Советский танк без пушки

В Техническом центре парка «Патриот» находится немало образцов военной техники послевоенного периода, которые стали тупиковой ветвью развития. Некоторые из них даже были приняты на вооружение, но дальше их судьба не сложилась.

Одним из таких тупиковых образцов бронетанковой техники стал ИТ-1, он же Объект 150, первый советский образец бронетанковой техники, оснащенный ракетным вооружением. Работы по данной теме начались в 1957 году, закончившись принятием ИТ-1 на вооружение Советской Армии 6 ноября 1968 года.

Машина была серийной, изготовили 193 штуки. Но судьба ИТ-1 оказалась схожей с американским M60A2.

Правда, есть два момента, которые характеризуют советскую программу танка с ракетным вооружением как куда более разумной. Во-первых, у ИТ-1 был собрат с пушечным вооружением. Известен он вам как Т-62 (да-да, исходно это был танк-истребитель с ракетой).

Во-вторых, ракетное вооружение наши танки таки получили. Но стрельба раетами теперь ведется через ствол орудия — то есть по «американской» схеме. От которой сами американцы отказались.

Ну а ИТ-1 стал музейным экспонатом. В этом смысле судьба ИТ-1 оказалась похожа на американского коллегу — M60A2, известному как Starship. У которого прозвище Starship появилось по принципу «сложный, как звездолет».

Идея американцев была довольно простой. У них тогда как раз появились управляемые противотанковые ракеты MGM-51 Shillelagh, диаметр которых составлял уже достаточно небольшие 150 мм. Ракеты сырые, ненадежные и очень, очень дорогие, но именно они были призваны стать ассиметричным ответом советским танковым армадам. Соответственно американские конструкторы взяли орудийную систему М81 (152-мм мортира низкой баллистики) с легкого танка М551 Шеридан, и поставили на новейший американский танк того времени – которым оказался М60 Patton.

Идея была в том, что такое вооружение позволит эффективно поддерживать пехоту осколочно-фугасными снарядами, и при этом поражать советские танки управляемой ракетой, запускаемой через ствол орудия.

Первые деньги на проект, получивший название М60А2, конгресс США выделил в 1966 году, наивно полагая уже через год увидеть результаты. Реальность оказалась несколько иной. На выбор конструкторами было предложено 4 варианта турелей одна другой краше. Только турель модели «D» была схожа с башней оригинала, остальные три имели достаточно странную форму и приплюснутый силуэт. Военные все же выбрали модификацию «В», считая, что меньший забронированный объем приведет к уменьшению общей массы танка и, следовательно, повышению его маневренности, которая у первоисточника М60А1 была далеко не на высоте.

Но хрен они угадали. Помимо того, что конструкторам пришлось решить массу проблем, связанных именно с малым объемом, новая башня получилась на 5 тонн тяжелее, да и до ума ее доводили вплоть до 1971 года.

Первые серийные машины сошли с конвейера в 1973 году (по некоторым данным в 1974), и на 1975 год их успели произвести в количестве 526 штук.ъ

Новое вооружение принесло с собой все тот же ворох проблем, который так радовал танкистов на Шериданах. Это и отсыревающая сгораемая гильза, которая рассыпается в руках или не входит в казенник, и тлеющие угольки, залетающие в боевое отделение после выстрела, грозящие поджечь весь боекомплект. Одно благо – решения уже были отработаны и внедрены на М551, поэтому установка продувочного комплекта ствола и новые целлофановые пакетики для гильз все решили. Опять же, живучесть ствола была всего на уровне 100-200 выстрелов в противовес 1000 на М60А1.

Концепция применения М551 не предусматривала прямого противостояния с танками противника, а исключительно работу из засад и на опережение. Поэтому особенность Шиллейлы становиться на боевой взвод метров через 700 полета была не так важна. Совсем другое положение у тяжело бронированной машины. Для танка вполне нормальная ситуация вести маневренный бой с аналогичной бронетехникой. И что в итоге происходит, если вдруг Т-54 выскакивает из ближайшего оврага в 200 метрах от ракетного Паттона? Экипаж последнего начинает судорожно доставать заряженный ПТУР и менять его на кумулятивный снаряд, если успевает, конечно.

