мирных граждан, нарушение прав человека и т.д.. Но когда кровавые перевороты совершаются людьми, присягающими «на верность» Западу, то он просто берёт их в свои «объятия». Так было с переворотом на Украине, где погибло много людей, в том числе от рук провокаторов. Переворот был одобрен США (мягко скажу) и потом был воспринят как нечто состоявшееся европейцами. Эта история известна. Никто не собирается расследовать преступления майдана, никто не собирается расследовать преступление в Одессе 2 мая 2014 г., когда людей сжигали заживо и при этом бравировали перед камерами. Это опора новой власти. Ничто не меняется. Порошенко, Зеленский, все эти «правые секторы», все эти «азовы», которые ещё до недавнего времени в Америке считались экстремистскими, но сейчас ситуация изменилась. То же самое было в Грузии в 2008 г., когда Саакашвили отдал приказ. Специальная миссия ЕС потом разбиралась с тем, что произошло и официально доложила, что именно он начал войну. Но по-​прежнему Грузия остаётся другом США. Друзьям в западном толковании можно всё, как вы знаете.

Нашему терпению пришёл конец. Мы очень терпеливые. Вы знаете, что мы долго запрягаем? Запрягали мы долго. Сейчас нам уже пора ехать. Вот ждём, когда ямщик на той повозке нам конкретно ответит на наши предложения.

Вопрос: Америка ясно дала понять, что не собирается предоставлять Вам гарантии безопасности в том, что касается неприсоединения Украины и других стран к НАТО. Россия признала, что на этих переговорах не удалось обсудить всё, что Россию беспокоит. С российской стороны было упомянуто, что если не удастся достичь этого, то будет «военный» ответ. Не могли бы Вы объяснить подробнее, что включают в себя эти «военные действия»? Что Вы будете делать? Идёт ли речь о вторжении? Что Вы подразумеваете под «военным» ответом?

С.В.Лавров: Не могу ничего добавить к тому, что сказал Президент В.В.Путин после своей пресс-​конференции, когда он дополнительно общался с журналистами. Его спросили прямо, каким может быть ответ, если предложения России по гарантиям безопасности будут отвергнуты. Он сказал, что ответ может быть самым разным. Это зависит от тех предложений, которые сделают Президенту России российские военные. Поэтому гадать не имеет смысла. Это только наши западные коллеги, прежде всего американцы, не дожидаясь развития событий, сразу хватаются за «санкционную дубинку». Уже не первый год в Государственном департаменте США существует пост главы офиса по санкциям. В дипломатическом ведомстве есть специальный целый отдел, который занимается только наказанием всех тех, кто так или иначе не соглашается с США. Бывает и тех, кто вообще ничего не сделал. Просто наказать надо, чтобы неповадно было. Мы за то, чтобы всё это решалось на основе взаимного уважения, на основе баланса интересов.

Позиция России, которая была представлена американцами натовцам, основана именно на балансе интересов. Эти документы нацелены на обеспечение безопасности в Европе в целом и каждой страны, включая Российскую Федерацию. Позиция США и их союзников заключается в том, что они хотят обеспечить себе доминирование в Европе, создать военные плацдармы вокруг Российской Федерации, создавать раздражители для нас вокруг наших границ.

Ещё раз обращу Ваше внимание на Хартию европейской безопасности, принятую в Стамбуле в 1999 г. Всё, что сейчас заявляет и делает Запад, является грубейшим нарушением обязательств, которые тогда были взяты. Ещё один пример, когда мы такую попытку предпринимали (отвечая на вопрос предыдущей коллеги, почему мы ждали до сих пор), мы не ждали до сих пор. Мы ещё в 2009 г. внесли проект Договора о европейской безопасности на рассмотрение наших западных коллег. Были достаточно невежливо не поняты. Нам сказали, что это никогда не будет обсуждаться. Мы приводили тексты документов, включая Хартию европейской безопасности, другие документы, где записана необходимость соблюдать неделимость безопасности. Мы сказали, что хотим перевести политические обязательства, которые мы все на себя взяли в юридическую обязывающую форму. Ответ был очень показательным: юридически обязывающие гарантии безопасности могут предоставляться исключительно членам Североатлантического альянса. Вот эта философия подрывает всё, что было до этого сделано в ОБСЕ после завершения «холодной войны», включая процитированный мой принцип, что ни один союз в Евроатлантике не имеет права диктовать свою волю всем другим. Вы представляете СМИ из страны-​члена НАТО. Ваш Союз этим занимается и получает от этого, судя по всему, удовольствие. Мы никакого удовольствия здесь не видим ни для себя, ни для других. Но знаем и умеем обеспечивать свою безопасность на любой случай. Заверяю Вас, мы не будем бесконечно ждать каких-​то перемен, каких-​то обещаний. Знаем, что Запад рассчитывает на сценарий, который позволит американцам сбросить с себя главную ответственность за решение этих вопросов на переговорах с нами. Сначала в Совете Россия-​НАТО попытаться это всё «растворить», привлекая своих (скажу повежливее) «соратников». В ОБСЕ в принципе невозможно вести какие-​либо переговоры. Если бы организация была готова вести переговоры, то она для этого должна стать организацией, а у неё даже нет Устава. Для того, чтобы ОБСЕ обрела юридическую, международно-​правовую субъектность, мы уже 15 лет предлагаем начать переговоры над таким Уставом. Нам отвечают (прежде всего американцы), что как раз прелесть ОБСЕ вот в этой «гибкости». В «гибкости» вопросы жёсткой безопасности никогда не решались и не будут решаться. Эти замыслы видим: всё вот так вот спустить в некие абстрактные дискуссии. Будем ожидать и твёрдо, как сказали об этом американцам, ждать именно от них реакции, которая должна быть реакцией «по-​взрослому».

