Советские зоопсихологи и крах коммунизма

Советские зоопсихологи в сухумском обезьяньем питомнике сделали два автомата, и поставили их в один вольер. Первый автомат выдавал один банан после того, как обезьяна соберёт сложную головоломку (для неё сложную – для нас простую).

Дождались, пока все обезьяны освоят эту технику. Затем в вольер поставили второй автомат – он выдавал сразу два банана, если нажать на клавишу.

Вы уже догадались, какой автомат в итоге предпочли все обезьяны?

Эксперимент этот вообще не знаю, зачем ставили. Эти учёные только деньги казённые зря переводят, и безо всякого эксперимента было ясно, какой у него результат получится. Но учёные решили всё на видео записать, доказать, скажем так, то, что не нуждается в доказательствах.

Сложная головоломка – и награда в один банан. Просто ткнул лапой в огромную яркую кнопку – и два банана. Выбор очевиден же, не правда ли?

Кому нужно много думать, много учится – чтобы потом мало зарабатывать? Не знаю, чего хотели доказать горе-этологи, но я этот пример привожу, чтобы начать разговор об интеллектуальном сопровождении сбыта и доминировании в экономике.

Если бы я сочинял рекламный слоган для сбыта доминирования в виде чудо-порошка или пасты, я бы сочинил такой:

Доходность резко прибавляет, хлопот заметно убавляет!

Это две стороны проблемы: во-первых, размер дохода с дела, во-вторых, форма его получения. Форма получения – тоже не праздный вопрос! Люди часто уходят на меньший оклад – если мотивацией служит «с грязной работы на чистую», с «тяжелой на лёгкую», с «нервной на спокойную».

А вам знакомы такие примеры? Кто-то из ваших знакомых согласился на снижение заработка, мотивируя это улучшением условий, гигиены, лёгкости труда?

Я не открою Америку, если скажу: хлопоты – досаждают. Хотелось бы без хлопот, правда? Чтобы тратить на получение искомого результата меньше сил, времени, нервов!

Но если к этой мотивации добавляется ещё и повышение доходов, то, как говорится, «выбор очевиден».

И, если вы ещё не догадались – сейчас я озвучил приговор рыночной экономике от лица человеческой цивилизации.

Не поняли? ОК, сейчас мы это распедалим.

Интеллектуальное обеспечение сбыта рассматривает потребителя как очень сложный ребус, который нужно разгадать. А ребусы такого уровня требуют предельного напряжения умственных способностей производителя и продавца.

Как сделать себя (производителя и продавца) известным потребителю? Как предложить ему самую удобную и привлекательную для него форму отношений? Как убедить его, что ему выгоднее приобретать именно у тебя, а не у твоего конкурента?

Всё это – ум, ум и ещё раз ум. Ухищрения рекламы, маркетинга, инженерные ухищрения – чтобы заинтересовать, увлечь потребителя, сделать его своим покупателем (а для этого он должен о тебе знать, верить тебе и быть тобой доволен).

Интеллектуальное сопровождение продукта современный человек, помнящий СССР, может с изумлением (лично я – с восторгом) наблюдать в современном крупном торговом центре. Всё умно и тщательно просчитано: и форма подачи, и содержание, вычислено, что именно нужно, и в каком именно виде. Товары предлагаются на любой вкус, для любой цели (отметим на полях – в том числе и порочные, преступные, безнравственные). Богатое предложение богато не только числом, но и умением предложить и продать.

То есть выживают в жестокости рынка только очень умные люди, которые умеют заранее предсказать, что вы спросите, приходя в магазин, в каком количестве, и какая форма этого продукта для вас наиболее привлекательна.

Иногда эти умные люди знают о ваших желаниях… вперёд вас! То есть вы ещё не решили, что именно вам нужно, у вас в голове ещё идут расчёты, а умный маркетолог уже заведомо эти ВАШИ расчёты завершил и итог их раньше вас вывел.

Если вы хотите и дальше читать, какие добрые плоды приносит обществу интеллектуальное сопровождение сбыта – отсылаю вас к трудам рыночников, которые на этот счёт заливаются соловьями. Они очень убедительно рассказывают, как “рыночный человек-продавец” днём и ночью напряжённо думает об удовлетворении самого взыскательного спроса, всякой готовой платить потребности.

И тут не поспоришь, потому что по современным моллам и впрямь ходить глазу приятно.

Но рыночники делают вид, что не замечают очевидного, для любого думающего человека, ПРОТИВОРЕЧИЯ.

