Аксиома падающей отдачи

Все привыкли считать экономику — естественной наукой, и когда я говорю, что экономика — это отрасль этики, натыкаюсь на глухое непонимание. Потому сегодня мы не будем говорить об «экономике», а поговорим о ресурсах, а точнее — о теории их убывания.

Одна из центральных идей, вокруг которой строится вся современная кризисная философия — это аксиома падающей отдачи, или аксиома о возрастающем энергопотоке. Речь вот о чем:

Ресурсы обходятся с каждым поколением все дороже (в терминах энергозатрат, требуемых для добычи единицы ресурса) – так как более простые и продуктивные месторождения (поля, например, в случае зерна) разрабатываются в первую очередь. Поэтому любая система, где производительность труда в расчете на душу населения в физических единицах измерения стагнирует или сокращается, рано или поздно натолкнется на нехватку ресурсов для своей жизнедеятельности. Из этого следует, что требование постоянного и устойчивого роста энергопотока в расчете как на душу населения, так и на квадратный километр ареала обитания, должно быть заложено в архитектуру любой системы управления обществом, претендующей на долговечность.

Это цитата Алекса из статьи «Термодинамика Темной Эры или Пара слов о Катастрофе Бронзового Века». Здесь надо сделать ряд оговорок, дабы ввести ситуацию в рамки:

а). Прежде всего, утверждение справедливо для конечных (ископаемых) ресурсов. Для возобновляемых — не всегда. К примеру, при эффективном хозяйствовании производительность сельхозугодий не падает, а даже возрастает, и племя/народ, питающийся с этих полей, если не растёт в численности — способно прожить на нём сколь угодно долго.

б). Далее, утверждение актуально только для растущей численности населения. Если население стагнирует, или падает — рост энергопотока необязателен.

в). Наконец, важную роль в рассуждениях имеет конкуренция государств/цивилизаций: именно она, в конечном итоге, порождает прогресс и рост населения. К примеру, цивилизация майя не имела равных себе противников, а потому её развитие происходило по очень специфической схеме, не похожей на те, что были в Евразии.

Впрочем, все эти три оговорки, хоть и важны, но имеют чисто умозрительную значимость, потому что все три фактора сейчас имеют место: мы пользуемся ископаемыми ресурсами, население бурно растёт, а противостояние цивилизаций принимает очень острые формы.

Как можно вырваться из-под влияния эффекта «падающего возврата»? Есть два варианта. Первый, и самый очевидный — найти новый источник ресурсов, расширить ресурсную базу за счёт прогресса. Второй — менее очевидный: экономия.

Чтобы понять, как возможна экономия, разберём, зачем нам вообще ресурсы? Потребляем ли мы их в чистом виде?

Конечно, очень заманчивая перспектива: подключиться к розетке, и тем питаться. Но на практике это происходит иначе. Мы потребляем не ресурсы, а блага, получаемые из этих ресурсов.

Нам нужны не пахотные поля, и не пшеница с них, а пища, которой можно питаться. Не электричество из розетки, а свет и тепло. Не личный автомобиль, а способность переместиться из точки А в точку Б быстро и с комфортом. Не жилища сами по себе, а защита от холода, дождя и ветра, личное пространство и прочее. И так далее.

Отсюда очевидный способ экономии: получать больше благ, затрачивая меньше ресурсов. В принципе, если мы сумеем получить то же количество благ, затрачивая вдвое меньше ресурсов — это будет равнозначно тому, что ресурсная база расширилась вдвое.

Падающий возврат — реальная проблема

Итак, падающий возврат — реальная проблема, с которой следует считаться, особенно в наших текущих условиях, причина её — в законах физики (закон сохранения энергии прежде всего). Соответственно, раз и навсегда её решить возможно, только создав вечный двигатель (что опять-же невозможно из-за законов физики). Любое решение, которое можно предложить — сугубо временное. Даже перейдя на атомную энергию, обеспечив ЗЯТЦ — мы протянем на имеющихся запасах U-238 несколько тысяч лет. Поэтому единственный торный путь развития разумной жизни — это превращение в цивилизацию III типа. Только так можно будет дотянуть до самой тепловой смерти вселенной. Впрочем, и этот вариант временный (всего на 10-15 млрд. лет).