Вопрос: Уважает ли Россия суверенитет Финляндии и Швеции и наше право самостоятельно принимать решения по политике безопасности, в том числе по поводу вступления в НАТО?

С.В.Лавров: Россия в полной мере уважает суверенитет и Финляндии, и Швеции. Считаем, что политика нейтралитета этих стран является одним из важнейших вкладов в общую европейскую архитектуру и в обеспечение стабильности на европейском континенте.

Вот кто не уважает суверенитет Финляндии и Швеции, так это те, кто всеми правдами и неправдами хотят спровоцировать их присоединение к НАТО. Будирование этого вопроса началось давно, далеко не сейчас. Сейчас на этапе, когда внесены предложения о закреплении «status quo ante» 1997 г., когда нам обещали многие вещи, нарушенные с тех пор Западом, активнейшим образом стали возбуждать общественность Финляндии, Швеции и напрямую, устами того же Й.Столтенберга, «зазывать» Стокгольм и Хельсинки начать процесс присоединения к Североатлантическому альянсу, заявляя, что это будет быстро, безболезненно и т.д.. Решать, безусловно, финскому, шведскому народам. Всегда обсуждаем с нашими соседями эти темы, когда проводим переговоры по международной проблематике. Видим, что руководство Финляндии и Швеции понимает все аспекты данного вопроса. У нас есть основания полагать, что вклад нейтральных государств в европейскую безопасность не ослабнет.

Вопрос: 10 января с.г газета «Нью-​Йорк Таймс» сообщила о том, что глава дипломатии ЕС Ж.Боррель направил письмо главам МИД стран-​участниц, где заявил о том, что необходимо сделать собственные европейские предложения по безопасности, а также выступил за отдельный прямой диалог лично с Вами.

Получали ли Вы подобные обращения от Ж.Борреля? Готова ли Россия вести переговоры по вопросам безопасности с ЕС отдельно от США и НАТО? Как бы Вы могли прокомментировать заявление, которое сделал Ж.Боррель в течение последних двух дней по итогам переговоров по безопасности между Россией, США и НАТО? Считаете ли Вы, что ЕС более договороспособен по вопросам безопасности по сравнению с США и НАТО?

С.В.Лавров: Что касается комментариев, которые Ж.Боррель делал в последнее время по теме гарантий безопасности в контексте переговоров, состоявшихся между нами и американцами, и встрече в Совете Россия-​НАТО. Да, мы ощутили, что Европейский Союз как-​то чувствует себя ущемленно. Произносит это вслух, призывает к тому, чтобы его вклад учитывался, чтобы не допустить каких-​либо договорённостей за спиной ЕС.

Я не знаю, и не потому, что мы этого не хотим. Сожалеем о том, что сам Евросоюз уже более 7 лет назад разрушил все механизмы, в рамках которых обсуждались практические аспекты обеспечения безопасности. Мы обратились к США и НАТО. С НАТО, по крайней мере, «на бумаге» сохраняется Совет Россия-​НАТО; Основополагающий Акт 1997 г. никто не разрушал. С Евросоюзом все каналы общения «зацементированы» нашими европейскими коллегами. Поэтому этот вопрос к господину Ж.Боррелю, к членам Европейского союза. Говоря о возможности отдельного диалога с ЕС независимо от США и Североатлантического альянса, надо спрашивать у США и НАТО, разрешат ли они Евросоюзу какие-​либо самостоятельные действия. Мы заинтересованы в независимом Европейском союзе. Внимательно наблюдаем за тенденциями, развивающимися в этом объединении. Они неоднозначны. Видим, как Евросоюз опасается, что его интересы могут игнорироваться. Они это открыто признают и после Афганистана, и после эпопеи с австралийскими подлодками, и после создания так называемого AUKUS.

Со стороны некоторых членов Евросоюза активизировались сигналы о необходимости сформировать стратегическую автономию в вопросах безопасности. Одновременно в ЕС есть жесткое лобби, которое противодействует любым попыткам «отделиться» в вопросах безопасности от НАТО и настаивает, что Альянс — это ключ к безопасности, в том числе и Европейского союза. Данные вопросы надо решать между этими двумя структурами. Нас, по большому счету, несильно беспокоит, кто будет вести переговоры, если во главе процесса будут стоять США. Именно от них зависит то, как выстраивается политика в сфере безопасности в Европе, да и в других частях мира, где НАТО сейчас стремится активно «столбить» свою роль вопреки изначальному предназначению этой организации. США смогли возобновить свою довлеющую роль на Европейском континенте через НАТО. Они активно проводят линию на гармонизацию любых действий, связанных с военными вопросами между НАТО и Европейским Союзом. Существуют специальные договоренности о военной мобильности, когда страны Евросоюза, не входящие в НАТО, должны предоставлять свою территорию и транспортную инфраструктуру для передвижения натовских сил. Это серьезный процесс. Швеция, Финляндия и Австрия периодически и даже регулярно участвуют в натовских учениях, в т.ч. учениях, которые имеют «легенду» далеко небезобидную.

Мы говорили с Ж.Боррелем «на полях» Совета министров ОБСЕ в Стокгольме 2 декабря 2021 г. и подтвердили, что мы друг друга не избегаем. Напомнил ему, что «мяч на стороне Евросоюза». Мы «не рубили концы» в наших связях. Общались с Ж.Боррелем в прошлом году и готовы общаться дополнительно. Все зависит от того, насколько ему разрешат возобновить диалог с Российской Федерацией и насколько конструктивны будут те вопросы, которые с их стороны могут быть затронуты.