Давайте предположим невероятно развитый интеллект. Он ежедневно развивается, чтобы улавливать и угадывать желания потребителей. Но при этом он остаётся, в сущности, жалким лакеем, обслугой этих далеко не всегда достойных, и тем более далеко не всегда умных, людей-потребителей.

Может ли развитый интеллект удовлетворится ролью вечного слуги? Нужно ли ему это? Не захочется ли ему использовать свои аналитические мощности для превращения из слуги в доминирующую силу?

Ответ очевиден.

Доминирование на рынке (в узком смысле это “монополизация”, но так-то проблема шире) – ругают многие и давно. Главная причина, разумеется, не в том, что кто-то выпускает продукт крупной серией, что само по себе и удобно, и выгодно, и попросту необходимо прогрессу. Мечты мракобесов о том, чтобы разрушить сверхкрупные узлы производства, и вернуться в мир мелких ремесленников – нелепы и антиисторичны. Да и попросту неисполнимы.

За что же ругают доминирование на рынке?

Дело в том, что если имеешь (получил) возможность ПРИКАЗАТЬ, то лебезить и клянчить согласие купить уже не нужно. Можно продолжать это делать, так сказать, из любви к искусству, но, мягко говоря, уже необязательно. И так купят что приказано.

А потому всё то, рыночное, интеллектуальное сопровождение сбыта – становится ненужным. Зачем изощряться, когда можно (и легче) не изощряться? Приказал – купили. А куда денутся?!

И происходят процессы, которые, наверное, все уже успели на себе ощутить:

– с одной стороны, доминирование резко наращивает ДОХОДНОСТЬ корпорации, потому что прибыль не выпрашивается у потенциальных потребителей всякими заманухами, а поступает как дань, в приказном порядке. И, безусловно, любому предпринимателю очевидно-выгоднее доминировать, чем заискивать и уговаривать.

– с другой стороны, доминирование снимает все стимулы интеллектуального сопровождения сбыта. И вообще стимулы развития.

Кратко говоря: берут больше и тупее. Всё больше и больше. Всё тупее и тупее.

Да, в теории рынку нужно исключить возможность поставщика ПРИКАЗЫВАТЬ (т.е. доминировать) – и оставить ему только возможность уговаривать, убеждать покупателя.

Но это напоминает сказку, в которой мыши решили, что неплохо бы кошке повесить на шею колокольчик, но так и не смогли найти мышь, которая смогла бы это практически реализовать!

Нетрудно понять, что экономика, в которой закрыт путь к монополизации и доминированию сверхбогатых собственников – уже не рыночная экономика, и частная собственность в ней не господствует. Напротив, подчинена она какой-то иной форме собственности, что и создаёт возможность контроля (хозяев не контролируют – это они всех контролируют).

Оттого все рассуждения либералов, что надо бы как-то так организовать конкуренцию, чтобы в ней не было победителей и побеждённых – это «разговоры в пользу бедных», в лучшем случае… Или просто сознательный циничный обман.

Ни интеллект, ни доминирование, в равной степени не содержат сами в себе ни добра, ни зла. И то, и другое – инструменты, которые помогут в любом деле своему обладателю, но выбирать дело – не их дело.

Ни интеллект, ни доминирование совсем не обязательно используются во зло: и то, и другое может служить и добру. Равно как и злу.

Но то, что интеллекту надоест обслуживать потребителя, лакействовать перед потребителем, и он захочет продумать систему господства продавца – очень вероятно.

Как и то, что хотя доминирование, теоретически, может использоваться для самых святых целей – чаще всего оно обслуживает личные прихоти своего обладателя, и ничего больше.

Когда мы говорим о прибыли частного лица, частного собственника – то, конечно, демонизировать их не нужно, заведомо мазать дёгтем тоже – но следует помнить математику начальной школы.

Я имею в виду, что выгода в сегменте системы противоположна выгоде системы, взятой в целом. И выгода в коротком отрезке времени (сегменте времени) противоположна длинному промежутку времени (собственно времени).

То есть – в локации умно совсем не то, что умно, если рассматриваешь совокупность. Локация создаёт не просто искажение интересов общества, а перевёрнутую картину мира.

Любой автономный хозяйствующий субъект движется по указанной нами схеме наращивания монополизации и своего доминирования – при условии, что он радеет о повышении локальной выгоды в своём сегменте, что и оборачивается для системы смертным приговором.

Отдавать что-то взамен взятого – менее выгодно, чем ничего не давать. В промежутке – отдавать мало выгоднее, чем отдавать много. А идеал личной выгоды – когда твои права бесконечны, а твои обязанности равны нулю. Когда ты, ни с кем не согласуя, взял всё, чего хотел, а даже если и отблагодарил, то только в том размере, в каком сам захотел (совершенно очевидно, что именно так сегодня «торгуют» со всем миром США).