Главная проблема современной цивилизации — зависимость от ископаемых углеводородов. Алекс считает, что углеводороды заканчиваются прямо сейчас, и коллапс случится вот-вот (и мы видим его первые всполохи). Я же считаю, что кончается — только нефть, её легко можно заменить (на транспорте) газом, что отсрочит коллапс ещё на 30-40 лет. Что у меня, что у Алекса — это лишь вера, далёкая от научности (как и у любых предсказаний, особенно эсхатологических). Нет смысла из-за этого спорить.

Коренное решение проблемы — это переход на атом: овладение технологиями замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) и газоохлаждаемых реакторов на гелии (ГОР). Но проблема в том, что пока уровень развития науки и техники до этого не дорос. Если очень постараться, если правильно развиваться и вкладывать достаточно средств — лет через 80-100 можно будет до этого дойти. Раньше — никак (подробней об этом я напишу в главе про ядерную энергию).

В итоге всяко-разно остаётся временное окно в 40-50 лет, когда газ уже подходит к концу, атома ещё нет, а с углём хорошей цивилизации не построить. Так что, на мой взгляд, коллапса не избежать, и переживут его не только лишь все. Однако у России в этой игре — особая роль и особые шансы.

«На жизнь и пропитание» России всегда хватит: своих ресурсов у нас с запасом. Как, кстати, должны будут реагировать на наше благоденствие другие страны, когда у них самих начнётся энергетический голод? На мой взгляд, они все объединятся и повернут против нас. Более того — я считаю, что такая война, «все против нас», неизбежно будет термоядерной. А значит — к такой войне мы должны подготовиться, и в этой войне — выиграть. (Это к слову о том, почему я мечтаю сохранить существующий миропорядок на подольше. Чем дольше будет мир — тем позже начнётся война, и тем больше времени у нас будет, чтобы к ней подготовиться.)

Однако для серьёзного прорыва, цивилизационного рывка — нужен избыток ресурсов. Не только «на жизнь и на пропитание», но и на художников, поэтов и учёных, а главное — на новые, прорывные проекты (очень затратные, и без гарантий успеха). Где же достать избыток, когда весь мир на голодном пайке?

Можно привести пример из отечественной истории. Во время ВОВ страна жила на голодном пайке по всем без исключения статьям. Все силы и ресурсы направлялись на фронт, и всего всегда было мало. На военных заводах постоянно шла рационализаторская работа по сокращению издержек. На многие образцы оружия цену удалось сократить в разы. Например, стоимость грабинской ЗИС-3 удалось снизить в 7 раз! И Грабин это сделал в инициативном порядке, вопреки указаниям начальства. В итоге из вполне посредственной, и в чём-то даже сомнительной пушки ЗИС-3 стала самым массовым орудием Второй Мировой войны, очень любимым в войсках, настоящим оружием победы. Бомбардировщик Пе-2 стоил в 1941 году 420 тысяч рублей за штуку, а в концу войны — уже 265 тысяч, автомат ППШ стоил вначале 500 рублей — а к концу войны уже 148 рублей, дешевле, чем винтовка Мосина в начале войны.

Сэкономить вдвое ресурсы, и расширить вдвое ресурсную базу — это равнозначные (с т.з. доступности ресурсов) процессы, при этом экономия — зачастую многократно проще. Конечно, должны быть резервы для экономии: после введения Грабиным нового технологического процесса в 42-м, сделать ЗИС-3 ещё вдвое дешевле в 43-м, да хоть бы и на 30% — уже было невозможно. Но современная инфраструктура — катастрофически расточительна, там очень много возможностей для экономии. Личные авто — это лишь один из примеров, самый вопиющий, но вполне рядовой.