Вопрос: На внеочередной видеоконференции глав государств ОДКБ, Президент России В.В.Путин заявил о том, что механизм ОДКБ реально включился. Означает ли прецедент в Казахстане, что теперь стала выше вероятность использования миротворческих сил ОДКБ при подобных угрозах и в других странах организации? Что имел в виду Президент России, когда сказал, что необходимо совершенствовать процедуру принятия решения для использования совместных сил? Как будут консолидированы силы для борьбы со спящими террористическими ячейками?

С.В.Лавров: Важно, что Президент Казахстана К.-Ж.Токаев обратился к своим союзникам в полном соответствии с Договором о коллективной безопасности, с Уставом ОДКБ. Ситуация продемонстрировала, что усилия, предпринимаемые в последние годы по созданию миротворческого потенциала, были эффективными и оказались востребованными. Как говорят: хочешь мира – готовься к войне. Слава Богу, до войны дело не дошло. Потенциал миротворческих сил доказал всему миру свою дееспособность. На Западе взирали с изумлением на скорость развертывания подразделений, направленных из всех стран ОДКБ для помощи союзному Казахстану по просьбе Президента этой страны. Операция была оценена всеми по достоинству, в этом не сомневаюсь. Надеюсь, что больше не придется этот опыт применять, но надо держать «порох сухим». Не дай Бог, что-​то подобное случится. Мы делаем все необходимое, чтобы это предотвратить, в т.ч. по линии соответствующих структур ОДКБ. Должны быть готовы, потому что поползновений извне «расшатать» ситуацию в Центральной Азии и других странах ОДКБ предостаточно. Эти поползновения стали гораздо более настырными, рискованными, опасными после того как американцы убежали из Афганистана вместе с остальными членами НАТО, оставив эту страну в том состоянии, в котором она сейчас находится, когда придется еще государство восстанавливать.

Те действия, которые я упомянул, включают в себя и борьбу со «спящими ячейками». Она должна осуществляться не по линии вооруженных сил, а по линии спецслужб, разведок. Такие структуры есть в рамках ОДКБ, под эгидой советов безопасности они функционируют. Безусловно, все это будет более серьезно восприниматься. Эта работа станет еще более востребованной.

Вопрос: Я представляю межгосударственную телерадиокомпанию «МИР», представительство которой разгромили в Алма-​Ате 9 дней назад. Мятежников не остановил тот факт, что «МИР» был создан по инициативе Н.А.Назарбаева, а учредительные документы подписывал тогдашний министр иностранных дел и сегодняшний президент К.-Ж.Токаев. Все оборудование уничтожено, срезаны даже батареи центрального отопления. Тем не менее, наши коллеги продолжают работать, выходить в прямой эфир. Как говорится: нас бьют — а мы крепчаем. Зачем нужно было крушить национальный филиал межгосударственной телерадиокомпании? Ждете ли Вы новых санкций Запада после применения сил ОДКБ? Почему ОБСЕ молчала, когда боевики крушили в Казахстане все вокруг, включая редакции, а сейчас после наведения порядка начала комментировать? Лучше бы этого не делала.

С.В.Лавров: Мы уже комментировали эту ситуацию. Сделали официальные представления ОБСЕ, прежде всего Представителю по вопросам свободы СМИ. Это действительно позорно для Организации, которая позиционирует себя в качестве «маяка». Запад говорит, что ОБСЕ – это «золотой стандарт». Но он в очередной раз доказал, что этот стандарт «двойной», а не «золотой». Неприемлемо то, что было совершено. Как Вы правильно сказали, когда громили и создавали угрозу жизни журналистам и наносили физические увечья, – они молчали. Когда ОДКБ помогла Казахстану ситуацию успокоить, нормализовать, когда пошли аресты зачинщиков, исполнителей погромов, поджогов и прочих силовых акций, они стали призывать «жить дружно», избегать насилия.

В этом плане секретариат ОБСЕ недалеко ушел от секретариата НАТО. Когда был майдан на Украине в конце 2013 г., то тогдашний Генеральный секретарь НАТО А.Фог Расмуссен публично многократно обращался к Президенту В.Ф.Януковичу с призывом не применять вооруженные силы. Но как только переворот состоялся, А.Фог Расмуссен заговорил по-​другому. Он стал призывать путчистов, пришедших к власти силовым, антиконституционным путем, применять силу пропорционально. То есть тем, кого они считали «пророссийским президентом» (хотя это совсем некорректное изложение), тем, кто с Западом «не в обнимку», нельзя. Если путчисты провозгласили, что они будут лояльны Западу, то им можно.

ОБСЕ должна избавиться от имиджа, который она заслужила за последние годы в качестве инструмента продвижения западных интересов. Состав секретариата ОБСЕ, о чем мы многократно говорили всем председателям в этой организации, всем генсекретарям, просто дискриминационный по отношению к России и другим странам ОДКБ. Будем с этим бороться. ОБСЕ надо превратить в площадку равноправного диалога, основанного на выработке баланса интересов и консенсуса. Хотя это все заложено в документах о создании этой структуры, на практике Запад активно осуществляет свою линию по приватизации секретариатов и самой ОБСЕ и всех ее институтов. Вот чем надо заниматься, а не пытаться «утопить» в нынешней аморфной организации наши инициативы по гарантиям безопасности.