Эргономика боевого отделения – отдельная песня. Системы управления были показушно роскошными, слишком яркими и исключительно сложными для танка. Благодаря необычной форме башни все члены экипажа были физически изолированы друг от друга. Что при этом делать, если по какой-то причине выходило из строя ТПУ история умалчивает. Если члена экипажа ранили, то его спасение остается исключительно на его совести, потому что снизу не поможешь, а сверху у каждого был свой лючок, который в боевой обстановке тоже задраен. Да-да, три люка на башне и один в корпусе для мехвода, чтобы броня крепче была, так сказать.

Были у танка и преимущества, так, например, лазерный дальномер и электронный комплекс управления огнем существенно повышали вероятность поражения цели, а тепловизионная оптика — и ее обнаружения. Впрочем, эти достоинства явно терялись в нескончаемом потоке недостатков.

Например, сотрясение башни от стрельбы обычными кинетическими боеприпасами напрочь выводило из строя систему управления ракетами. Если экипажи желали израсходовать все 13 ракет — они должны были их использовать все и сразу, потому что чередовать с обычными снарядами – не получалось. В целом надежность орудийной системы была ниже среднего. Служившие в тех частях техники вспоминают, что, если происходили учебные стрельбы, приходилось по ночам переставлять рабочие электронные блоки с отстрелявшейся машины на ту, стрельбы которой были назначены на завтра.

Несомненно, на момент своего появления М60А2 был самым технически продвинутым танком в мире, но это его и погубило. Нехватка запасных частей, неспособность техников отремонтировать машину в полевых условиях — все это привело к тому, что к 1981 году последний ракетный Паттон сняли с боевого дежурства. Заменяли их на новую модификацию М60А3, в которой более совершенная СУО несколько уравняла шансы против советских танков, вооруженных более мощными пушками. А списанные «Старшипы» переделывали в мостоукладчики.

СССР начал работы над ракетным танком раньше. Ракетный танк «Объект 150» начал проектироваться в КБ УВЗ с 1957 года. ОКБ-16, руководимое А. Э. Нудельманом, вело разработку ракетного вооружения. А. А. Расплетин, руководитель КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности, был приглашен в качестве консультанта по системе управления. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса.

Эскизный проект ракетного танка подготовил завод № 183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы то, что позднее все узнали как танк Т-62.

Н. С. Хрущёв, проконсультировавшись со своими советниками по ракетному оружию, требовал от конструкторов, чтобы они создали противотанковый управляемый реактивный снаряд для запуска не с направляющей снаружи башни, а из танковой пушки, оперение которого выпрямлялось бы уже в полёте, а боекомплект расположить непосредственно в башне, в зафиксированном магазине барабанного типа с автоматизированной подачей (логика посоветовавших это Хрущёву заключалась в том, чтобы увеличить начальную скорость снаряда, за счёт чего придать ему большую устойчивость и сократить время на перезаряжание, поскольку барабанный магазин обладал целым рядом преимуществ в плане упрощения работы автоматики системы заряжания). На это Карцев возразил, что имеющиеся технологии не позволяют сделать выпрямляющееся оперение без ущерба для управляемости ракеты, по его словам, она бы упала сходу после вылета. Кроме того, это потребовало бы полной переработки всей системы управления огнём и устройства башни, а барабан внутри обитаемого пространства танка создавал неудобства для экипажа, поскольку для наводчика-оператора не оставалось свободного места в башне существующего размера. Присутствовавший в ходе показа главный конструктор ОКБ-52 В. Н. Челомей обязался предоставить в распоряжение коллег из ЦКБ-14 имеющиеся наработки по складывающемуся-выпрямляющемуся в полёте оперению ракет. Тем не менее, Хрущёв в итоге всё же одобрил проект в том виде, в котором он был ему представлен без необходимости переработки, и поздравил Карцева с успешно выполненным заданием партии и правительства.