Я считаю, что можно сделать цивилизацию минимум втрое экономичней по углеводородам, нисколько не потеряв в качестве жизни, в количестве доступных благ. Помимо прочего, перейти в режим жёсткой экономии — это первый и самый очевидный шаг, естественная реакция на дефицит углеводородов. По доступности энергии это вернёт нас на уровень 60-х гг. XX века — хоть снова за лунную программу принимайся.

Нет ничего более постоянного, чем временное

Итак, любые решения — временные. И возросший возврат, после реализации концепции дешёвой инфраструктуры — тоже не продлится вечно. Нам нужно в течение 20-30 лет (пока нынешняя система в силе и всё мирно) модернизировать экономику, и затем продержаться ещё 40-50 лет, пока не подоспеют новые реакторы. При том, помимо этого, нам нужно:

— нарастить богатство населения до уровня выше, чем у нынешних лидеров (Европа и США);
— подготовить страну к термоядерной войне;
— победить в этой войне.

Как ни крути — задач очень много. И трёхкратная экономия на инфраструктуре — будет очень кстати.

Надо понимать, и хочу это особо подчеркнуть: Россия при таком варианте становится мировым гегемоном: самым богатым, самым образованным, самым технологически продвинутым обществом на планете.

Можно обойтись и без этого. (Хотя много ли вы найдёте людей, которые будут отрицать, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным?) Но без гегемонии выживание не гарантируется. Во-первых, война против нас всего мира — всё равно будет: у нас есть ресурсы, у них нет. Но выиграть в этой войне будет сложнее. Во-вторых, шансы на создание нового реактора — уменьшаются. Кто быстрее создаст реактор: кто богаче, или кто беднее?

С другой стороны, если всё делать правильно — гегемония нам гарантирована. По сути, она является самым естественным вариантом развития событий. После реализации дешёвой инфраструктуры — мы поднимемся над нынешними лидерами. А учитывая, что лидеры будут уходить с арены, и весь мир — беднеть, мы окажемся колоссом среди пигмеев. При таком раскладе победа в войне против всего мира — кажется возможной, и присоединение Европы — посильной задачей.

Итак, повторим основные положения.

1). Падающая отдача от добываемых ресурсов — имеет место быть, но с существенными оговорками.
2). Россия изо всех ныне существующих стран в наиболее выгодном положении по наличию ресурсов.
3). Кардинальное решение проблем (на ближайшие столетия) — это ЗЯТЦ и ГОР. Но до их реализации доживут не все.
4). Самое очевидное решение в условиях дефицита энергоносителей — переход в режим максимальной экономии.
5). Россия, реализовав концепцию дешёвой инфраструктуры, сможет:

— гарантированно пройти сквозь Эпоху Иссыхающей Нефти не только без потерь, но и с приобретениями;
— стать мировым гегемоном;
— показать всему миру путь выхода из энергетического тупика.

Продолжение следует…

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Кстати, по этому поводу сразу вспомнилось: Однажды ты спросишь меня, как часто я бухаю: каждый день или только по пятницам? Я отвечу: "Конечно, по пятницам". И ты уйдёшь, так и не узнав, что у меня семь пятниц на неделе.
Сортировать по:   новые | старые
Anunah
Anunah

нефть не высохнет. адын вчёный сказал шо она самонарожается в глубинах.

Роман
Роман

Было уже гегемонили в эуропе, теперь они все плюются. Давайте еще в мире погегемоним и солнеяной и в галактике.

Ванёк26
Ванёк26

Да надо над полюсами Ололошины батареи повесить на геостацыонарной орбите. Вот и электроэнергия.

colobok
colobok

Юморной чувак. Если правы те, кто обещает после ядерной войны ядерную зиму, то всё решится за два года. Не имеющие запасов еды и источников энергии просто вымрут. Некого будет присоединять. Да и зачем? И своих-то никто не обещал греть и кормить. Не забываем, что на некоторое время (кто знает, какое…) пища перейдёт в разряд невозобновляемых ресурсов.
Но мысль жить лучше всех мне нравится.

wpDiscuz