Относительно новых санкций после применения сил ОДКБ не могу ничего сказать. В режиме ожидания не работаем. Мы работаем над конкретными вещами. Но наши западные коллеги способны на всё. Сейчас нам грозят санкциями в Вашингтоне: Конгресс какие-​то заготовил, что-​то подходит Белому дому, что-​то не подходит. Характеристика менталитета этих людей: они призывают подготовить пакет санкций на случай, если произойдет «нападение» России на Украину. Они не одиноки. Появились уже голоса, которые требуют, если Россия завтра или послезавтра не отведет свои войска на своей же территории от украинской границы, объявлять санкции, не дожидаясь никакого нападения. От них чего угодно можно ожидать. Смею вас заверить, мы готовы к любому развитию событий. И в сфере экономики, если у нас и были какие-​то иллюзии, то за последние 7 лет эти иллюзии «растаяли» полностью. На Гайдаровском форуме недавно затрагивалась эта тема. Даже наши известные экономисты, с репутацией либеральных, осознали, что полагаться нужно на себя. Все механизмы экономических связей, которые зависят от контролируемых Западом структур, содержат риски, но мы уже от этих рисков последовательно и быстро избавляемся, прежде всего в высокотехнологичных областях.

Вопрос: Если смотреть на опросы, которые есть на Украине по поводу вступления в НАТО, даже если это не очень вероятно, то у нас есть впечатление, что чем больше осуществляется давление со стороны России, тем больше людей на Украине говорят, что они хотят, чтобы Украина вступила в НАТО. Вы тоже видите такую связь?

С.В.Лавров: Это продолжение того, о чем мы говорили. Германия считает, что Украину надо поддерживать во всем. Вот Украина «хочет», и мы эту «хотелку» будем выполнять. А чего хочет Россия, вы не хотите узнать? Разве Россия менее важна для Европы, чем Украина? Опять логика «или-​или»: или Украину ублажить, или не знаю, что делать. У нас логика такая: чтобы все чувствовали себя в безопасности и никто не чувствовал себя ущемленным. То есть так примерно, как ситуация вырисовывалась после объединения Германии. Когда нам обещали ни на дюйм не продвигать восточнее Одера военную инфраструктуру НАТО. Как вы знаете, эти обещания были. Мы тоже хотели этого. Вот Украина хочет в НАТО, а мы хотели, чтобы НАТО не продвигалось. Украина просто хочет, а нам это обещали президенты, уважаемые люди – и ничего.

Рассчитываем, что в ФРГ помнят, какая была позиция нашей страны, когда Германия захотела объединиться. Я в 2015 г. в Мюнхене выступал на Международной конференции по безопасности и, отвечая на вопрос Крыма, упомянул в разговоре с партнерами по дискуссии, что они должны помнить, как наша страна поддержала воссоединение немцев и немцы должны понять, что русские, которые в Крыму живут (большинство населения Крыма), тоже имеют право объединяться со своей Родиной. Особенно, когда на этих русских натравили боевиков с неонацистскими лозунгами, с лозунгами «вон из Крыма». Тогда один из Ваших депутатов Бундестага громко засмеялся на весь зал, всячески пытаясь показать, что это два несравнимых вопроса. Я не думаю, что они несравнимы. Надеюсь, что не забыли в Германии позицию нашей страны, когда Ваши нынешние западные союзники сильно сомневались, что Германию нужно объединять. Но жизнь идет и продолжается.

Говоря о Крыме и той украинской власти, которую вы хотите взять в НАТО, не забывайте, что с первых же дней после того, как в Киеве состоялся госпереворот, когда «наплевали» на подпись Германии, Франции и Польши под договоренностями между В.Ф.Януковичем и оппозицией и, вопреки всем увещеваниям, всем заверениям, даже не стали слушать, что ЕС думает по этому поводу, а Евросоюз в итоге с этим согласился. После этого путчисты сразу стали заявлять, что русские в Крыму никогда не будут говорить и думать по-​украински, не будут прославлять «героев» Второй мировой войны, имея ввиду пособников фашистов С.Бандеру и Р.Шухевича. Именно тогда в Крыму восстали против этого, отбили вооруженную атаку на Верховный совет Крыма и объявили референдум. Наши германские друзья, когда мы в «нормандском формате» обсуждаем тему Донбасса и когда мы объясняем, что именно Киев должен выполнять Минские договоренности (как там записано), нам до недавнего времени отвечали, что давайте их оставим пока в стороне, давайте просто выполнять соглашения. Как можно их выполнять, не адресуя требования к тому, кто должен это делать? Мы постоянно говорим, что все нынешние проблемы Украины и в отношениях с Россией, и в отношениях со своими собственными гражданами начались с неконституционного государственного переворота. Наши западные коллеги, включая немецких, сначала говорили, что якобы все началось с «аннексии» Крыма. Когда мы им объясняем гносеологию этого конфликта, они не знают, что сказать. Недавно заявили, что это мы считаем, что это был госпереворот, а они считают, что это был «демократический процесс». Это настолько постыдно. Вот в таких условиях приходится вести серьезные переговоры.

Украина, которую Вы хотите взять в НАТО, сейчас представлена Президентом В.А.Зеленским. В свое время А.П.Яценюк, будучи Премьер-​министром Украины, говоря о людях в Донбассе, которые восстали против нацистов, назвал их «нелюдями». Недавно Президент В.А.Зеленский, говоря о них же, назвал их «особи» и заявил, что если они, «особи», будучи гражданами Украины, считают себя русскими, хотят по-​русски говорить, русскую культуру исповедовать, то должны «валить» в Россию. Наверное, ему нужно «освободиться» от тех людей, которые категорически против того, чтобы Украину втягивали в НАТО, понимая с какими рисками и угрозами для самой Украины это сопряжено. Тут много, о чем можно поговорить. Выбирать надо в нынешней ситуации не между тем, кого конкретно надо поддержать. Нужно всем объединиться и по-​взрослому договориться о том, как сделать так, чтобы выполнить «заклинание», дававшееся нашими западными коллегами о неделимости безопасности и их обязательстве не укреплять ничью безопасность за счет ущерба безопасности других.