Впоследствии, 14 сентября 1964 года во время показа боевых возможностей комплекса «Дракон» высшему руководству страны, офицер полигона Г. Б. Пастернак, принимавший активное участие в отработке системы управления и лучше других испытателей освоивший перспективный комплекс (долгое время он был единственным, кто мог эффективно стрелять танковой ракетой), с ходу тремя ракетами с дистанции 3 тыс. метров поразил одну за другой три движущиеся танковые мишени. Видевший всё это Хрущёв тут же сделал вывод о том, что если танки с такой лёгкостью поражаются ракетами, то в них нет практической потребности, что он повторил на следующий день, 15 сентября, выступая в Кремле: «Вчера я видел, как эффективно уничтожаются танки уже на подходах. При наличии таких противотанковых ракет танки оказываются ненужными!».

С тех пор конструкторы танков и возненавидели идею ракетных машин. Как об этом пишут в педивикии:

Однако, сами же конструктора, в первую очередь Л. Н. Карцев, зная реальные боевые возможности комплекса, гораздо более скептически относились к перспективам замещения обыкновенных танков ракетными.

Отстранение Хрущёва от власти воспрепятствовало реализации планов по полномасштабной постановке указанных образцов боевой техники на вооружение, а работа над ИТ, как и над другими ракетными танками и самоходными ПТРК-истребителями танков, была в значительной степени приостановлена и продолжалась гораздо более медленными темпами (в итоге было выпущено менее двухсот машин, которые не приняли участия в вооружённых конфликтах).

До конца 1964 года было сделано 94 испытательных пуска ракетами «Дракон». Этап проектирования был закончен в 1965 году.

Разумеется, на этом в СССР не успокоились, и выродили вот такой ракетный танк Объект 775 в КБ Челябинского тракторного завода:

В отличие от других ракетных танков («Объект 287», ИТ-1), «Объект 775» имел полноценную башню из литой стали, которая была оснащена 125-мм нарезной пусковой ракетной установкой, которая могла стрелять как управляемыми, так и неуправляемыми ракетами.

Орудие-пусковая установка Д-126, разработанное ОКБ-9 УЗТМ, представляло собой безоткатную систему с нарезным стволом

Управляемая ракета «Рубин» калибром 125 мм и длиной 1505 мм имела кумулятивную боевую часть, которая пробивала вертикально расположенную стальную броню толщиной 500 мм. Ракета наводилась на цель с помощью полуавтоматической системы по радиокомандам. Скорострельность ПТРК «Рубин» составляла 4-5 выстр./мин, максимальная дальность стрельбы — 4000 м, а максимальная скорость полета ракеты -550 м/с. Дальность стрельбы неуправляемым снарядом «Бур» составляла 9000 м, дальность прямого выстрела — 750 м, скорострельность — 8-10 выстр./мин.

Пусковая ракетная установка «Д-126» имела 32 нареза на внутренней части ствола и была создана в ОКБ-9 специально для «Объекта 775». Она имела полуавтоматический механизм заряжания и дистанционно управлялась командиром-оператором. Д-126 была стабилизирована в двух плоскостях стабилизатором 2Э16.

На «Объекте 775» применялась гидропневматическая подвеска вместо широко используемой торсионной. Она имела дозирующее (ступенчатое) устройство, которое позволяло изменять дорожный просвет танка. Дизельная силовая установка и трансмиссия «Объекта 775» были заимствованы у танка Т-64 и подверглись небольшим изменениям.

Танк «Объект 775» имел малую общую высоту, которая была достигнута специфическим расположением экипажа, отсутствием противооткатных устройств орудия и компактному затвору. Малая высота в сочетании со сравнительно небольшими размерами позволили усилить бронезащиту «Объекта 775» по сравнению с пушечными танками той же массы.

На испытаниях «Объекта 775» выявились его хорошие подвижность и проходимость, незаметность и меньшая степень уязвимости благодаря низкому силуэту и изменяемому клиренсу. Это дало толчок к разработке новой ветви бронетехники — «истребителей танков», отличающихся небольшой высотой и габаритами, но достаточно мощным вооружением.

Сам же ракетный танк «Объект 775» не был принят на вооружение из-за сложности устройства и низкой надежности системы наведения управляемых ракет, а также якобы из-за плохой видимости экипажем поля боя.

Больше странной военной техники — на источнике:

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

0 Комментарий
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.