У Ф.М. Достоевского есть такой яркий персонаж – Пётр Лужин. С ним связана так называемая «Экономическая теория целого кафтана». Лужин говорит:

«Если мне, например, до сих пор говорили: «возлюби»… выходило то, что я рвал кафтан пополам, делился с ближним, и оба мы оставались наполовину голы… Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо всё на свете на личном интересе основано. Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует, и кафтан твой останется цел. Экономическая же правда прибавляет, что чем более в обществе устроенных частных дел и, так сказать, целых кафтанов, тем более для него твердых оснований и тем более устраивается в нем и общее дело.

Стало быть, приобретая единственно и исключительно себе, я именно тем самым приобретаю как бы и всем и веду к тому, чтобы ближний получил несколько более рваного кафтана и уже не от частных, единичных щедрот, а вследствие всеобщего преуспеяния».

Р. Раскольников отвечает Лужину: «А доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать…»

Раскольникова, как и Достоевского волнует, в первую голову, нравственный вопрос: можно или нельзя? А мы смотрим с другого угла зрения, экономического, мы вычисляем максимум и минимум ситуационно-возможной прибыли, при учёте того, что именно прибыль является первой (и единственной) уставной целью частнокоммерческого предприятия.

И с этой точки зрения – всё ясно. Арифметика не может с чистым сердцем написать «3 > 10» (как это, кстати говоря, сделали марксисты) и требовать считать это истиной! Отобрать всё – это больше, чем отобрать часть. Это же очевидно. И если вы, вослед марксистам, собираетесь врать, что 3 > 10, то и конец будет соответствующим, как у марксистов: разоблачение и изгнание. И ладно, если только со смехом, а может и до рукоприкладства дойти, и до расстрельных стен!

Разумеется, для общества В ЦЕЛОМ очень выгодно, и полезно, чтобы и продавец, и покупатель действовали друг с другом по взаимному согласию, а не насилием, шантажом и террором.

А теперь интересный вопрос: это общество “В ЦЕЛОМ”, в так сказать неограниченном пространстве и времени, включающем и предков, и нерождённых потомков – оно где? Это, очевидно, какая-то связующая ткань между отдельными сегментами общества, но можно ли её как-то увидеть, пощупать, рассмотреть отдельно от сегментов?

Это самое общество “ВООБЩЕ”, которое другого цвета, нежели слагающие его персоны – мы сможем как-то выделить и рассматривать? Или оно существует только умозрительно – как прости Господи “демон Максвелла”?

Церковь уже довольно давно сформулировала – “каждый за себя, один Бог за всех”. И если Бога нет – то арифметически каждый за себя, и всё на этом. Человек человеку волк, грабь награбленное, отнять и поделить (а еще лучше самому всё забрать), вот это всё.

Если взять сегменты локально – то справедливость отношений, никому не делающая преимуществ – невыгодна каждому из них. Если есть 50 рублей и 5 человек, то никакая форма раздела не может быть выгоднее одному, чем получение им одним всех 50 рублей (а остальным – шиш с маслом). Любая иная форма раздела, равными или неравными долями – всё равно даст ему меньше 50, максимального выигрыша по условиям этой игры.

Это же элементарная логика: если всем одинаково хорошо, то никому в особенности не хорошо. Если всем не хуже, чем всем другим, то никому и не лучше, чем всем другим.

Покупатель заинтересован заплатить как можно меньше, а не столько, сколько продукт стоит.

Продавец то же самое, но наоборот.

Поскольку вся наша цивилизация стоит на краеугольном камне по имени «Разум», «Мышление», то всеми чудесами науки и техники мы обязаны интеллектуальному сопровождению сбыта всяческих дел человеческих.

Человек придумал орудие. Потом усовершенствовал его. Потом ещё и ещё. Из палки-копалки в итоге вышел трактор. Человек вкладывал ум в производство, и результаты сего восхищения достойны еси.

Отсюда вытекает, что добывание 1 банана решением сложной головоломки более полезно для развития обезьяньего рода, чем получение 2 бананов через нажатие кнопки.

Вот только как обезьян в этом убедить?

Материал: https://vamoisej.livejournal.com/10937259.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

2 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Николай Соколов
Николай Соколов
3 месяцев назад

Попадалась и другая мулька, умная обезяна решала головоломку и получала бананий и тут же из контингента нарисовывался другой примат и отнимал заработаное непосильным трудом.

Henren
Henren
3 месяцев назад

Резать людей – это дикость и вообще какое-то средневековье. Сокращать популяцию можно современными методами.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.