Вопрос: Что на самом деле хотела Москва, начиная диалог по гарантиям безопасности? Россия не могла не понимать, какой будет ответ Запада. Вы сами упоминали об этом в ответах, которые звучали ранее. Для чего это надо было в таком случае? Существует версия на Украине, что Москва намеренно запросила чего-​то большого, чтобы получить что-​то другое, может быть, непубличное. Если это не так, то какие есть на самом деле аргументы у России для того, чтобы коллективный Запад изменил свое мнение? Может ли это быть Куба или что-​то другое?

С.В.Лавров: Мы не пытались играть в какие-​то игры и не пытались следовать тому сценарию, о котором кто-​то на Украине, как Вы сказали, упоминал, имея в виду «проси больше, дадут меньше». Известная такая «одноходовочка», которая используется и в обычной жизни, и в политике.

У нас все гораздо серьезнее. Мы категорически не приемлем появление прямо на наших границах Североатлантического альянса. Тем более с учетом того курса, которое проводит украинское руководство (и прежнее, и нынешнее), к сожалению. Более того, это – по-​настоящему красная линия, и они это знают. Даже если Украина остается вне НАТО, там возможны двусторонние договоренности с американцами, с англичанами, другими западными странами, которые там создают военные объекты, базы на Азовском море – это нам тоже неприемлемо. Размещение на территории наших соседей, в данном случае Украины, ударных вооружений, которые будут представлять угрозу для Российской Федерации – это еще одна красная линия. Туда сейчас хлынул и Евросоюз. Мы говорили про Евросоюз и Украину. Они сейчас активно «пиарят» свои планы по направлению на Украину военно-​учебной миссии, то есть хотят тоже внести свой вклад в тренировку, по сути дела, антироссийских подразделений. На линии соприкосновения все больше и больше концентрируется войск, в том числе, как я понимаю, их наиболее боеспособные части, это так называемые добровольческие батальоны, которые Запад раньше рассматривал как экстремистов, сейчас перестал это делать. Вот Украина перемещает по своей территории войска, причем около линии соприкосновения собрала необычно большое количество. Но Запад это не беспокоит. Беспокоит то, что Россия делает на своей территории. Но Россия никогда, ни разу, нигде ни публично, ни в закрытом режиме, не угрожала украинскому народу. А господа В.А.Зеленский и его соратники, они это делают прямо. Я приводил пример, когда В.А.Зеленский потребовал от русских убираться из Украины. Это прямая угроза. А что, если он всерьез решит накопившиеся там подразделения вооруженных сил Украины использовать, чтобы русских оттуда выгнать? Ведь обсуждается в Киеве «план Б». Даже с хорватами Д.И.Кулеба советовался об их опыте так называемой операции «Шторм», когда 200 тысяч сербов в итоге оказались за пределами своей родины и стали беженцами. Я предложил бы нашим западным коллегам, когда они оценивают, кто и куда войска на своей территории перемещает, посмотреть, какие цели провозглашают украинские радикалы во главе с президентом, по сути дела, в отношении русских и русскоязычных.

Вопрос: У меня вопросы тоже косвенно связаны с Украиной. Греция старается нефанатично поддерживать общие натовские решения, но одновременно восстанавливать и развивать свои традиционные отношения с Россией. Видимо, это нелегко для таких небольших стран, как Греция. Но видим в последнее время уже со стороны Кремля и в российской прессе упоминания, допустим, новой американской базы в г.Александрополис в Северной Греции, а именно участие в переброске военной техники на Украину. Насколько это критично для России? Обсуждали ли эту тему с греческой стороной? Уже три года с тех пор как мировое православие переживает, наверное, свою первую в истории геополитическую схизму. Ситуацию усугубляется. Схизма расширяется. Может быть, дипломатия могла бы каким-​либо образом помочь церквям, чтобы дальше не разрушать общую традицию, историю, искать компромиссы и находить их?

С.В.Лавров: Вы сказали, что Греция «нефанатично» поддерживает НАТО. Мы с греческими коллегами, с греческим народом, с Грецией как страной имеем давние отношения и исторические корни. Помним о И.Каподистрии, который стал первым правителем современной Греции после службы в Российской Федерации, кстати сказать, на внешнеполитическом фронте. Совсем недавно провели хорошие переговоры с Н.Дендиасом. Мы обсуждали все: наши двусторонние связи, перспективы развития торгово-​экономических, инвестиционных, культурных и гуманитарных отношений. Эти отношения богатые на всех направлениях, в том числе и в сфере безопасности. Затрагивали тему новых шагов, которые были сделаны в американо-​греческих отношениях по повышению статуса порта Александруполис для целей военно-​морских сил США. Читали, в каких направлениях американцы будут этот порт использовать.

В Минских соглашениях есть прямой запрет на нахождение зарубежных военнослужащих, зарубежных вооруженных людей на территории Украины. Там нет запрета на поставки вооружений на Украину. Но зарубежные военнослужащие там есть, и много. Не в тысячах измеряется (как кто-​то иногда по ошибке говорит), но там есть несколько сотен американцев, британцев и прочих. На вооружения формально запрета нет. Возвращаясь к тому, какие замыслы вынашивает нынешняя украинская власть, конечно, мы прекрасно понимаем, что все, что делает Запад в плане «накачивания» этой власти оружием, создает у нее дополнительное искушение перейти к силовым методам решения вопросов на Востоке Украины. Нам это абсолютно неприемлемо по понятным причинам. Кстати, насчет инструкторов. Нам Запад, когда мы привлекаем к этому внимание, всегда говорит: это только инструкторы, они не участвуют в боевых действиях. Я прекрасно помню телевизионную картинку во время войны в Грузии в августе 2008 г., когда инструкторы в форме офицеров американской армии (и белые, и афроамериканцы) инструктировали, как заряжать противотанковые и прочие вооружения. Не хочу, чтобы это повторилось на Украине, потому что это будет действительно уже переходом всех возможных «красных линий». Будет прямое столкновение русских граждан Украины и натовских военных. Понимаю, что Греция – член НАТО, член Евросоюза. Но мы также видим, что Греция не хочет идти по пути ужесточения антироссийских санкций. Республика в принципе не испытывает удовольствия от того, что сейчас происходит между Западом и Российской Федерацией. Мы доверяем нашим греческим друзьям, что в своей мудрости они смогут сделать выбор, который отвечает их убеждениям.

Что касается православия, то это серьезнейшая проблема. Вы говорите: может быть, дипломатия как-​то поможет? Дипломатия в принципе не должна вмешиваться в церковные дела. Государство не должно вмешиваться в церковные дела. Но всегда есть ситуации, когда жизнь сложнее. К нынешнему кризису в православии напрямую приложили руку Соединенные Штаты Америки. У них был сформирован специальный механизм, спецпредставитель по свободе вероисповедания, который на самом деле занимался не свободой, а активнейшим образом настраивал и финансировал Константинопольского патриарха Варфоломея с тем, чтобы он проводил линию на «раскол», в том числе на Украине, на создание раскольнической неканонической православной церкви Украины, которая вызвала серьезнейшие расхождения в православном мире. К сожалению, греческие церкви (элладская, кипрская и другие) находятся под колоссальным давлением, в том числе, насколько я понимаю, под давлением греческого правительства. Обсуждали это доверительно, но имеются и факты в открытом доступе. Если мы договоримся с правительствами тех стран, дипломатами тех стран, на территории которых расположены канонические православные церкви, не мешать им жить своей жизнью, в соответствии с их законами, канонами, думаю, это будет самый оптимальный вклад дипломатии и прочих государственных структур в обеспечение той самой свободы вероисповедания.

Вопрос: Недавно на границе Армении и Азербайджана прошли бои. Азербайджан применил артиллерию, беспилотники… Связано ли это, на Ваш взгляд, с помощью Армении и России в Казахстане, учитывая очень нервную реакцию в Баку и Анкаре на помощь ОДКБ властям Казахстана?

С.В.Лавров: Не видел «нервной» реакции как в Баку, так и в Анкаре со стороны официальных лиц. В Анкаре было, мягко говоря, непонятное заявление одного из советников Президента Р.Т.Эрдогана И.Шенера, который просто осудил действия Казахстана по приглашению ОДКБ. Попросили наших турецких коллег объяснить, что это означает? Официальные лица никаких негативных комментариев не делали, равно как и официальные лица Азербайджана.

Выступаем за то, чтобы как можно скорее приступить к делимитации границы между Арменией и Азербайджаном. Это не относится к карабахскому региону и вопросам урегулирования. Это сугубо двусторонний вопрос, который уже почти год, как мы предлагаем начать прорабатывать, создав для этого комиссию по делимитации и демаркации. Предлагаем себя в качестве консультантов, учитывая, что российский Генштаб и прочие структуры обладают картами, отражающими различные этапы формирования СССР, изменения в нем административных единиц и границ между союзными республиками.

Буквально вчера общался с моим армянским коллегой ровно на эту тему. Есть соответствующие предложения сторон. Чтобы комиссию создать нужно договориться об условиях. Эти условия сейчас обсуждаются, там есть расхождения. Наша позиция простая: надо садиться и уже в рамках официально созданной комиссии решать все те вопросы, которые сейчас остаются пока еще несогласованными.

Вопрос: С азербайджанской стороны неоднократно отмечалась важность делимитации и демаркации границы. В Сочи было согласовано, что будет создана двусторонняя комиссия по делимитации азербайджано-​армянской границы и Россия будет содействовать сторонам в этом процессе. Но со стороны Армении никаких действий по этому поводу мы не видим. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Это уже прокомментировал. В Сочи, действительно, достигнута принципиальная договоренность, и была выражена надежда в ходе общения с прессой, что комиссия будет создана до конца 2021 г. Жизнь сложнее. Прогресса в том, чтобы она была создана, недостаточно. Вчера общался с армянскими коллегами, у которых появились новые предложения. Мы передаем их в Баку. Будем смотреть, как сделать так, чтобы комиссия заработала как можно раньше. Еще раз подчеркну, расхождения заключаются в том, что нужно сделать, чтобы она начала работать. Это будет сложно. Убедились за то время, что эта тема обсуждается, что реально оптимально создать эту комиссию, включив в ее повестку вопросы, которые нужно решать в первоочередном порядке.

Вопрос: Как известно, в 2014 г. Председатель КНР Си Цзиньпин посетил Зимние Олимпийские игры в Сочи. В ходе недавней онлайн-​встречи с Председателем Си Цзиньпином Президент В.В.Путин заявил, что он в свою очередь посетит церемонию открытия предстоящих Зимних Олимпийских игр в Пекине и проведет первую за почти два года личную встречу со своим старым другом. Скажите, пожалуйста, что ожидает от этого визита российская сторона?

С.В.Лавров: Действительно, мы готовим официальный российско-​китайский саммит. Президент В.В.Путин по приглашению Председателя Си Цзиньпина посетит Пекин 4 февраля 2022 г. в день открытия Олимпийских игр. В этот же день состоятся полноформатные переговоры на высшем уровне. Они, как всегда в ходе общения наших лидеров, будут охватывать весь спектр отношений. У России и Китая насыщенная двусторонняя повестка дня, уникальная архитектура двусторонних связей. Такой у нас нет практически больше ни с кем, имея в виду ежегодные саммиты, встречи глав правительств и заседания пяти комиссий на уровне вице-​премьеров, которые готовят встречи глав правительств. Этой механизм доказал свою высокую эффективность. Готовятся решения, которые детально продуманы, исполнимы и реально помогающие наращивать наше взаимодействие. В прошлом году был рекордный рост товарооборота, причем весьма и весьма существенный.

На повестке дня нашего сотрудничества – внешнеполитическая проблематика с учетом обострения ситуации в мире, о чем мы сегодня подробно говорим. Россия и Китай дружно, вместе с другими единомышленниками, отстаивают нормы международного права, равноправия, защиты суверенитета, территориальной целостности государств, урегулирования всех кризисов политическим путем, невмешательства во внутренние дела какого-​либо государства. Мы эти принципы продвигаем при практическом рассмотрении конкретных ситуаций в Совете Безопасности и других органах ООН и противодействуем в этом контексте попыткам подменить международное право «правилами», которые изобретает Запад, настаивая, что именно на этих «правилах» должен строиться миропорядок. Нас с китайцами объявляют «ревизионистами», хотя все ровно наоборот. Именно Запад ревизует то, что заложено в Уставе ООН и в других универсальных нормах международного права. Вместе с китайскими друзьями и большой группой других стран – латиноамериканских, африканских, азиатских – мы сформировали в Нью-​Йорке (ООН) группу друзей в защиту Устава Организации, которая уже провела две встречи. Сейчас обсуждаем возможность проведения встречи на уровне министров. Это востребованный формат на фоне нападок на Устав ООН.

Когда мы говорим о международной проблематике, нас с Китаем объединяет и общее видение подходов к таким сохраняющимся кризисным ситуациям, как ядерная программа Ирана и необходимость восстановления Совместного плана по ее урегулированию, из которого администрация Д.Трампа вышла. Это и Афганистан. Тесно сотрудничаем в рамках ШОС, где афганская и центральноазиатская проблематики сейчас занимают особое место. Сотрудничаем и в контексте развития трансевразийского взаимодействия. Президент В.В.Путин выделил инициативу Большого Евразийского партнерства. Она коррелируется с деятельностью Евразийского экономического союза, который, в свою очередь, подписал и реализует соглашение о торгово-​экономическом сотрудничестве с КНР. В этом контексте интеграционные процессы на постсоветском пространстве гармонизируются с практическими шагами по реализации китайской концепции «Один пояс, один путь». Все вместе мы также работаем с АСЕАН в пользу сохранения ее центральной роли во всех элементах международной архитектуры в регионе АТР. Видим те риски, которые содержатся в продвигаемой американцами и другими странами Запада «концепции Индо-​Тихоокеанских стратегий», откровенно нацеленные на создание разделительных линий, подрыв центральной роли АСЕАН и на внесение конфронтации, в т.ч. с военными компонентами, в этот регион в то самое время, когда он нуждается в переговорах и инклюзивных дискуссиях, позволяющих учесть озабоченности всех и выработать консенсусные решения.

Это малая толика того, что составляет повестку дня российско-​китайского всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Уверен, что все эти вопросы мы обсудим в ходе подготовки к визиту Президента В.В.Путина в Пекин и во время самого визита. Договорились с моим коллегой и другом, Министром иностранных дел Ван И о том, что накануне переговоров лидеров проведем свою встречу, где подробно рассмотрим всю международную повестку дня.

Вопрос: Усилия Турции и России продолжают обеспечивать стабильность на Южном Кавказе. Для этого начала свою работу платформа сотрудничества «три плюс три». Но Грузия пока не присоединилась к этой платформе. Сделает ли Россия что-​нибудь для включения Грузии в формат «три плюс три»? Также сегодня представители Турции и Армении встречаются в Москве по вопросам двусторонних отношений. Как Вы оцениваете эти усилия?

С.В.Лавров: Мы, безусловно, поддерживаем эти усилия и активно в них участвуем. Они способствуют нормализации обстановки на Южном Кавказе, помогают создавать условия для того, чтобы сохраняющиеся политические проблемы решались гораздо более активно, плодотворно, путем развития экономического и иного сотрудничества между тремя странами Южного Кавказа и тремя их большими соседями – Россией, Турцией и Ираном.

Идея формата «три плюс три» была активно поддержана нами, когда ее первым упомянул Президент И.Г.Алиев, затем Президент Р.Т.Эрдоган. Мы сразу увидели хороший объединительный потенциал в этой инициативе. С первых дней ее обсуждения и при подготовке к состоявшейся в Москве встрече выступали за то, чтобы наши грузинские соседи также были вовлечены в этот процесс, исходя из того, что чем больше возможностей для общения, тем лучше для решения остающихся проблем. Сейчас общаемся с грузинскими коллегами в рамках Женевских дискуссий по Закавказью, где обсуждаются последствия агрессии Грузии августа 2008 г., и в рамках неофициального двустороннего канала, достаточно давно созданного между Москвой и Тбилиси. Процессы, начатые в формате «три плюс три», гораздо более значимые, потому что в его рамках обсуждаются перспективы развития всего этого региона.

После военных действий прошлого года при содействии Президента России лидеры Армении и Азербайджана подписали договоренности по завершению враждебных действий, развитию торгово-​экономических связей, разблокированию всех маршрутов в этом регионе. Это открывает все возможности, в которых заинтересованы и Турция, и Россия, и Иран, и Грузия. Мне кажется, что в их интересах присоединиться к этому формату без предварительных условий. Можно договориться, что мы обсуждаем в формате «три плюс три» исключительно темы, представляющие интерес для всех участников. Поскольку у нас дипломатических отношений с Грузией нет (хотя и есть там Секция интересов, но дипотношения были разорваны грузинской стороной), у нас меньше возможностей объяснять им преимущества этой формы взаимодействия. Мы обращались к нашим турецким и азербайджанским друзьям (Армения тоже может помочь) с просьбой, чтобы они объяснили грузинским соседям выгоду для них, как и для всех нас, подключения к этому формату. Оно не будет их ни к чему обязывать в том, что касается их политических позиций.

Турция и Армения назначили своих спецпредставителей. Россия помогала в том, чтобы достичь такой договоренности. Рады, что первая встреча проходит в Москве. Наша роль сводится к тому, чтобы помочь наладить прямой диалог. Надеюсь, что это будет успешно.

Вопрос: В прошлом году Вы ездили в Китай и Республику Корея, но, к сожалению, не посетили Японию. Россия начинает забывать Японию? Как Вы оцениваете текущие российско-​японские отношения? Будет ли встреча в этом году? Премьер-​министр Ф.Кисида, будучи на посту главы МИД, неоднократно встречался с Вами. Говорят, что вы пили саке и водку. Как Вы рассчитываете на взаимодействие с кабинетом Ф.Кисиды? Какие новые приоритетные направления политики с Японией Вы могли бы выделить? Какое место занимает Япония во внешнеполитическом курсе России?

С.В.Лавров: Мы, действительно, планировали визит на конец 2021 г. В связи с теми переменами, которые ранее произошли в Японии, было согласовано (по взаимной договоренности) немного подождать с этим визитом, чтобы новое японское правительство смогло определить свою дальнейшую линию и по международным вопросам, и в отношении Российской Федерации.

Мы к Японии и к японцам относимся очень тепло. Это наши соседи. У нас непростая совместная история. За последние десятилетия удалось сформировать атмосферу, позволяющую по-​товарищески излагать любые сохраняющиеся и требующие решения вопросы. Мы предпочли бы, чтобы сохранение этих вопросов и работа над их регулированием не мешала бы двигаться вперед там, где наши интересы уже сейчас объективно совпадают, и там, где Россия и Япония, объединив усилия, могли бы упрочить свои конкурентные преимущества на мировых рынках. Есть небольшие барьеры на пути продвижения этой логики. В Японии есть группа политиков, бизнесменов, считающих, что сначала нужно урегулировать «территориальную проблему», потом будет «манна небесная» в том, что касается прихода японских инвестиций «в огромном объеме» в Российскую Федерацию. Мы все-​таки считаем, что так искусственно обусловливать развитие наших отношений урегулированием проблемы мирного договора не вполне отвечает интересам и России, но прежде всего Японии. Проблема мирного договора нам досталась в наследство. Об этом Президент В.В.Путин не раз говорил своим японским коллегам. Он подтвердил, что мы заинтересованы в ее решении, прежде всего на основе договоренностей, достигнутых в декабре 2016 г. с Премьер-​министром С.Абэ. Они условились активизировать эту работу на основе Декларации 1956 г., которая гласит, что, прежде всего, надо подписать мирный договор, а потом уже рассматривать все остальное. Мы передали нашим японским друзьям проект статей такого мирного договора. Убеждены, что этот мирный договор, поскольку он подписывается не в 1945 г., а будет подписываться уже в XXI веке, не может состоять из одной фразы, что война прекращена. Он должен на деле показывать всю полноту сегодняшних связей и открывать перспективы нашего развития.

Мы хотим, чтобы у нас с Японией не было никаких недоговоренностей и недопониманий в отношении того, что между нами происходит, и не было искусственных преград в инвестиционном сотрудничестве. Знаем, что на Японию оказывается давление, чтобы они поменьше «увлекались» инвестициями в Россию. Давление оказывается и в том, чтобы Япония присоединялась к санкциям. И Япония присоединяется к санкциям. Не ко всем, но ко многим. Давление оказывается и по проблемам военной безопасности. Нас беспокоит то, что Япония давно уже стала союзницей США. Есть договор 1960 г., в соответствии с которым американцы имеют очень большую свободу маневра и действий на японской территории. Сейчас, когда США в своих доктринальных документах объявили нас чуть ли не врагами, как минимум, противниками и главной угрозой, наряду с Китаем, пребывание Японии в союзе с такой страной не вполне отвечает созданию оптимальной атмосферы для развития наших отношений.

Продолжение следует…

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

4 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Mimoproxodil
Mimoproxodil
для  Proper
12 дней назад

Да это фактически объявление того что в скором времени мы начнем бить их ногами с вопросом «и что вы нам сделаете?», понимая что ничего не сделают. Особенно красиво досталось по печени ес. Фактически указали что его мнение вообще никому не интересно и они могут скакайть сколько угодно, все равно пофиг 🙂 жёсткие меры могут быть. Очень жёсткие. И это факт. Кепке я советовал бы валить в его «имения» в хрянции. Здесь его справедливо могут зачистить как пятую колонну. Если он вообще здесь, а не в руине 🙂

Базилевс
Базилевс
для  Proper
11 дней назад

Случайное совпадение.

Базилевс
Базилевс
12 дней назад

Все прально СВЛ сказал.
А если учесть, что русские умеют быстро и качественно вводить войска для принуждения к миру и выводить, почти не нарушив девственность облагодетельствованных партнеров, то успех и восторг нам обеспечены.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.